Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Biya

Некоторые особенности советской науки





На фото: Андрей Петрович Ершов


Если сегодня произнести такие имена, как Билл Гейтс или Стив Джобс, то вряд ли найдутся люди, которые не знают кто примерно это такие. Такое имя, как Никлаус Вирт, например, знакомо куда меньшему числу людей. Ну а – Андрей Петрович Ершов? Боюсь, даже среди любителей советской старины не много найдётся тех, кто знает кто это такой. Поэтому сперва пара слова о том, кто такой Ершов. Андрей Петрович Ершов – один из выдающихся советских теоретиков программирования. Он писал программы ещё для древних советских ЭВМ БЭСМ и «Стрела» в конце 50-х. Он дружил со многими мировыми гуру программирования, такими, например, как Эдсгер Дейкстра и Дональд Кнут. И не просто дружил, а как равный среди равных обсуждал какие-то идеи, предлагал свои, то есть Ершов может считаться одним из тех, кто закладывал базовые идеи современного программирования. Андрей Петрович Ершов отстаивал тут точку зрения (симпатичную, кстати, и мне), что в современном мире программирование является второй грамотностью и человек, не знакомый с программированием, в конце XX века уже не может считать полностью грамотным. Он много работал на Вычислительном центре СО АН СССР в Новосибирске. Вообще, он ещё в начале 70-х предлагал на базе ВЦ создавать хозрасчётные предприятия по производству программного обеспечения, за которое разработчики должны были бы получать процент с продаж, а не фиксированную зарплату (нечего и говорить, что эта идея тогда не была реализована). Что ещё? Сложно сказать, что было бы, живи он на Западе. Имея теоретический ум программиста, как, скажем, у Вирта и практическую жилку, как у Гейтса, он бы наверное далеко продвинулся. Он и в СССР конечно далеко продвинулся. Доктор физико-математических наук, академик АН СССР – это вам не просто так. И всё же, и всё же… Хочу показать один документ.

Collapse )





promo germanych july 11, 2013 15:55 82
Buy for 50 tokens
Некоторое время тому назад условно-патриотическая общественность была взбудоражена сообщениями, что оказывается первый в мире персональный компьютер изобрёл инженер из Омска Арсений Горохов, да ещё аж в 1968 году. Экзальтированные дилетанты бросились бить во все колокола: «Он получил…
Biya

Гипотеза о принципах воздействия COVID-19







Ситуации с коронавирусом COVID-19, безусловно, представляет большой интерес не столько с медицинской зрения как таковой, сколько с точки зрения осмысления неких глобальных информационных процессов. Скажем, реакции руководства многих стран на эту эпидемию и тотальный страх и паника, распространившиеся во всём мире, совершенно несопоставимы с реальной опасностью этой болезни. Болезнь есть, и от неё даже умирают некоторые больные (на фоне, естественно, других своих тяжёлых болезней), но реагирование на эту эпидемию такое, словно речь идёт о Бубонной Чуме, выкашивавшей когда-то за несколько месяцев целые города. Да пожалуй, на фоне тотальной эскалации страха во всём мире, можно даже подумать, что Бубонная Чума не страшнее насморка на фоне «Его Величества COVID-19». Это максимально быстрое и тотальное распространение паники и страха, безусловно, напрямую связано с тотальным распространением личных средств приёма и передачи информации (смартфоны) и социальных сетей. Четверть века точно такая же вспышка этой болезни к такой эпидемии страна не привела бы. Многие помнят появление «Чумы XX века» – сегодня это название просто смешно слышать – СПИДа. Тогда тоже возник определённый страх, тогда тоже во всём мире начались профилактические мероприятия (в основном направленные на привитие идеи «безопасного секса»). Сегодня лекарства от СПИДа так и не найдено. Люди от него мрут точно также, как и ранее. Но в целом никого это не парит. Да и в момент возникновения этой болезни общемирового тотального ужаса не было. Потому что не было смартфона в каждом кармане и фейсбука почти в каждом смартфоне. Но это один аспект, который, разумеется, ещё ждёт своего исследователя из сферы теории массовых коммуникаций. Но есть и не менее интересный аспект. Коронавирус COVID-19 наносит свои удары как-то достаточно выборочно. И, что странно, тяжелее всего пришлось наиболее развитым странам (Западная Европа и США), в которых и медицина получше, и население привыкло следить за своим здоровьем куда интенсивнее, чем в других странах. А процент смертности от этого вируса почему-то выше именно там. Почему? Ответа нет. Но есть гипотеза. На мой взгляд, любопытная.

