1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Categories:

Ещё раз о советские очередях и пустых прилавках

В комментариях dr_van_mogg  пишет: «Очереди возникают тогда, когда у населения равные покупательные способности. Если сейчас начнут выплачивать зарплату так же, как в СССР – опять появятся очереди и прилавки опустеют».

Не соглашусь. Был уже поставлен такой эксперимент. На Олимпиаду-80 поставки некоторых продуктов (финский сервелат, джемы, сыры, молоко, йогуры) в Москву осуществлялись финскими фирмами по финским представлениям о маркетинге. Финские продукты появились в московских магазинах до Олимпиады, а продавались ещё долго после неё. И если поначалу за ними выстраивались очереди, то потом они лежали совершенно спокойно, поскольку народ привык к мысли, что не надо «успеть купить» – оно будет продаваться и завтра, и послезавтра и т.п.

Почему так было? Да просто потому, что финны знали закон рынка, который гласит: «Если есть спрос, надо рынок насыщать». И они в полном соответствии со своими волчьими законами капитализма поставляли своей вражеской финской колбасы и джемов столько, сколько люди готовы были купить. Советские люди, в полном соответствии с людской психологией, видя, что некий товар (например, джем в нарядной упаковке) никуда из продажи не исчезает, прекратили брать «про запас», т.е. этот джем перестал быть в их глазах дефицитом и, как следствие, очередей за ним не было. При том, что цена джема была невысокой.

Другой пример. Справедливость этого примера я лично проверить не могу, но полагаюсь на честность моего командира взвода, с которым году так в 1985-м мы тоже жарко дискутировали о причинах очередей и о том, можно ли их ликвидировать. Командир взвода, в свою очередь, ссылается на своего отца – так что гарантировать, что именно так и было, я не могу. Но вообще-то похоже на правду. Итак, о чём речь?

Как известно, 14 декабря 1947 года вышло постановление Совмина СССР «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Не буду останавливаться на деталях постановления (которое, вообще-то довольно интересно с точки зрения здравой логики тогдашнего руководства). Кратко, суть её такова: «При проведении денежной реформы заработная плата рабочих и служащих, а также доходы крестьян от государственных заготовок и другие трудовые доходы всех слоев населения не затрагиваются реформой и будут выплачиваться в новых деньгах в прежних размерах». И хотя было указано, что «Обмен ныне обращающихся и находящихся на руках наличных денег на новые деньги будет производиться с ограничением, а именно: десять рублей в старых деньгах на один рубль в новых деньгах», но в целом можно сказать, что на руках населения вдруг разово должна была появиться огромная денежная масса, которую послевоенное население сразу же захочет отоварить.

Понятно, что самый главный удар должен был прийтись по магазинам. Дураку было ясно, что в первый же день реформы всё население метнётся в магазины и вынесет всё, что там имеется. Думаю, перечень товаров, которые продавались в 1947-48 г.г., был довольно скудным, но по сравнению с войной это было дикое изобилие. И за этим изобилием люди придут с деньгами на руках. Что в итоге создаст негативный психологический эффект – пресловутые пустые прилавки. Ну и, понятное дело, сразу же начнётся «антисоветская агитация», мол, деньги выдать выдали, а товарами не обеспечили.

Как же поступили? А поступили вполне по капиталистически. Перед реформой на складах накопили запасов основных товаров в таком количестве, чтобы выдержать ежедневные неимоверные очереди в течение некоторого периода (не знаю, правда, насколько длительным был этот период). Само собой, в первый же день реформы в магазинах началась битва, по сравнению с которой очереди за водкой в 1986 году были детской забавой (мать рассказывала, что её старший брат – и мой, стало быть, дядя –, по головам пробирался к прилавку, настолько плотной была человеческая масса, спрессованная в магазинах). Короче, в первый же день вынесли всё, что можно. Могу себе представить, что так было на всём пространстве СССР.

