1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Category:

Москва – город затейный, что ни дом, то питейный





Страницы из советского иллюстрированного каталога 1957 года «Пиво и безалкогольные напитки».


В этих ваших ЖЖ надысь проходил опрос об авторах важнейших в жизни пользователей ЖЖ книг. Я об этом узнал, когда мне на глаза попался пост с результатами этого опроса. Сказать, что яфшоке – это ничего не сказать. ЖЖ – это ведь вроде не TikTok или какая-то другая площадка для прыщавых подростков. В ЖЖ вроде достаточно взрослые, интеллектуально развитые люди составляют основную аудиторию. По крайней мере, такова легенда. Но… Сказать, какой автор занял первое место? Толкин! И там же, в этом же ТОП’е, фигурировала Джоан Роулинг с её поттерианой. Это не в подростковой соцсети – это в ЖЖ такие предпочтения. Я вообще не могу представить себе, как должен быть устроен мозг взрослого человека, чтобы он публично донёс на себя, что сказочки типа «Властелина колец» или «Гарри Поттера» являются важнейшими в его жизни книгами. У них же за столом вилки надо отбирать, чтобы они случайно в глаз себя не ткнули. И знаете, в этом ТОП’е ЖЖ Фёдор Михайлович наш Достоевский не был упомянут вовсе. Вообще не упомянули! Словно его и не было. Братцы, да что происходит вообще? Земля таки налетела на небесную ось? «Преступление и наказание» – это же Альфа и Омега нашей чудесной жизни. Как можно не упомянуть автора этого бессмертного романа в числе авторов важнейших книг? Это же энциклопедия русской, мать её, жизни! Ну вспомним хотя бы вот этот момент: «…он заметил, что стоит подле распивочной, в которую вход был с тротуара по лестнице вниз, в подвальный этаж. Из дверей, как раз в эту минуту, выходили двое пьяных и, друг друга поддерживая и ругая, взбирались на улицу. Долго не думая, Раскольников тотчас же спустился вниз … Ему захотелось выпить холодного пива … Он уселся в темном и грязном углу, за липким столиком, спросил пива и с жадностию выпил первый стакан. Тотчас же все отлегло, и мысли его прояснели. "Все это вздор, – казал он с надеждой, – … Один какой-нибудь стакан пива, кусок сухаря, – и вот, в один миг, крепнет ум, яснеет мысль, твердеют намерения! Тьфу, какое все это ничтожество!.." … он глядел уже весело, как будто внезапно освободясь от какого-то ужасного бремени, и дружелюбно окинул глазами присутствующих … несмотря на всю грязь обстановки, он с удовольствием оставался теперь в распивочной...» А? Каково?! Да в одном этом коротком абзаце сконцентрировано больше информации о нашей жизни, чем в толстенных описаниях дубов и первых балов. Не говоря уже про сказочки про хоббитов. А как прекрасно это: «…Стояли крошеные огурцы, черные сухари и резанная кусочками рыба; все это очень дурно пахло. Было душно, так что было даже нестерпимо сидеть, и все до того было пропитано винным запахом, что, кажется, от одного этого воздуха можно было в пять минут сделаться пьяным…» Эх, Русь, Русь, приклеюсь, где возьмусь… И знаете что я скажу? Распивочная на Руси – это квинтэссенция нашей жизни. Если большевики и сделали нечто в самом деле впечатляющее и заслуживающее бодрых славословий, так это то, что за десятилетия своей власти они сумели превратить процесс употребления пива в ещё большую гадость, чем даже то, что описано у Фёдора нашего Михайловича. Хотя более гадко, кажется, уже невозможно. И однако. Не верите? Тогда прошу под кат, где я проиллюстрирую процесс во всей его зловещей последовательности.



