Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

promo germanych июль 11, 2013 15:55 82
Buy for 50 tokens
Некоторое время тому назад условно-патриотическая общественность была взбудоражена сообщениями, что оказывается первый в мире персональный компьютер изобрёл инженер из Омска Арсений Горохов, да ещё аж в 1968 году. Экзальтированные дилетанты бросились бить во все колокола: «Он получил…
Biya

ZX SPECTRUM и мытарства советских первопроходцев






Обложки британских журналов «Your Spectrum Magazine» за 1984 и 1985 г.г.


По случаю пятницы поговорим на тему лёгкую и по прежнему интересную. Про микропроцессорную революцию и семимильное отставание СССР от мейнстрима научно-конструкторской мысли Запада. А также – про вечный лютый советский дефицит деталей.

Collapse )







Biya

Когда появился первый советский персональный компьютер








Первый в мире микрокомпьютер – т.е. компьютер на базе микропроцессора (то, что сегодня называет персональным компьютером) появился в США в 1975 году. Кто-то считает таковым Altair-8800 (на базе микропроцессора Intel 8080). А кто-то – Sphere-1 (на базе микропроцессора Motorola MC6800). Но первенство в данном случае не существенно. Существенно, что обе машины появились в 1975 году в США. А когда появился первый настоящий советский микрокомпьютер (персональный компьютер)? Некоторое время тому назад мне пришлось немного посмеяться над фантазиями иных граждан, которые объявили первым в мире персональным компьютером бредовый патент инженера Горохова, заявленный аж в 1970 году – за год до появления первого в мире микропроцессора Intel-4004. Это в самом деле было очень смешно и я не смог удержаться. Разумеется, поскольку СССР всегда отставал от Запада в сфере электроники, а в сфере микроэлектроники это отставание стало просто драматическим, первый советский микрокомпьютер должен был появиться не ранее пары пятилеток спустя, после первого американского. Следовательно, по всем законам природы первый советский микрокомпьютер должен был появиться примерно в 1985 году. Но случилось чудо и он появился на два года раньше – в 1983 году. Правда почти что в единичном экземпляре. Сейчас я о нём расскажу.

Collapse )






Biya

Как случилось, что первым в мире программистом стала женщина









В XIX век, век парового двигателя и газовых горелок, Европа влетела очень энергично, под барабанный бой и орудийную канонаду. Большие батальоны Наполеона Бонапарта очень аккуратно и быстро перекроили политическую карту мира. Как всюду и всегда отжившая своё система спасовала перед новыми методами управления. Люди работали с точностью часового механизма – Первый консул французской республики на этот счёт был лаконичен и последователен: «Не давать людям состариться – в этом состоит большое искусство управления». Не удивительно, что в конечном счете и управление механизмами пришлось подтягивать до уровня управления людьми.

Collapse )

[ Читать полностью ]







Подписаться на мой канал в Zen.Yandex можно здесь




Biya

Почему СССР всегда отставал от Запада в сфере электроники?







На фото: рабочие на заводе по производству полупроводников компании Texas Instruments в Далласе.


В одном из прошлых постов я упомянул – всего лишь в подписи к фотографии – первый японский карманный транзисторный приёмник TR-63 фирмы Sony, который начал производиться в 1955 году, а в 1962 году этот или примерно такой приёмник имел в своём пользовании заключённый Шпандау Альберт Шпеер. Но этого краткого упоминания было достаточно, чтобы граждане, очень озабоченные тем, чтобы не осыпалась позолота со светлого образа СССР, устроили в комментариях к этому посту хороводы святого Вита и симуляции буйного помешательства, порой переходящие в настоящие массовые психозы. В принципе, ничего нового, но вопрос: почему эти граждане взбесились в таком небольшом, да ещё техническом посте, тогда как обычно они специализируются на обороне плацдарма «Самая лучшая колбаса была только в СССР и её было столько, что провинциалы по воскресеньям ездили в Москву, чтобы бесплатно отдавать москвичам свою лишнюю колбасу».

Collapse )









Biya

Подарки американской компьютерной промышленности к 60-летию Великого Октября







Обложка американского компьютерного журнала BYTE за ноябрь 1977 года.


Как известно, к 60-летию Великого Октября в СССР многие предприятия взяли повышенные обязательства порадовать советских трудящихся какими-нибудь новыми моделями своей продукции. Но не все знают, что такие же обязательства взяли на себя и многие предприятия американской промышленности, в том числе компьютерной. И сегодня я представлю перечень товаров, которые трудящиеся всех стран (кроме, увы, стран социализма) могли себе приобрести к 7 ноября 1977 года. Для чего достаточно было приобрести ноябрьский 1977 год номер компьютерного журнала BYTE, полистать его, сделать выбор и купить (все картинки кликабельны).