Но на следующий день люди увидели, что в магазинах снова продаются все те же товары; снова выстроились дикие очереди, снова к концу дня вынесли всё. На третий день всё повторилось снова. И на следующие, и на следующий… А потом очереди стали спадать: люди вдруг осознали, что можно прийти за товаром и на следующий день – он никуда не денется. Вот таким образом худо бедно с дикими очередями при переходе от карточек к деньгам справились.

Мне в комментариях к тексту про советскую торговлю накидали упрёков в том, что якобы я искажаю действительность, утверждая что все прилавки были пустыми и всюду были очереди, а на самом деле многие прилавки пустыми не были и очереди были не везде и не всегда. Так вот, уважаемые, я ничего не искажаю, просто надо читать всё от начала до конца, а не делать свои многозначительные выводы на основе просмотра картинок. Поэтому возьмите фланелевые тряпочки, протрите ими свои окуляры в роговой оправе образца 1978 года и внимательно почитайте все мои тексты, посвящённые СССР. Я нигде не писал и не утверждал, что в СССР вообще ничего не было и все полки были пустые. Наоборот, я говорил, что на первый взгляд все советские магазины при Брежневе были затарены под завязку – полностью пустые прилавки повсеместно это в самом деле конец 80-х.

Но! Затарены советские магазины были очень небольшим перечнем продуктовых товаров: крупы, макаронные изделия, соль, спички, хлеб, соки в 3-литровых банках, портвейн, водка и т.п., а в промтоварных магазинах и магазинах одежды продавались в основном устаревшие и убогие модели, которые уже никак не могли удовлетворить возросшие потребности населения. Вот за этими товарами очередей не было никогда – какой дурак станет устраивать очереди, чтобы купить, например, продающиеся всегда баранки, вермишель или ботинки с дизайном 1965 года? Поскольку большую часть месяца в магазинах продавались только эти товары, то и очередей не было почти никогда. Но зато, если «для плана» в конце месяца «выбрасывали» дефицит, то вот тут и начиналось светопредставление.

За отдельными товарами в отдельных магазинах были дикие очереди за колбасой всегда. Например, в «Новоарбатском». Почему там всегда были жуткие очереди? Потому что в центральных магазинах Москвы отоваривались несчастные люди, которые прибывали на «колбасных электричках» из близлежащих городов лишь для того, чтобы купить колбасы и сосисок своим семьям. Ежедневно! Тысячи людей! Стекались в Москву, чтобы купить варёной колбасы! Если это не унизительная жизнь, то я тогда не знаю, что такое унижение. Само собой, что человек, приехавший из Рыбинска или Иваново в Москву за колбасой, покупал не 300 грамм, а несколько батонов и целые пулемётные ленты сосисок.

Я постоянно наблюдал эти картины в центре Москвы: кучи взмыленных тёток тяжело бредут в сторону вокзала, а в руках у каждой по несколько раздувшихся от докторской колбасы и сосисок сумок и авосек. Это было неприятно наблюдать. С каким бы удовольствием я бы изловил парочку нынешних защитников Совдепа, которые у меня в журнале описывают, как замечательно жилось в СССР, изловил бы и посадил в обратную «колбасную электричку», чтобы эта краснопузая сволочь рассказала измученным и униженным многочасовой дракой за колбасу женщинам, что они могут приобщиться к балету Большого театра. Да они бы разорвали эту совкопропагадистскую сволочь! Но 30 лет спустя после всего этого, вновь крылья распускает всякая совковая дрянь, которая делает недоумённые глаза и с негодованием вопрошает: «Да что это вы из колбасы фетиш сделали? Да что это вы всё никак про колбасу-то забыть не можете?». И ведь что характерно, возможно эта сволочь даже является сыном или дочерью одной из тех тёток, которые жилы себе рвали, мотаясь в Москву, чтобы обеспечить своё чадо куском варёной колбасы и сосисками.

Ну ладно, это всё эмоции. Лично мое мнение, что колбаса превратилась в фетиш потому, что ежедневные битвы за колбасу в московских очередях в ГУМе, «Новоарбатском», «Елисеевском» и пр., придали этому слову некий сакральный смысл, что-то такое сродни пресловутым «блокадным ста грамм» хлеба. Колбаса – это позор брежневского Совдепа.