Но сперва некая нравоучительная сентенция, в духе Фёдора Михайловича. Я думаю, что уровень питейных заведений, особенно в такой стране, как наша – это индикатор отношения власти к народу. Когда власть держит народ за скот, то и питейные заведения в массе своей иллюстрируют это отношение. С другой стороны, и готовность народа ходить на водопой в гадюшники есть признак того, что народ смирился с участью скота.

Ниже привожу ретроспекцию, взятую с сайта pastvu.com. Очень полезный сайт. И очень отрезвляет любителей затянуть песню про советские молочные реки и кисельные берега. Ретроспекция идёт по годам, начиная с 20-х. Так, мне кажется, можно объёмнее представить как оно там было с этим самым. И да, вынужден отметить, что несмотря на зачин с упоминанием романа, в котором действие разворачивается в Санкт-Петербурге, моя ретроспекция затрагивает в основном Москву. Но это даже показательнее. Потому что Москва в СССР считалась главным культурным городом и в провинции дело с питейными заведениями обстояло ещё скучнее. Те фотографии, которые запечатлели быт любителей пива в других городах, отдельно маркируются упоминанием того, в каком городе сделано фото. Если такого упоминания нет – значит это Москва. Думаю, разобраться не сложно. А теперь – слайды.


Пивной киоск у Мясницких ворот, 1926 год.

Когда появилась традиция продажи пива в киосках – история умалчивает. Судя по всему, таковое явление возникло ещё при Царе Горохе. И, в своей сути, это достаточно здоровое явление. Человек промеж дел остановился у киоска, выпил кружечку, и чешет себе далее по своим делам. А если хочется чего-то погуще, посолиднее, тогда уж в пивную или полпивную, в трактир, а то и ресторан. То есть пивные киоски изначально были такими дополнительными точками распространения этого любимого в мужской части населения напитка. Однако стараниями большевиков пивные киоски стали почти единственными местами, в которых народ мог присосаться к крантику. И за развитием этого процесса мы тут вместе с вами и понаблюдаем.


Зал N 2 треста Омсельпром, 1929 год (Омск)

1929 год – это закат НЭПа, который хотя и закат, но на самом деле был самым расцветом. Закатом он стал только потому, что какой-то крестьянин зло пошутил над товарищем Сталиным, прибывшим в Сибирь-матушку инспектировать сельское хозяйство. Вернувшись в Москву, товарищ Сталин решил ставить крест на НЭПе. Дико вообще, если вдуматься. Экономика развивается ударными темпами, деньги текут в казну железным потоком, народец радуется и веселится. Но товарищ Сталин говорит: «Шабаш. Хватит этого всего, будем чугун лить ударными темпами». И уничтожает НЭП. Впрочем, не будем излишне строги к товарищу Сталину. Он, как и всякий марксист, был совершенно слабоумным, когда дело касалось экономики. Ведь марксисты как рассуждают об экономике? А вот так: мол, если какое-то частное предприятие хорошо функционирует в частных руках, то если его отобрать и передать государству, то оно точно также и продолжит хорошо функционировать, а то даже и лучше, ведь всё будет идти по плану. Так почему бы и не отобрать? Марксист не видит прямой связи между ухудшением работы, а то и полным исчезновением предприятия при передаче его от частного владельца государству и в этой куриной слепоте в полной мере проявляется его экономическое слабоумие. Товарищ Сталин, как уже сказано, был марксистом, а, стало быть, полным дурындой в экономической области. Так что он не со зла. Впрочем, сегодня мы не про товарища Сталина, а про обычное пиво.


Пивной зал № 1 «Красный пекарь» 2-й кооперативной артели инвалидов, 1929

Впрочем, решив прихлопнуть НЭП, как экономику частника, товарищ Сталин решил временно отдать всё, что касается обслуживания граждан в широком смысле (то что идёт под биркой «лёгкая и пищевая промышленность»), на откуп артелям. Если товарищ Сталин в экономическом плане был слабоумным, то его современные фанаты являются полными экономическими кретинами, ибо искренне считают, что артели 30-х годов были тем, что называется «частным предпринимательством». Но артель – это никакое не частное предпринимательство, а не более чем кооператив, то есть одна из форм деятельности, допустимая в СССР. Артель – форма организации труда, а не форма экономической свободы и, тем более, свободы предпринимательства.

