Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Biya

Совковый прогресс

Давно уже замечено, что совки живут как минимум в двух измерениях. Особенно это заметно, когда дело касается научно-технического прогресса. Если рассуждать о космосе и науке, то тут совки двумя руками За и в первых рядах защитников прогресса. Но стоит только начать говорить про бытовую технику или вообще о чём-то более близком для простого человека, то тут же они становятся прямо-таки фантастическими мракобесами. Нормальные игрушки — зло; телевизоры — не нужны; вместо холодильника отлично сгодится погреб; пластиковые пакеты зло в квадрате и вообще надо защищать природу, ходить в лаптях (или башмаках фабрики Скороход, меняемых один раз в пятилетку), а жить лучше в деревянных срубах. Ну и понятно, при этом они начисто забывают про тот колоссальный вред атмосфере от всех этих чугунолитейных производств и дичайшее загрязнее рек, который был так характерен для Совдепа. В общем, как ни крути — счастливы совки с их мозговым переключателем, который в любой момент времени можно установить на нужный режим восприятия действительности.
promo germanych август 1, 2009 23:56 81
Buy for 50 tokens
Рассказ. Навеян вот этим http://levkonoe.livejournal.com/3781476.html и UDP вот к этому посту: http://community.livejournal.com/76_82/4294558.html – Варвара Кузьминишна, как же так? Вы ведь клялись, что больше этого никогда не повторится? Варвара Кузьминишна, женщина лет 50, что…
Biya

Радиоактивность на службу обществу



Взято отсюда: http://lobgott.livejournal.com/21044.html

Порадовала рекламная фишка, при помощи которой, судя по всему, усиливалась потребительская привлекательность товара: «Кроме того, вода "Кувака" радиоактивна» со ссылкой на доклад в Обществе Охранения народного здравия.


Biya

Тихие игры «Кто больше съест»

6 марта 1953 года группа товарищей проверила некий гроб из дуба на предмет наличия отравляющих веществ, присутствия радиоактивных веществ и наличие часовых механизмов, то бишь, бомб.



Возникает вопрос, кому могла прийти в голову мысль подсыпать покойнику отравляющие вещества, стронций или закладывать бомбу? Но не спешите с предположениями.

Collapse )
Biya

Храм науки


Проинспектировал Государственную публичную библиотеку (бывшая имени Вождя Мировой Революции). Осмотром остался доволен. Больно уж крепко засел у меня в памяти образ «ленинки» образца 2000 года, когда я там буквально дни напролёт писал бесценный фолиант (который, кстати, впоследствии даже попал на выставку этой библиотека).

Тогда – в начале 2000 года, «ленинка» представляла из себя наглядное пособие для изучающих передовицы газет «Завтра» или «Дуэль». Унылое было зрелище. Хаос и разорение. По ступенькам на третий этаж было страшно подниматься – того гляди поручни обрушатся. Коридоры тёмные, все давно с облупившейся пропыленной штукатуркой.

А сегодня зашёл – прямо любо дорого. Всюду видны следы ремонта и реставрации. Даже в зале № 3 (в котором Людочка Свиридова из «Москвы слезам не верит» женихов «клеила») ковровые дорожки постелили и новые стулья с зелёной бархатной обивкой поставили. Правда столы – старые. Но столы – дело наживное. И вообще, всюду компьютеризация, компьютерные терминалы для поиска книг. В общем, любо дорого. Правда ремонт ещё не закончен. Но в целом библиотека всё больше начинает походить на храм науки.

Проинспектировал буфет и столовую (хотя ничего не ел). Бутерброды с сырокопчёной колбасой и карбонатом – 19 рублей, с сыром – 12 рублей, с сёмгой – 35 рублей. Кофе 15 рублей, чай – 12. Ломтик лимона – 3 рубля. В столовой самым дорогим оказался бифштекс в сухарях – 98 рублей. Супы – что-то типа 30-40 рублей.