Да, так вот, я про очереди. При всём при том, что в Центре велись ежедневные колбасные битвы, на окраинах Москвы колбаса продавалась совершенно спокойно. В моём районе, например, колбасу можно было купить примерно так до 1989 года без всяких очередей. Почему? Потому что жители окрестных домов знали, что колбаса в Москве дефицитом не является, поэтому зачем за ней очередь устраивать и покупать по несколько батонов сразу? То есть каждый покупал столько, сколько надо на пару дней – грамм 300-400. А потом снова шли в магазин и снова покупали.

Вот и весь секрет. Дефицит на ряд товаров и дикие очереди за этим дефицитом во многом был связан с тем, что привыкшее к дефициту население тут же бросалось скупать дефицит «про запас», как только он появится на прилавке. Ну вот как те женщины, которые приезжая в Москву за колбасой, покупали колбасы не на день или два, а на месяц. Соответственно, если из 100 человек каждый купит вместо 200-400 грамм по 2-3 батона, на складе запасов колбасы сильно уменьшится. Причём – это уж вообще ничем не объяснимо – мясо для московских мясокомбинатов привозили в основном из тех самых регионов, жители которых потом штурмовали московские гастрономы. Это просто царство абсурда какое-то.

Ну и, разумеется, в ещё большей степени, чем к колбасе, всё сказанное относится к другим качественным и модным товаром: если в магазине продаётся какое-нибудь барахло, то очереди нет и покупателей почти нет, но лишь только на прилавке появится что-то красивое, модное, очень нужное (дефицит), как сразу – без всякой рекламы – в этот отдел выстраивается очередь. Причём очередь тем длиннее, чем более красивое и модное продают. Например, помню как в начале 80-х Советы каким-то чудом догадались купить у «Адидаса» лицензию на кроссовки. Так очередь в магазин «Молодёжный» за этими кроссовками выстраивалась с ночи.

Возвращаясь в начало. Утверждаю, что даже если сегодня сильно поднять зарплату и одновременно опустить цены, то никакие дикие очереди не возникнут. Не возникнут они по той простой причине, что человек, который знает, что товар будет продаваться всегда, не станет себе покупать «с запасом». А именно «с запасом» провоцирует волну дефицита, следствием которого являются километровые очереди.

Да, безусловно, и сегодня бывают очереди – например, в «Перекрёстке» рядом с моим домом регулярно в период от 18 до 20, когда люди едут с работы, в кассы выстраивается очередь человек по… 10-15. Зато днём очередей не бывает вовсе. Но товары одни и те же что днём, что вечером. И – самое забавное – они (товары) не заканчиваются.

Так вот, эта «перекрёсточная» очередь в 10-15 человек не идёт ни в какое сравнение с той, например, очередью, которую однажды, году так в 1977-м, я наблюдал в универмаге «Москва» на Ленинском проспекте. Очередь начиналась на первом этаже, потом поднималась по лестничному маршу на 4-й, затем уходила куда-то вглубь этажа и там заканчивалась бурлящей злобной толпой людей, готовых убить друг друга. А знаете, что продавали? Импортных цветастых гномиков в красивой прозрачной упаковке. Гномиков! Ёбанаврот, за детскую игрушку – лишь потому что она была импортной, очень красивой и остро дефицитной – люди готовы были драться друг с другом. А вы говорите – колбаса.

Вообще, конечно, очень жалко, что нет машины времени. А то бы я с удовольствием всех защитников Совдепа собрал и отправил в какой-нибудь 1977 год на вечное поселение. Пусть там живут и радуются.
Tags: Совдепия
Subscribe
promo germanych january 2, 23:02 495
Buy for 100 tokens
Эльдар Рязанов в советское время снял три комедии, сюжет которых закручивается вокруг Нового Года. Две из низ стали одними из самых востребованных советской массовой аудиторией фильмов: «Карнавальная ночь» (1956) и «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» (1975).…
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author