В СССР, по сути, было всего две основные формы: государственная и кооперативная. К последним относились колхозы (в сельской местности) ну и артели в городской. Однако советский кооператив как небо и земля отличался от, скажем, сельскохозяйственного кооператива где-нибудь во Франции. Во Франции кооператив действует в рамках свободного рынка и по законам свободного рынка. В СССР же кооперативы (и артели) подчинялись тем же самым экономическим законам сумасшедшей плановой советской экономики, что и государственные предприятия. То есть план и плановая система распределения сырья были для советских кооперативов/артелей точно таким же законом, что и для госпредприятий. Никаким «частным предпринимательством» в там и не пахло. Более того, в отличие от госпредприятий, советские кооперативы (колхозы, артели и пр.) не владели средствами производства, а лишь арендовали их у государства. Поэтому, скажем, в сельской местности государство создавало МТС – машинно-тракторные станции, которые, как государственные предприятия, владели средствами производства (машинами и тракторами), и сдавали их в аренду колхозам. МТС, кстати, начали создаваться как раз в 1929 году, в виду ликвидации НЭПа.

В городах артели также не владели средствами производства, а лишь арендовали. То есть пивной зал «Красный пекарь» 2-й кооперативной артели инвалидов не был собственностью этой артели, а лишь арендовался ею. Стало быть, артель не могла по своему распорядиться им, а лишь могла уповать, что государство (в лице исполкома местного Совета) и далее будет продлевать аренду этого зала. А если местный Совет решит снести эту избушку, что изображена на фото выше и построить на её месте что-то иное? Обязан ли Совет предоставить 2-й кооперативной артели инвалидов точно такой же зал для точно таких же питейных нужд? Ответ – нет, не обязан. Проще говоря, т.н. «Советское» государство – на самом деле государство коммунистических бюрократов – использовало артели и прочие кооперативы лишь до тех пор, пока самому было недосуг забрать у них все те виды деятельности (в том числе и питейной), которыми они занимались. Тем более что и товарищ Маркс недвусмысленно заявлял: «любой совместный крупномасштабный труд нуждается в прямом управлении». Это он так строго одёргивал разных Лассалей, которые предлагали строить коммунизм на основе широкого самоуправления и рабочей кооперации. Впрочем, мы сейчас не об этом.


Вход в пивной бар павильона Главпиво на ВСХВ, 1939 год.

В знаменитом романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» показан процесс постепенно выхода из экономики частных предпринимателей и частной инициативы и замены на директивную социалистическую экономику. Поскольку это роман, да ещё фантастический, то весь процесс показан уж очень быстро –тотальная деградация экономики США свершается всего за пару-тройку лет. На самом деле, как показывает опыт СССР, процесс этот может быть растянут на десятилетия и происходит не так заметно. Более того, Айн Рэнд почему-то считала, что привыкшие работать в условиях свободной экономики люди откажутся творчески работать при диктатуре. Это, безусловно, большая ошибка Айн Рэнд. Взять вот хотя бы Сергея Павловича Королёва. Существуй он на страницах романа «Атлант расправил плечи», то, безусловно, после того, как следователь на допросе сломал ему челюсть, он бы не только не стал трудиться на этот человеконенавистнический режим, а, наоборот, стал бы ему максимально вредить. Но то в пространстве романа Айн Рэнд. А в реальности – в СССР – Сергей Павлович Королёв не только не помышлял о тотальном саботаже (как какой-нибудь Джон Голт), а, напротив, со сломанной челюстью трудился не за страх, а за совесть, и создал для того режима, который некогда обошёлся с ним, как с собакой, такое чудо, как космическая ракета.