Публика всё больше молодёжная (что и не удивительно). Но встречаются люди старшего поколения. Некоторые, увы, одеты довольно бедно – в основном это дамы бальзаковского возраста и старички, видимо рядовые преподаватели ВУЗов. Но в целом ощущение от библиотеки позитивное. Единственный недочёт – в 2009 году можно было компьютерный терминал присандалить к каждому рабочему месту. А пока там какие-то специальные компьютерные залы, что, конечно, выглядит уже довольно архаично. Но всё же есть надежда, что дальше будет ещё лучше.

Biya

Интерфакс сообщает

«Российские ученые намерены реализовать экспедицию, которой еще не было в истории космонавтики – посадить научный аппарат на спутнике другой планеты. Местом высадки выбран спутник Марса Фобос.

"Основной космический аппарат высадится на поверхности марсианского спутника, имея на борту второй установленный аппарат, но много меньше материнского. Как только в контейнеры возвращаемого космического аппарата загрузят образцы грунта с поверхности Фобоса, он стартует с материнского спускаемого аппарата и летит к Земле", – рассказал "Интерфаксу-АВН" ученый секретарь
Института космических исследований Александр Захаров…»

 
Читать полностью: http://www.interfax.ru/news.asp?id=55354

Как нетрудно догадаться, это ещё одно свидетельство того, что в современной Росси полностью загублена наука. Это ведь только в СССР могли разрабатывать автоматические космические полёты и доставку на Землю образцов грунта с разных близлетящих планет. Да, увы, вся наука в Совдепе осталась и вместе с ним умерла. И сегодня российским учёным (которые, как известно каждому фанату Совдепа, вовсе никакие не учёные) остаётся только лишь вынашивать такого рода проекты, которые само собой в Совдепе запросто могли бы осуществить первые встречные поперечные участники кружка «Умелые руки» районного дворца пионеров. Ибо только в СССР была настоящая наука. Всем наукам наука. А сейчас – разве это наука? Подумаешь, образцы грунта с Фобоса получить. Нашли чем удивить. Смешно даже.
 
Biya

Единица эволюции

Biya

Неравенство советских инженеров

Небольшой довесок к жизни инженера в Совдепии. Чтобы понять, кто прав, а кто нет в споре о хорошей/плохой жизни советских инженеров, следует иметь в виду следующее обстоятельство.

Дело в том, что инженеры трудились на двух видах предприятий: 1) фабрики и заводы и 2) НИИ – научно-исследовательские институты. НИИ в свою очередь тоже делились на два типа: обычные гражданские (типа какого-нибудь НИИ Молочной промышленности) и т.н. «Почтовые ящики».

«Почтовый ящик» – это было НИИ, включённое в структуру ВПК (военно-промышленный комплекс). Название получило за то, что адресом такого НИИ в силу секретности был просто «Почтовый ящик такой-то». То есть, «почтовые ящики», а, стало быть, тамошние инженеры, трудились для оборонки.

В чём была разница между работой в обычном НИИ и на «почтовом ящике». С точки зрения бытовухи – разница была ощутимой. «Почтовые ящики», как причастные к военному бюджету, имели лучшее финансирование и, как следствие, могли дополнительно заботиться о своих инженерах. Во-первых, элементарно могли делать дополнительные надбавки к зарплате «за секретность». Но мы уже с вами хорошо знаем, что в СССР надбавка сама по себе чело значила – ибо дополнительные деньги надо было покрывать какими-то товарами, иначе какой в них смысл.

В «почтовых ящиках» поэтому для работников постоянно – во всяком случае к разным праздникам – всем работникам предлагался так называемый «заказ». В заказ входил набор дефицитных продуктов – включая сервелат, а то и икры. Таким образом любой инженер мог, не выходя из НИИ, купить своей семье на праздник набор дефицитных продуктов, не парясь в очередях. Это в СССР очень ценилось. То есть даже при устройстве на работу люди интересовались – практикуются ли «заказы». В некоторых «почтовых ящиках» прямо внутри были лавки, которые также снабжались дефицитной одеждой.

Таким образом инженер с «почтового ящика» по отношению к точно такому же «гражданскому» инженеру имел немного более высокую зарплату, плюс, возможность получать «заказы» и иногда – покупать текстильный дефицит. «Заказы», в принципе, не были прерогативой «почтовых ящиков», но в П/Я они были более фундаментальными и стабильными.