Collapse )



columbia

Разминка для ума








На фото: Великий немецкий философ Фридрих Ницше никак не может решить задачу из журнала «Наука и жизнь».


Ладно, давайте немного отдохнём от всех этих споров и малость взбодрим серое вещество. Тем более к тому есть немало причин. Ведь знаменитый советский журнал «Наука и жизнь» не только снабжал советских людей полезными советами по использованию старых стержней, но и заставлял по настоящему думать. Раздел «психологический практикум» этого журнала ежемесячно предлагал головоломки, некоторые из которых и сегодня вводят в глубокую задумчивость. Поэтому тех, кто любит логические задачи, приглашаю окунуться в мир советских головоломок.

Collapse )





columbia

Свои но забытые



Иллюстрация из книги А.Чижевского «Физические факторы исторического процесса».

Oldies but... forgotten

Благодаря рекламе сегодня многие слышали про ионизатор воздуха, продвигавшийся в торговле под наименованием «Люстра Чижевского». Но не все знают, что про теорию Чижевского о влиянии физических явлений на исторические процессы. Эту теорию он изложил в книге «Физические факторы исторического процесса» (Калуга, 1924 год).

Чижевский обратил внимание на то, что циклы солнечной активности совпадают с общественно-политическими процессами, протекающими на земле. Он разбил солнечную активность на 11-летний периоды (строго говоря, 11-летние циклы активности солнца были известны до того), каждый из которых, в свою очередь, подели на 4 цикла: минимальная активность солнца (3 года), нарастание активности (2 года), максимальная активность (3 года), падение активности (3 года). Эти периоды и циклы солнечной активности Чижевский наложил на карту исторических событий и нашёл известную зависимость. Новую отрасль знаний он назвал – историометрия, а единицу отсчёта исторического времени – историометрическим циклом.

Чижевский настолько был уверен в значимости новой отрасли знания, что прямо-таки требовал: «Государственная власть должна знать о состоянии солнца в любой данный момент. Перед тем, как вынести то или иное решение правительству необходимо справиться о состоянии светила… Военачальники перед каждым боем должны знать о том, что делается на солнце».

Излишне говорить, что коммунистическая власть не могла с восторгом принять теорию, объясняющую исторические процессы не борьбой трудящихся за свои права и «гениальностью» Маркса и Ленина, а пятнами на солнце. В 30-х годах Чижевскому припомнили его «сомнительные теории», прямо назвав «врагом под маской учёного». В 30-х учёному повезло – дело ограничилось только временным запретом на научную деятельность. Но в сталинском СССР сколько веревочке не виться… А отрицание всемирно исторической роли Маркса и Ленина, а равно пролетариата, как движущей силы истории, было ужасным криминалом в стране, «где так вольно дышит человек». И в январе 1942 года Чижевский отправился изучать общественные процессы на примере внутреннего устройства сталинских концлагерей. Впрочем, тут-то ничего необычного нет. Было бы куда необычнее, если бы умный человек, да ещё имеющий свои теории по поводу исторических процессов, не попал бы при Сталине в концлагерь. Но я сейчас о другом.

Collapse )
columbia

Новая Сибирь



В 90-х частенько приходилось летать в Сибирь. Очень я люблю Сибирь. Многое меня с ней связывает. Частенько в Сибирь приходилось попадать через Новосибирск. В Новосибирске всегда покупал газету «Новая Сибирь», которую считаю самой прикольной новой российской газетой 90-х годов. Да и сейчас она ничего, если судить по сайту. А самой любимой рубрикой в газете «Новая Сибирь» у меня был знаменитый ПАН-Клуб. Это такой как бы юмор. Но на любителя. Поскольку я как раз любитель, я его любил. И сейчас люблю. Поэтому решил посвятить отдельный пост выжимкам из этого сибирского как бы юмора конца 90-х годов. Только предупреждаю – он совсем не смешной. Он на любителя. Но читать-то всё равно нечего, а писать что-нибудь – лень.