Это я к чему? Это я к тому, что изменение законов и требований диктатуры не отражается на людях одномоментно. Творческий и активный человек трудится на себя в рамках НЭПа. Потом НЭП ликвидируется («гениальным» указанием Сталина). Но человек-то с его талантами и энергией остаётся. Что же, он сколачивает какую-нибудь 2-ю кооперативную артель инвалидов и продолжает дело. Конечно, уже не так хорошо, как раньше, но всё же ещё достаточно неплохо. Потом государство начинает вытеснять и артели, перекладывая на себя их функции. Ну что же? Талантливый и энергичный человек устраивается в управление Главпиво Наркомпищепрома СССР и снова делает дело достаточно неплохо. Вот взять хотя бы дизайн пивного бара павильона Главпиво на ВСХВ¸– ведь хорошо же сделано, с душой, красиво даже. Сразу понятно, что приложил руку давешний человек, который помнит ещё нормальную страну, то есть до того, как в ней стали править большевистские палачи. Такой человек помнит, что надо делать другому человеку хорошо и красиво, чтобы ожидать от него положительного ответа в виде звонкой монеты. И он делает так, как требуют от него его воспитание и его память, хотя особого стимула в получении прибыли уже и нет. Вот, например:


Киоски Пивторга, 1940 год. (Ленинград)

Симпатично ведь? С душой сделано. Не на отъебись. Люди ещё помнили, как надо, искренне прикладывали свой талант. Но конечно прежний народ уходил – и далеко не всегда в силу естественных причин (о чём трепетно заботился и лично товарищ Сталин, и его доблестные наркомы Ягода, Ежов, Берия). Однако были и несколько неожиданные массовые приобщения к нормальной бытовой культуре.


Поэт Евгений Долматовский и неизвестный офицер пьют пиво в кафе, 1945 год (Вена)

Миллионы советских людей в какой-то момент оказались вдруг в Европе и увидели, что можно жить совсем не так, как учат их жить «родные» партия и правительство, и лично товарищ Сталин. Люди увидели нормальную жизнь. И конечно те из них, кто имел творческий заряд, положили это на ум и потом, вернувшись в СССР, старались хоть как-то претворить в жизнь. Об этом аспекте 1945 года, кстати, мало рассуждают. Условный послевоенный сталинский ренессанс, безусловно, был связан с энтузиазмом по поводу победы в войне. Но также и с тем, что миллионы людей увидели, как можно жить по-нормальному и захотели именно такой жизни. Впрочем, что-то я отвлёкся от заявленной темы.


У павильона Пиво-Воды, 1948 год (Вологда).

Что мы видим на этом фото? Правильно – мужчина пьёт пиво. А как выглядит мужчина? Очень неплохо выглядит. Хороший костюм, скорее всего трофейный, хорошие полуботинки (источник скорее всего тот же) и наверняка трофейный велик. Люди тянутся к хорошей жизни. Ибо они её увидели и даже кусочек это жизни сумели привезти к себе домой (к слову, эти трофейные вещи мужчина не обязательно лично привёз в воинском эшелоне, возможно он их купил на чёрном рынке у себя в Вологде).

Да и пивной кисок – хотя конечно это не уже не то, что пивной бар павильона Главпиво на ВСХВ, но имеет следы какой-то архитектурной осмысленности. В целом, полагаю, этот мужчина в этом 1948 году возле этого павильона ощущает себя вполне современным и счастливым человеком.

Как и вот этот дядя.


Пивной киоск, 1950е (Киев)

Возможно какой-нибудь важный инженер. Или журналист. А то и дипломатический работник. Да и пивной кисок хорош. Человек, который его проектировал и строил, явно хотел сделать так, чтобы было красиво и приятно. И народу нет. Потому что ещё немало имеется пивных залов, а пивные киоски – это так, просто чтобы кружку пива выпить, гуляя по парку.

Постепенно конечно пивная архитектура упрощается.


Ленинград. Пивной ларек на углу Менделеевской линии и Биржевого проезда, 1950-е.