За это, конечно, надо было платить. Я имею в виду не за «заказы» – их само собой не бесплатно выдавали. Платить надо было некоторыми ограничениями. Одно из ограничений – невозможность выехать за границу. С одной стороны, для СССР это было смешное ограничение, поскольку за границу выехать и так было почти невозможно. С другой стороны, «гражданский» инженер хотя бы теоретически мог купить путёвку в какую-нибудь Болгарию, а вот коллега из «почтового ящика», особенно, если имел допуски к особым секретам, не мог отправиться даже в Болгарию.

Само собой, работник П/Я должен был бдить военную и государственную тайну – с этим в СССР было строго. И, кроме того, на «почтовом ящике» инженеры считались военнослужащими – хотя и ходили в гражданской одежде, но подразумевалось, что они находятся на службе в армии. В принципе, это мало кого парило, потому что про это обстоятельство обычно никто не вспоминала, а за звание даже добавлялись небольшие дополнительные деньги. С другой стороны, иногда могли возникнуть странные ситуации.

Показательный, если не вопиющий случай, о котором хочу рассказать, произошёл не в НИИ, а… в спортивной команде. В ЦСКА. ЦСКА – в СССР это была самая сильная команда по хоккею. Весь мир знал форвардов этой команды. Но поскольку команда принадлежала армии (Центральный Спортивный Клуб Армии), то все хоккеисты команды и тренеры считались военнослужащими. Этим, кстати, ЦСКА пользовалась. Например, в рижской команде «Динамо» был такой игрок – Балдерис. К 1977 году, играя в рижском «Динамо», Балдерис показал себя очень хорошим игроком (вроде бы даже был признан лучшим нападающим). Поэтому стараниями ЦСКА его призвали в армию и предложили играть в ЦСКА. Разумеется, Балдерис согласился и несколько лет играл за ЦСКА.

Так вот. В середине 80-х в ЦСКА играл выдающийся хоккеист – Вячеслав Фетисов. Тренером ЦСКА тогда был Виктор Тихонов (он, кстати, стал тренером в том же году, когда в ЦСКА «приобрёл» Балдериса). Так вот, в какой-то момент Фетисов поссорился с Тихоновым и Тихонов вспомнил, что вообще-то они оба офицеры и он, Тихонов, является не просто тренером, но ещё и командиром Фетисова. И ничуть не смущаясь, поставил хоккеиста с мировым именем, кавалера зала славы НХЛ… дежурным по КПП при въезде в спорткомплекс ЦСКА. То есть конечно большего унижения для Фетисова наверное сложно было придумать. Но сделать было ничего невозможно, поскольку Фетисов в самом деле официально служил в армии.

Про нечто подобное в «почтовых ящиках» мне слышать не доводилось. Но, во всяком случае, дисциплина там была более высокой, чем в обычных конторах. Так что человек с одной стороны материально стимулировался, с другой – получал дополнительный ряд ограничений.

UPD:

В комментариях какое-то чудо - один из борцов за светлое имя Совдепа - «уличил» меня в якобы незнании реалий «почтовых ящиков». Якобы я спутал гражданские «почтовые ящики» и «почтовые ящики – войсковые части». Комментатор сделал этот глубокомысленный вывод на основании вот этой моей фразы: «И, кроме того, на «почтовом ящике» инженеры считались военнослужащими – хотя и ходили в гражданской одежде, но подразумевалось, что они находятся на службе в армии».

Соглашусь, фраза несколько некорректная. На самом деле, не на всех должностях военных НИИ инженеры должны были «служить». Были и гражданские, которые не служили, работавшие в смежных областях. Для Совдепа вообще характерна большая секретность, рудименты которой дожили и до нашего времени. Например, в известный (благодаря тому, что там учился Б.Березовский) Госуниверситет Леса были упрятаны факультеты, непосредственно связанные с космосом. И учащийся такого университета мог даже не подозревать, что под одной с ним крышей учатся люди, которым до лампочки проблемы лесного хозяйства, но которые нацеливаются на работу в космической отрасли. Сейчас конечно в этой секретности уже нет никакого смыслы и «все всё знают». Впрочем – тоже не факт.