Collapse )

Biya

О стоимости науки


Моя заметка «О разных подходах в науке» вызвала почему-то неоднозначную реакцию. Почему-то некоторые читатели восприняли её так, что мол я призываю чуть ли не запретить фундаментальную науку, как «ненужную». Где они это вычитали, я просто ума не приложу. Я всего лишь говорил, что мнение о фундаментальной науке, как о чём-то невероятно дорогом – ошибочно. Фундаментальная наука, как и вообще наука, далеко не всегда требует каких-то невероятных вложений, льющихся в неё в течении десятилетий. Поэтому – таков был мой главный посыл – мнение о том, что только государство может быть главным и, собственно, единственным, спонсором фундаментальной науки, тоже глубоко ошибочно. Моё мнение было: современные учёные должны идти в частным инвесторам в поисках денег на свои научные изыскания.

Почему-то все, кто спорили со мной, кивали в сторону церновского БАКа, как пример невероятной дороговизны научных исследований. Такой огромный ускоритель конечно же стоит больших денег. Однако ускоритель – это не Альфа и Омега науки, это лишь одна из областей. И не факт, что все области фундаментальной науки требуют таких же вложений. Более того, почему-то век назад – времена по настоящему фундаментальных открытий в физике – дорогие научные лаборатории были скорее исключением, чем правилом. И однако же именно тогда были сделаны прорывы, разрешившие «кризис в физике» начала XX века. Сегодня же, когда учёные требуют всё больше и больше денег на свои исследования, результаты их деятельности чаще всего весьма скромные.

В этой связи интересны слова «отца кибернетики» Норберта Винера, как раз по повод стоимости научных лабораторий:

Collapse )
Biya

О разных подходах к науке


На фото: Дважды лауреат Нобелевской премии и лауреат международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» Лайнус Полинг в своей химической лаборатории. Пало-Альто, Калифорния, США.
Источник: corbis.com


До появления на Земле такого чудо света, как Советский Союз, отношение к науке – что в России, что в Европе, – было довольно прагматичным. Ну то есть не то чтобы совсем уж полная меркантильность, но в целом учёные и изобретатели творили с прицелом на конкретную выгоду, имея в виду, что изобретение в перспективе можно будет продать и вообще оно должно быть конкретно куда-то внедрено.

Нет, конечно бывали разные там озарения. Вряд ли Дмитрий Иванович Менделеев предполагал возможность продажи Периодической системы. Но общий принцип был всё-таки такой. Всё же таки и сам Дмитрий Иванович по молодости трудился в только-только создаваемой нефтяной промышленности – у миллионера и первого русского нефтепромышленника Кокорева. История умалчивает, сколько Кокорев отсыпал молодому Менделееву тугриков, но явно не так уж мало, учитывая, что Дмитрий Иванович разработал ему систему промышленной добычи и транспортировки нефти. Ну это как пример.

С появлением СССР появился и новые подход. Учёный уже мог не заботиться о продаже своего будущего изобретения. Единственное, что его интересовало, это чтобы государство было заинтересовано в его научной деятельности и исправно платило зарплату и оплачивало опыты. В итоге получилось, что учёный стал как бы оторван от конкретных результатов своей научной деятельности, посвящая себя подчас абстрактным изысканиям.

Collapse )
Biya

О самом лучшем образовании



Нет, если подойти к вопросу беспристрастно, то когда-то Россия в самом деле была лапотной страной. В том смысле, что лапти были самым распространённым видом обуви. Ибо лапти носили крестьяне. А крестьяне были самым массовым социальным слоем Российской империи. Хотя, конечно, к 1917 году доля пролетариата и мещан увеличивалась. Но не в этом суть. А в том, что лапти в те времена были тем, чем в наше являются кроссовки – лёгкой, удобной и дешёвой обувью. Отсюда и симпатии у целевой аудитории.

Однако, понятно, что те, кто называет дореволюционную Россию лапотной страной, имеют в виду вовсе не обувное производство. Говоря «лапотная страна» они, собственно, хотят сказать: «до революции Россия была страной безграмотного населения и таковой бы и осталась, если бы не Ульянов-Ленин со товарищи». Недавно где-то налетел на утверждение впавшего в глубокий маразм советского патриота, который, брызгая слюнной, излагал примерно следующее: «если бы не октябрьская революция, если бы не сталинская коллективизация и культурная революция, то Россия до сих пор была бы страной тотальной безграмотности». Ну что-то в этом духе. Цитата не точная, но смысл такой.

Collapse )