Тут уже без декоративных колонн с разными там капителями. Простой временный короб с окном. И строгая вывеска.

А в сельской местности совсем дёшево.


Магазин Пиво-Воды у перекрёстка с Вокзальной улицей. Московская область, село Тарасовское. 1952 год (снято проезжим иностранцем).

В городах тоже упрощение и опошление заметно невооружённым глазом.


Ларек Пиво-воды, 1954 год (Ленинград)

Интересно, дядя поит школьников лимонадом или чем покрепче?


ВСХВ. Пивной бар, 1955 год.

Знакомый нам пивбар на ВСХВ дожил до 1955 года. И, стоит отметить, никаких изменений в оформлении не случилось. Начинается эпоха упрощения и местами попыток сохранить то, что было когда-то.


Комментарий к фото: «По утверждениям многих старых сочинцев, на снимке предшественник Шайбы на улице Войкова», 1956 год (Сочи)

Город Сочи – Мекка советских отпускников. Тут многие пансионаты построены в дворцовой стилистике. Ну и павильон Воды-Пиво постарались сделать посимпатичнее. Хотя, если бы не круглая в плане форма, ничего такого уж впечатляющего. Это уже явно делал человек, который не то что не помнит, как при царе было, но в венском кафе в 1945 году не бывал


Дворец спорта в Лужниках. Автомат-закусочная. Одна касса приходилась на каждые 8-9 торговых автоматов. 1957 год.

К VI Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, который прошёл с 28 июля по 11 августа 1957 года, Никита Сергеич (не Михалков), постарался сделать Москву витриной социализма и для этого… ну вы поняли, насытил её подсмотренными у капиталистов «штучками», в частности, американскими автоматами по продаже закусок и напитков. На данном постановочном фото представлены автоматы по продаже бутербродов, но были и пивные. Судя по подписи, чтобы получить снедь, жаждущий сперва в кассе должен был приобрести специальный жетон. Из чего я делаю вывод, что автоматы были импортными, заточенными под какие-то другие денежки, а не под советские пятаки и гривенники.


Павильон Пиво-Воды, 1957 год, (Кострома)

Но вот, кстати, опять нечто в купеческом стиле. Колонны, антаблемент, все дела. Судя по всему, в Костроме 1957 года это был достойный архитектурный объект, на фоне которого было приятно сделать игривую фотографию. Но почему они не пьют пиво? А потому что это правильная советская молодёжь. А может просто пива нет. Интересно, в какую игру они играют? Ведь не кусок же мыла делят. Ни у кого нет предположений?


Реклама «Чайки» на фоне павильона Пиво на ВДНХ СССР, 1958 год.

И снова наш старый знакомый – пивной павильон, только теперь уже на ВДНХ, а не ВСХВ. Продержался почти 20 лет, бродяга. Что интересно, рекламщиками той поры был признан достойным, чтобы на его фоне сделать фото автомобиля «Чайка», предназначенные для иностранного потенциального потребителя. Из чего приходится сделать вывод, что ничего более достойного в 1958 году для такого фото не нашлось. То есть павильон, построенный в 30-е людьми, которые помнили царское время, футуристично – в глазах советских фотографов – смотрелся и в конце 50-х.

Кстати, про царское время. Когда я говорю про то, что люди когда-то помнили, как было, то имею в виду нечто вроде этого:


Казанская выставка. Выставочные павильоны пивоваренного завода Восточная Бавария, 1909 год.

Но вернёмся в советское время.


Волжская набережная, ларёк Пиво-воды, 1959 год (Чебоксары)

Вот уже пивные ларьки начинают приобретать привычный нам вид. Не архитектурно, но в плане толпящихся возле них любителей пива. Если возле киоска, у которого пиво можно выпить только стоя, скапливается население, стало быть окрест питейных точек больше нет.


С машины продают пиво в праздник 1 мая; рядом расположен ДК РММЗ, 1959 год (Свердловская область, Ревда).