Точно также и с «почтовыми ящиками». Какие-то «почтовые ящики» могли частично для особой секретности обслуживать второстепенные направления, где трудились обычные гражданские. Но, повторяю, в настоящем «почтовом ящике» – т.е. НИИ, входящем в структуру советского ВПК – в зависимости от доступа к секретам, работали инженеры, которые одновременно считались военнослужащими.

Комментатор же, попросту не знает и не желает знать ничего, что лежит за пределами его убого мирка. Всё что он знает – это его личный опыт и опыт его «ребят». Это вообще очень характерно для совков – пытаясь упрекать противную сторону в якобы незнании предмета, но самим при этом делать самые широкие обобщения именно на основе своей собственной биографии. Как в данном случае – человек работал в НИИ, которое почему-то считает «почтовым ящиком» (впрочем, может оно и вправду было таковым), сам и его «ребята» не служили и на этом основании делает заключение, что никто в этом НИИ не носил погон. И ещё при этом с умным видом начинает рассуждать про какие-то «почтовые ящики в/ч».

Сообщаю: в системе МО СССР были войсковые части (они, кстати, и сейчас остались, во всяком случае в космической отрасли), которые были научно-исследовательскими институтами, но в которых служили офицеры армии. Так вот это были не «почтовые ящики», а самые настоящие войсковые части (в/ч), куда офицеры получали назначение, а выпускники институтов туда могли попасть только по специальному запросу. Это были армейские структуры с жёсткой дисциплиной и полным набором армейских уставных чудес. И все, кто там работал, были не инженерами, а офицерами и получали довольствие в соответствии с армейскими порядками. Впрочем, защитникам Совдепа для того чтобы делать свои смелые обобщения, такие нюансы знать вовсе не обязательно.
Biya

Ученые в СССР

В СССР безусловно были определённый социальные группы, для которых в самом деле именно СССР был самой идеальной системой. Не буду сейчас останавливаться на всех таких группах, скажу пару слов лишь об одной – учёные.

Речь идёт не просто о сотрудниках разных НИИ, а именно о настоящих учёных, которые самым искренним образом стремились постичь, так сказать, тайны вселенной. Творцы фундаментальной и прикладной науки имели от СССР в самом деле очень много. И речь вовсе не о зарплатах и благах – любой русский учёный, скажем, физик, имел бы на Западе гораздо больше. Но – он не имел бы того, что он имел в СССР. Что же это такое?

Для настоящего ученого личное благосостояние чаще всего играет очень незначительную роль. Но зато ему постоянно нужны всё-новые и новые опыта. Скажем, возьмём тот же БАК – он стоит 10 млрд. долларов. Представьте только, как нелегко было получить эти деньги тем, кто решил проверить при помощи адронного коллайдера кое-какие свои теорию. Просто вот так надо взять и выбросить 10 млрд. долларов, чтобы проверить теорию. А ведь теория может оказаться ошибочной.

В СССР государство могло сконцентрировать и направить на исследования просто фантастические средства. И в этом СССР безусловно превосходил любое другое государство. И именно за это учёные так любили СССР. Например, космическая программа СССР и США шли, что называется, ноздря к ноздре. Но при всём при том, в США NASA испытывала куда большую скудность, чем Королёв. В итоге Аполлоны были вполне надёжны, но менее безопасны, чем Союзы (в силу экономии).

Не буду углубляться в детали, но факт есть – в СССР учёные могли выбить из государства просто колоссальные средства для проверки своих идей. Хорошо это или плохо? Это как посмотреть. Для науки вообще – это, безусловно, хорошо. Однако для простых людей… В США NASA финансировалась из бюджета, который формировался из бюджета, который утверждался Сенатом. То есть, строго говоря, государство не призывало граждан затянуть потуже пояса, чтобы отправить Армстронга на Луну. В СССР же всё было несколько иначе. Космическая гонка шла в ущерб развитию инфраструктуры в центральных регионах России. Но это бы ещё ничего: в конце концов, космическая гонка – это создание прорывных технологий, которые можно использовать в мирной жизни. Однако с этим в СССР была как раз большая проблема в силу засекреченности всего и вся.