Collapse )





columbia

Как я научился программировать. Часть 4





На фото: типовой американский офис в 1988 году.
Источник фото: журнал «Info World» (Калифорния) за 20 июня 1988 год.


Ну ладно, раз такое дело, то я неожиданно вспомнил, что ровно три года тому назад (16 декабря 2013 года), рассказывая о том, как решил научиться программировать, вероломно пообещал продолжения. А продолжения-то и не последовало. И вот сегодня, в связи со своим торжественным обещанием малость взбодрить собственный журнал, решил продолжить эту душераздирающую эпопею.

Collapse )



Продолжение следует…
columbia

Как я научился программировать. Часть 3



Раньше к Москве подлетать было интереснее, чем сейчас. Торжественнее как-то. Летишь, и вдруг торжественный голос по внутренней связи объявляет: «Товарищи, наш самолёт подлетает к столице нашей Родины городу-герою Москва…» и далее следует небольшой рассказ про количество жителей, наличие фабрик и заводов и что-то ещё такое. Точнее я уже не помню. Особенно пробивало, когда не был в Москве 2 года и летишь из-за тридевяти земель, из самой Читы.

На ближних подступах к столице нашей Родины городу-герою Москва я заблаговременно смотался в туалет, где пришил на пэшуху новую подшиву – её я заготовил ещё в части для такого торжественного случая. Вообще-то солдатам было положено увольняться в парадке. Но я считал парадку не достаточно красивой для того, чтобы возвращаться домой. А вот п/ш, да ещё с новенькой подшивой с кембриком – самое то. Поэтому никто меня не осудит за то, что я убыл домой в пэшухе. И, кстати, прибыл в ней же.

И вот значит самолёт касается бетонных плит ВПП, подруливает куда положено, подают трап и все двигаются гуськом к выходу. А на улице уже темень. И я выкатываюсь из дверей и вижу огромные светящиеся буквы «МОСКВА – ДОМОДЕДОВО» и чуть не падаю с трапа. Расчувствовался, понимаешь. А на улице 7 ноября. Всенародный праздник. А я как во сне. Столько ждал этого дня, что никак не могу поверить, что это не галлюцинация и не сон. Выдвигаюсь на площадь, следую к стоянкам такси и осведомляюсь о возможности убыть со всей возможной скоростью в сторону города Москва. Таксисты лыбятся и называют несуразные цены. Один сжалился и объявил 30 рублей. Поскольку в данный момент деньги для меня ещё не имеют никакой ценности, я соглашаюсь и мы мчимся по полупустой трассе – в те времена дорога из Домодедово в Москву была ещё легко проходимой для автотранспорта.

Поскольку я не присылал телеграмму о том, что дембельнулся, то матушка в этот день на работе и мы катим на всех парах в сторону Калининского проспекта. Такой у меня был план – свалиться как снег на голову. И я смотрю в окно на праздничную Москву и всё ещё никак не могу поверить, что я дома. И вот мы на Калининском. Таксист берёт с меня четвертак вместо тридцатки и ещё дарит на прощание какую-то импортную зажигалку. И вот я посреди Калининского проспекта. Весь из себя такой в шинели, в наглаженной шапке, в сапогах и с дипломатом в руке. Ну в общем дурак-дураком. Для начала просто иду по проспекту и тупо зырю на гуляющую публику. Публика почти сплошь одна молодёжь. Одеты как-то совсем непривычно. В 1984-м, когда я уходил, как-то не так одевались. Все весёлые. Я подхожу к телефону-автомату и набираю с детства зазубренный дом материной работы. Мать подходит к телефону и я выдаю в эфир заранее приготовленную фразу: «Я вернулся, мама». И иду ко входу в кафе «Бирюса». Ну и там конечно душераздирающая сцена, и слёзы (материнские), и обнимания. А очередь – сплошь из молодёжи – с интересом это всё наблюдает. И дальше мы идём в кафе и со мной начинает пить весь личный состав – начиная от поваров и кончая официантами. Последнее что я помню, чей-то весёлый комментарий «ну дембель уже готов». И отключаюсь.

Включаюсь я уже на следующее утро в своей кровати, в своей комнате, в которой не был ровно два года. Комната кажется мне на удивление маленькой, даже малюсенькой. Некоторое время я лежу и разглядываю окружающее пространство. Потом одеваюсь, созваниваюсь с друзьями и к вечеру я снова готов. И на следующий день, и на другой, и на пятый и чуть ли не на десятый. В итоге в родной институт сдаваться я пошёл только к кону ноября.

Collapse )
columbia

Как я научился программировать. Часть 2.



Итак, я поступил в Московский экономико-статистический институт (МЭСИ). Приятным бонусом стало то, что в 1983 году, когда это свершилось, было введёно в эксплуатацию новое здание МЭСИ, которая располагалось совсем недалеко от моего дома. Если в МИИВТ мне приходилось ехать час через всю Москву, то сейчас я мог дойти до института даже пешком. Что с удовольствием делал даже зимой в мороз.

Посвящение в студенты состоялось где-то за городом. Всех первокурсников собрали на одном из вокзалов, погрузили в электричку и высадили на станции, название которой уже давно улетучилось из моей головы. Потом мы шли через лес к какой-то поляне. Где и состоялось мероприятие. Было всё в общем обычном стиле студенческих капустников. Заправлял всем действом Царь Супервизор (а может быть и Транслятор – точно я уже не помню его «имя», но что-то в этом роде). Когда мы интересовались у старшекурсников, а что вообще обозначает это странное слово, они загадочно улыбались и отвечали: «Скоро всё сами узнаете». Что там происходило тоже уже как-то не сильно помню. Запомнился только мой однокурсник размалёванный под русского купца Шура Барышев (подпольная кличка – Барыш), который подарил Царю Супервизору (а может и Транслятору) бутылку портвейна или типа того. Остальные отделывались разными номерами самодеятельности. Я бренчал на гитаре, что, как позднее выяснилось, .вызвало приступы сарказма у другого однокурсника – Ильи Авдонина (подпольная кличка – Авдон).

Ну а дальше понеслись студенческие будни.

Collapse )
columbia

Как я научился программировать


На фото: Интерьер в окружении механизмов считывания информации с магнитной ленты ЭВМ «Минск-32»
Источник фото:
rus-edu.bg

В 70-х годах, когда по ТВ надо было в сюжет включить что-то из жизни ЭВМ, то обычно показывали шкаф с лентопротяжным механизмом, на бешенной скорости перегоняющем магнитную ленту из одной бобины на другую. Возле этого шкафа обязательно стоял какой-нибудь дядя в белом халате и с умным лицом всматривался в перематывающуюся ленту, словно читал по ней ответ на решение какой-то важной задачи. Я в то время так и представлял себе ЭВМ – куча железных шкафов с мигающими лампочками и учёные в белых халатах, склонившиеся перед лентопротяжным механизмом. Иногда, впрочем, этот видеоряд разнообразился человеком в белом халате – а то и двумя – которые держали в руках длинную белую бумагу, причём рассматривали они её обычно задрав над самой головой, отчего у меня всегда было ощущение, что такую бумагу надо рассматривать исключительно на свет. А что такого? ЭВМ!

В советской комедии «Служебный роман» есть такой эпизод. Ожившая после интима с подчинённым Калугина-Мымра ошарашено замечает на стене над секретаршей напечатанную на АЦПУ-шной бумаге «занятной репродукции Джоконды». На что секретарша ака. «Верочка» сообщает: «Ну что Вы! Это же не репродукция. Это же наша вычислительная машина – Боровских запрограммировал». Я тогда не понимал, ну как это ЭВМ может даже картины рисовать. Но когда я в 1979 году попал на международную выставку в Сокольники, на которой демонстрировались все самые-самые последние новинки в области фото-, кино- и другой такой техники, то обнаружил на одном из стендов столпотворение. Народ бился за получение точно таких же «репродукций Джоконы». Их со скоростью одна Джоконда в минуту (или типа того) со страшным треском печатала какая-то непонятная мне машинка. Много позднее я узнал, что Боровских тут был ни при чём. «Репродукция Джоконды» была тестом печатающего устройства (АЦПУ) от компании IBM, причём вшитым, а не программируемым. Из чего можно сделать вывод, что в статистическом управлении, которое возглавляла Калугина, по крайней мере АЦПУ было импортным.

Ну в общем сведения об ЭВМ у меня на начальном этапе были самые смутные. Как, впрочем, и у подавляющего большинства советских людей. Слова «ЭВМ» и «кибернетика» были мне знакомы с самого раннего детства и в моём сознании были синонимами. Много позднее я выяснил, что это, мягко говоря, далеко не синонимы. Но в целом я, как наверное и все дети Страны Советов, был уверен, что скоро при помощи кибернетики жизнь будет ух, какой замечательной. Глобально мои представления по этому вопросу не шли наверное далее кибернетических фантазий тракториста Матвея Морозова из фильма «Дело было в Пеньково». Ну разве что я представлял освоение космоса, а не вспашку колхозных полей.

Collapse )