А тут уж и вовсе по простому. Прямо с машины. Мужичкам в радость. Но почему не продавать в буфете рядом расположенного ДК?


Перекресток улицы Вавилова и Дмитрия Ульянова, 1960 год.

Унылой безысходной веет от этой фотографии. Слово «Пиво» ещё выписано каким-то дизайнерским шрифтом. Но крытый рубероидом пивной сарай от этого краше не стал. До первого полёта человека в космос остался всего один год.


Пивной ларек на ул. Ефимова, 1960 год (Ленинград)

В культурной столице СССР пока что посимпатичнее. Хотя в 1960 году этот ларек, родом из 50-х, выглядит уже старомодно.


Работницы Азовского пивзавода обслуживают моечный комбайн в цехе розлива пива, 1960 год. (Ростовская область, Азов).

Санитарное состояние станка вызывает некоторые раздумья.


Пивной ларёк, 1961 год. (Ленинградская область, Карташевская).

А где-то Гагарин бороздит космические пространства.


Госпитальный переулок, пивной киоск, 1962 год.

Чтобы не было неудобно перед Юрием Алексеевичем, пивные киоски получили новый дизайн. Для 1962 года наверное неплохо. Особенно впечатляют большие стеклянные витрины, через которые прекрасно видно, что там делается под прилавков. В дальнейшем торговцы пенным напитком сделали выводы и боковые стены пивных киосков перестали быть стеклянными. Да и центральное окно уменьшилось, превратившись в довольно небольшую дыру для приёма денег и выдачи напитка. Но это позже.


Пивной ларёк на углу ул. Крупской и ул. Седова, 1962 год.

Тоже полностью стеклянный пивной киоск.


В пивной Шайба, Барабан или Чум, 1963 год (Кострома).

Тут я в недоумении. В те времена солдатикам можно было пить пиво в увольнительной? Когда я служил, нам продавцы только из подполы пиво продавали.

А вот так выглядела эта костромская пивная Шайба, Барабан или Чум.


Кострома, 1963 год.

Чум, мне кажется, самое подходящее название.

Были в Костроме и другие пивные точки.


Пиво-Воды, 1963 год (Кострома)

Все тот же узнаваемый почти полностью прозрачный киоск. Футуристичненько. Но культура потребления уже вполне свинская – с кружкой пиво стоя на проезжей части.


Павильон Пиво, ВДНХ, 1964 год.

Ого! Он достоял до 1964 года! Представляю этот запах плесени и кислятины внутри, характерный для советских точек общепита, особенно питейных и особенно таких старых. То есть если при царе-батюшке такие павильоны делали на несколько месяцев – время проведения ярмарки – в СССР оный павильон стоял четверть века.


Проходная пивзавода, 1964 год. (Торжок)

Решения съездов КПСС претворялись в жизнь даже на пивзаводах. При этом порядковый номер съезда не играл значения.


Учащиеся 11-Б класса 751 школы в феврале 1964 года на углу Тайнинской улицы и Осташковского проезда (современное название).

Хрена себе у них в 11-Б классе учащиеся учились. Судя по трубе, пивной павильон имел печку. Или это другой дом там виднеется?


Доставка пива в цистернах ёмкостью 2000 литров на машинах ГАЗ-51 с завода им. Степана Разина до ларьков стала осуществляться с конца октября 1965 года (Ленинград).

Киоск по прежнему ещё остеклён с трёх сторон, но выглядит уже отнюдь не футуристично. Интересно, насколько тщательно потом вымывались эти цистерны ёмкостью 2000 литров?


Ресторан «Спутник» на 200 мест (открыт в декабре 1966 года), строительство началось в 1962 году. Справа виден навес где продавали пиво, в городском парке в народе называвшийся «Рваные паруса». 1966 год.

Народ он всегда давал правильные названия. Судя по народному названию заведения, и на особо изысканный вкус напитка рассчитывать не приходилось.