Например, мне в конце 90—пришлось длительно и плотно общаться с некоторыми людьми, бывшими одними из ближайших помощников Королёва. Общался я не по поводу космоса, но, разумеется, в свободное время и эту тему затрагивали. Так я узнал, что, например, в процессе изучения эргономики пульта управления космическим кораблём, для Миг-25 было изобретено устройство управления запущенной ракетой, монтирующееся на шлеме пилота. Или, к примеру, систему полной очистки воды при замкнутом цикле на космическом корабле, были внедрены на подводных лодках. То есть, безусловно, космические разработки внедрялись в других областях, но – преимущественно в ВПК, а обычным людям от этого было ни тепло, ни холодно.

В итоге люди всё чаще задумывались: ну как так выходит, что мы делаем самые лучшие и надёжные танки и ракеты, но при этом наши машины и холодильники разваливаются через год эксплуатации? А США, в которых наука финансировалась более скудно, тем ни менее немного отставая в начале, всё равно за 15 лет обогнали СССР, высадив человека на Луну.

Но бывшие (и не бывшие) советские ученые по прежнему ностальгируют по тому времени, когда им выделяли миллионы рублей (тогдашних) и валюту. И искренне недоумевают – как можно грустить по жвачке, колбасе и джинсам, когда можно с утра до ночи изучать тайны Вселенной в лабораториях, оборудованных по последнему слову техники. Они забывают только, что для того, чтобы их лаборатории, ускорители и телескопы были самыми лучшими в мире, все остальные жители СССР сидели на пустых макаронах и ходили в очень крепких, но очень уродливых ботинках фабрики «Скороход».

Поэтому ни та, ни другая сторона в этом споре друг драгу понять не может в принципе.
Biya

Снова о Большом адронном коллайдере



Помнится, когда я опубликовал свои рассуждения о том, что пресловутый Большой адронный коллайдер ещё неизвестно как себя может показать, у меня в журнале сразу же нарисовалась куча экспертов по адронным коллайдерам и стала доказывать, что всё просчитано по миллиону раз и что ежели учёные с мировым именем дают заключение «безопасно», то стало быть разным, не знающим даже элементарной ядерной физики, людям вроде меня нехрен и высовываться со своими рассуждениями.

С идиотами спорить бесполезно. Поэтому я просто заметил, что лично мне неизвестны ещё такие начинания в науке и технике, которые бы а) с первого раза заработали так, как было расчитано и б) вообще заработали бы без отказов с первого раза. Сделав такое заявление я стал ожидать известий с полей. И вот, дождался.

Из Женевы сообщают, что Большой адронный коллайдер повреждён и остановлен по крайней мере на два месяца. Из-за чего же это произошло, спросят меня пытливые эксперты? Сошлюсь на экспертов более авторитетных, чем я:

«It's too early to say precisely what happened, but it seems to be a faulty electrical connection between two magnets that stopped superconducting, melted and led to a mechanical failure and let the helium out...»

Понимаете ли, многоуважаемые эксперты по Большим адронным коллайдерам, человек устроен в некотором роде весьма однообразно и бесхитростно. И если тысячи раз за последний век при запуске новых устройств кто-то что-то обязательно подключал не туда, то с очень большой вероятностью можно ожидать, что и в тысяча первый раз кто-то что-то подключит не туда. В данном случае утечка гелия и нарушение сверхпроводимости произошли из-за неверного подключения к сети. Теперь будут отогревать неисправный участок с абсолютного нуля, чтобы элементарно монтёров туда можно было запустить.

Казалось бы – велика ли хитрость подключить что-то там к сети, как надо? А вот, оказывается, даже запуская штуку стоимостью в 10 миллиардов долларов можно штепсель не туда воткнуть. Это очень распространённое явление. И, замечу в скобках, весьма распространённым явлением бывает ошибка в расчётах и предварительных предположениях – типа, рассчитали что эта штуку чёрную дыру нипочём не сможет сделать, а она сможет. Всякие бывают теоретические ошибки. Тем более, что ошибку в расчётах сделать куда как проще, чем ошибиться с засовыванием штепселя в нужное место – ан, как видим, даже со штепселем напортачили. И ничто не говорит в пользу того, что не напортачили с первоначальными предположениями о полной безопасности этой штуковины.