Пивной бар Дубок, 1968 год (Ленинград)

К 60-м собственно пивные бары в СССР становились всё большей редкостью. Они конечно не исчезли совсем, но даже в таких городах, как Москва и Ленинград, их можно было пересчитать по пальцам.


Пиво в древней Бухаре, 1969 год.

И даже в Бухаре! Впрочем, почему бы и нет?


Пивной киоск на ВДНХ, 1970 год.

Киоск симпатичный. Однако архитектурно это снова привет из 30-х, от тамошних людей. Вот как этот объект выглядел в 1939 году:


ВСХВ. Специализированный пивной киоск «Главпива». 1939 год.

В изначальном виде это куда более симпатичный воздушный объект, открытый на все четыре стороны. В 1970 году его превратили в пивную-автомат, сильно ухудшив эстетическую привлекательность. Впрочем, понятное дело, страждущим мужичкам было не до дизайна.


Ресторанчик Laiva (Лодка), 1970 год (Юрмала)

В советскую Прибалтику народ ездил как за границу, чтобы, в том числе, душевно отдохнуть в таких вот пивных ресторанчиках. И опять же отмечу, что в 1970 году в Юрмале (как и вообще в Прибалтике), было полно людей, которые ещё хорошо помнили, как было в нормальное время без коммунистов. И эстетические решения зон отдыха были соответствующие.

Сравним ресторанчик Laiva вот с таким подмосковным «уютным» местечком:


Буфет у станции Покровское-Стрешнево, 1971 год.

Сравнение явно не в пользу буфета у станции Покровское-Стрешнево.


Пивной бар на ВДНХ, 1972 год.

Рекламный плакат как-то не очень. Страдает формализмом и общей эстетической недоразвитостью автора. А позирующий мужчина мне нравится. Такие вот в таких вот пивных заведениях под вечер драки устраивали. Закалённый чувак, сразу видно.


Пиво привезли. Коньково, Профсоюзная улица, д.100. 1972 год.

И вот, наконец, советские пивные ларьки приобрели свою законченную и самую совершенную форму. Уродливые, закрытые со всех сторон, кроме фасада. Судя по мизансцене, пиво привезли только-только, ещё не все узнали, поэтому пока что очередь небольшая, несмотря на явную жару. Но скоро благая весть разнесётся на весь район и будет примерно так:.


Зеленодольская улица, Кузьминки, 1978 год.

Народ закупается пивом и чинно рассаживается на рельсах. Комфорт и уют. А можно пойти на трубы, призывно сложенные неподалёку. Словом, полно места для комфортного проведения досуга. И всегда есть где отдохнуть.


Очередь за пивом, 1980е. (Ленинград)

Была романтика.


Пивной ларек напротив автостанции. 1980е. (Плавск, Тульская область)

Была духовность.


Пивной оазис на Шкапина, 1984 год. (Ленинград)

В самом деле – оазис. Вообще, культурно проведённый досуг в такой обстановке сильно способствовал стремлению выполнять и перевыполнять план и идти на встречу коммунизму.

Ладно, ещё немного фотографий по теме.


Пивной ларек на Моховой (ларек фигурирует в рассказе Довлатова Шофёрские перчатки), апрель 1972 года.

А чем женщины хуже мужиков? Женщины тоже хотят пива. Интересно, что там такого смешного? Таракан в кружке?


Очередь за пивом на улице Чернышевского. Январь 1973 года.

Что может быть приятнее, чем попить пивка на январском морозе возле засранного пивного ларька?


Пивной бар в Береговом переулке, 1974 год (Калининградская область, Светлогорск)

И снова – Калининград, бывший немецкий Кенигсберг, кое-кто кое-что ещё помнит и это сразу отражается на дизайне.


Щелковское шоссе. Булочная и пивной бар «Байкал», 1979 год.

Типовая пивнуха позднебрежневских времён. А как там было внутри?


Пивной бар на ул.Беловежская, 95 квартал. 1975 год.

Это если кто-то думает, что за вывеской «Пивной бар» в СССР скрывалось что-то очень уж привлекательное. Вышу культуру обслуживания! Охуенно. Названия менялись, а внутренняя среда обитания была однотипной.


Пивной бар на ул.Беловежская, 95 квартал. 1975 год.

С закусью, правда, не очень. Килька пряного посола. И салфетницы без салфеток. Так проходила жизнь. У иных советских граждан, так, можно сказать, буквально вся жизнь.

Пивной бар на ул.Беловежская, 95 квартал. 1975 год.

«Категорический императив Канта, гласит….» Какие там бывали глубоко философские разговоры! Интересно, многие бы из нынешних молодых граждан захотели бы в такой обстановке провести досуг? А я, братцы, между нами говоря, хотел бы туда разок снова наведаться, вдохнуть этот букет ароматов, состоящий из несмываемого запаха пота вечно полупьяных мужичков, запаха растёртого по кафельному полу жира, и конечно ароматов разбавленного, порой уже кислого пива. Романтика. Молодость всё же, как ни крути.


Пивной бар Колос, 1977 год (Ленинград)

В этом пивбаре наверное было поуютнее. Но там мне бывать не доводилось.


Пивной ларек работает от ресторана «Голубой». 1978 год (Сочи)

Ресторан «Голубой»? Если это не опечатка – дивное было время, наивное и романтичное.


Мельничный Ручей, пивной ларёк у станции, 1979 год, Ленобласть.

На всю округу, наверное, единственная точка.


Пивной бар на ул. Ленина, 1979 год (Удмуртия, Глазов)

Но иногда попадались и цивильные места. По крайней мере, снаружи.


Пивной бар «Жигули», 1980 год, (Омск)

Убранство зала ничего так, но столы и стулья скорее столовские. Хотя для мужиков всё равно наверное котировалось как высший писк пивного счастья, посидеть в таких условиях.


Пивной ларёк на Трубной, 1979 год.

Но всё-таки чаще как-то вот эдак.


Пивной бар «Ладья» (в народе – Яма), 1980 год.

Один мужчина устал стоять и решил прилечь. Остальные стоят и в ус не дуют. Ещё не устали, видимо, но вожделеют.


Пивной бар в пос. Новопышминское, Свердловская область, 1980е.

Сюда наверное только местные блатные ездили, учитывая, что это не в городе, а здание по советским меркам, можно сказать, выдающееся для пивного бара.


Пивной бар при ресторане «Нептун», 1981 год. (Ленинград)

Солидная публика. Интересно, что за праздник. А может просто мужички сказали своим жёнам, что пошли с детишками в парк культуры, для чего для отвода глаз купили шарики, а сами в пивной бар?


Банка пива на всех. 1983 год (Свердловск).

В СССР банки были не в жести и не объёмом 0,5. Вот оно, счастье. Я, кстати, недавно в каком-то магазине увидел пиво в 3-литровых банках. Подманивают покупателей ностальгией, ироды.


Пивбар в Хамовниках. Бар закрыт. 1983 год.

А этим не повезло. Пришли, а пива нет.


Любители пива у ДК им. Маяковского, 1985 год (Новокузнецк)

Мужики даже наверное счастливы. А как же, бутылочное пиво!


Пивной зал от столовой №7 Дзержинского треста столовых, 1989 год.

Хотите туда?


Пивной бар у парка Победа, 1985 (Тирасполь)

На этом, пожалуй, на сегодня закончим.







Tags: Пиво, Совдепия
Subscribe

promo germanych january 12, 2019 21:35 54
Buy for 50 tokens
Бартелеми д’Эйк, фрагмент триптиха «Благовещение», левая и правая створки, 1443-45 г.г. Основным фактором, мешающим правильно воспринимать Средневековье, является аберрация хронистов. Которая порождена следующим обстоятельством. На сегодня в мире выработана весьма…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 389 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →