1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Categories:

Техника выживания для случайно попавшего в СССР





На фото: Москва, Площадь 50-летия Октября, начало 1980-х.


Чисто игра разума. На фоне многочисленных фантазий про попаданцев, которые из нашего настоящего как-то переметнулись в СССР и как там дают советы чуть ли не членам Политбюро и вообще разруливают всю геополитику. Причём читают такое и о таком мечтают как правило граждане, которые не смогли бы даже ребёнка убедить сделать что-то, что ребёнку делать не хочется. Но в своих фантазиях они вершат судьбами миллионов – им бы лишь попасть в СССР, тогда уж они себя покажут. А я вот подумал: ну а почему бы не пофантазировать, что идёт такой обычный парень из нашего времени, скажем, по Новому Арбату в Москве современной, спотыкается, поднимается на ноги – глядь, а всё вокруг преобразилось. И видит он, что уже не на Новом Арбате в 2020 году, а на проспекте Калинина в… ну, допустим, 1980 году – сорок лет назад. Как быть? Как выживать? Что делать? Куда пойти, куда податься? Для облегчения задачи предположим, что дело происходит в начале сентября, а не в декабре.



Итак, самое главное – у тебя нет ни копейки денег. То есть деньги у тебя есть какие-то, но они современные, российские. А это значит, что в СССР это просто бумага, хоть и необычно оформленная. Значит, что бы там уж ни было, надо раздобыть советские деньги, ибо с деньгами в любом случае легче, чем без денег.

Но сперва не худо бы установить точную дату своего приземления. Это самое простое. Идёшь к ближайшему киоску Союзпечати и смотришь на дату свежих газет. Заодно можно хотя бы по заголовкам узнать, так сказать, повестку дня, чтобы в случае чего было о чём разговор завести. Хотя, конечно, кто бы в СССР стал просто так, не для отчёта, обсуждать передовицы из газет? Но всё же. И не худо бы конечно вообще проштудировать парочку газет, чтобы информационно погрузиться в окружающую реальность. Но денег пока нет – даже трёх копеек, чтобы купить газету. Ладно, прессу оставим на потом.

Допустим, ты определил, что сегодня 11 сентября 1980 года, четверг. Мельком ты увидел в газете «Правда», что лежала у киоскера, какие-то сердечные поздравления Л.Брежнева, рубрику «Навстречу XXVI съезду КПСС» с заголовком «На вахте – миллионы» и фотографией каких-то моряков. И статью с предложением быстрее строить дороги.



В общем, можно сказать, что информации – ноль. Ты хотел было порыться в газетах и журналах, чтобы узнать чуть больше, но киоскерша каким-то непонятным хмуро-оценивающим взглядом стала смотреть на тебя. Ты испугался и отошёл, ощущая на себе взгляд киоскерши.

Что ты знаешь об СССР сентября 1980 года? Какие-то обрывки советских кинофильмов, точную дату выхода которых ты не знал никогда. Какие-то обрывки споров и разговоров «Про СССР». Но что конкретно происходило в сентябре 1980 года? И вдруг – бинго! – в августе же в Москве была Олимпиада-80. Вообще-то пока что это воспоминание мало чем может тебе помочь. Но всё же объём знаний резко увеличился. Итак, теперь ты знаешь, что скоро будет XXVI съезд КПСС и ещё знаешь, что недавно в Москве прошла Олимпиада-80. Не густо.

Начинаешь рассматривать окружающее пространство.



О недавно окончившейся Олимпиаде напоминают ещё не убранные цветастые флаги на крышах. Читаешь вывески: «Ресторан Арбат», «Кафе Бирюса». В животе вдруг возникает чувство лёгкого голода. Рассматриваешь прохожих. Погода ещё тёплая, но люди уже одеты как ранней осенью: женщины в кофтах, мужчины в пиджаках или лёгких ветровках. Хотя встречается ещё и летняя одежда. Некоторые как-то странно смотрят на тебя. Но когда встречают твой взгляд, тут же отворачиваются, желая скрыть, что с интересом тебя изучали.

Люди одеты просто, но в целом нормально. Ты ничего не знаешь про моду этого периода, поэтому не можешь оценить, модно или убого одеты люди. В целом можно сказать, что одеты скорее опрятно, чем модно. Машинально отмечаешь, что почти все женщины и даже девушки в платьях или юбках. Чёрт! Да что же эта тётка в костюме пялится на тебя, как на слона в зоопарке? Взгляды прохожих озадачивают. Они словно знают, что ты из будущего. У тебя начинается лёгкая паника. Ты идёшь вдоль проспекта, который изменился сильно в плане дизайна, но основные здания точно такие же, как и в 2020 году. Это немного успокаивает.



Возле вывески «Институт красоты» – гыгы, институт красоты? Невольно усмехаешься ты – увидел какую-то молодую женщину в свитере и джинсах. На душе почему-то сразу стало немного легче. Но тётя в платье в цветах, ведущая за руку ребёнка, своим холодным видом снова навела страху. Почему она сперва посмотрела на тебя испытующе, а потом чуть ли не со злостью отвела взгляд? Что они все о тебе знают? И вообще, что делать? Есть уже хочется не по-детски. Вспомнился фрагмент какого-то советского фильма. Там жулик поел в ресторане, познакомившись с дамой, а потом убежал, а она рассчитывалась. Пойти что ли по этому пути? Нет, опасно. Да и женщины все какие-то неприступные, пойди познакомься с такими. Машинально выходишь на Арбат.



Ого, а по Арбату-то, оказывается, машины ездили в то время. Магазин «Военная книга». Хм. Да, милитаризм так и прёт. Но что делать-то? Пойти сдаться в милицию? Рассказать, что ты из будущего? Верный путь в дурдом. Как их убедить, что ты в самом деле из будущего?

Господи, да элементарно же, Ватсон! Покажи им свой смартфон и дело в шляпе.



Вперёд – до ближайшего милиционера. А вот и отделение милиции №5. Весьма кстати. Вход со двора.



В голове вдруг возникла неведомо где слышанная поговорка: «Родная милиция меня бережёт – сначала посадит, потом стережёт». Вот и милиционер выходит. Подойти?



Как-то не очень дружелюбно он на тебя посмотрел. Идти или не идти? Пока раздумывал, милиционер сел в «советский джип» – кажется их «козлами» называли? – с надписью «милиция» и громкоговорителями на крыше и уехал. Ладно, давай рассуждать логически. Допустим, ты приходишь в милицию, заявляешь, что ты из будущего. Они тебя поднимают на смех, думая что ты пьяный или псих. Ты им показываешь смартфон. Они конечно выпадут в осадок. Такого они точно не видели и даже не слышали о таком. Но вот вопрос: а в самом ли деле они поверят, что это технология будущего? Смартфон вот он, перед глазами. Это, как говорится, факт. Но из будущего ли он? Может ещё кредитную карту показать? Тоже вещь для них, пожалуй, необычная. Но тоже никак не подтвердить, что это из будущего. Может деньги показать? Чёрт, а денег-то у тебя и нет. Ни советских, ни российских. Все деньги на карте. Роешься в кармане. Находишь сторублёвку. С сомнением рассматриваешь её. Большой театр, надпись «Москва». «Билет банка России». Ещё подумают, что это старинная купюра. Почему год-то не указан? О, на одной стороне стоит год. 1997 почему-то.



Но не указано, что это год. Может это номер серии, подумают милиционеры. Почему на сторублёвке не указан год выпуска-то? Нет, сторублёвка точно не аргумент. И кредитная карта. Со смартфоном вопрос конечно интереснее. Предположим, они не поверят, что ты из будущего – и это скорее всего. Но смартфон вот он, тут, прямо перед ними – чудо техники первой четверти XXI века. Но они в это не верят. А во что они поверят? А поверят они скорее всего в то, что это какая-то иностранная штука, японская типа. В СССР все были уверены, что в Японии чудесную технику делают. А что они такой ещё не видели, так они и видеомагнитофонов японских наверное ещё не видели, которые в 1980 году уже во всём мире продавались. Нет, смартфоном их не прошибёшь. Удивить конечно удивишь, но не более.

Стоп! А паспорт? А ты его носишь с собой? Чёрт! Чёрт! Чёрт! Сколько раз говорил себе брать с собой паспорт. И вечно не берёшь. Смартфон и кредитка, мол, лучше паспорта. И вдруг тебя пробивает холодный пот. Да ведь в милиции после твоего концерта у тебя спросят документы. А потом спросят, откуда ты, где живёшь. Про будущее они не поверят – это сказочки. А что они тогда подумают – вот стоит перед ними парень без документов и с непонятной фантастической, явно импортной штучкой? И в этот момент ты впервые с начала этой ситуации пытаешься взглянуть на себя глазами советских людей 1980 года.



Перебежав через улицу перед близко идущим транспортом – да, совсем забыл, что Арбат в 1980 году ещё не пешеходный – ты подходишь к непрезентабельной витрине Зоомагазина и начинаешь придирчиво изучать свой внешний вид.



У себя дома ты вроде бы одет обычно, ничего особенного. Кроссовки Puma. Джинсы Colins (купил на распродаже со скидкой).



Самая обычная толстовка Pull&Bear. Под ней футболка с принтом, но её всё равно не видно. Обычная причёска. Ничего такого, но…



Задумавшись, ты заходишь в зоомагазин и смотришь на обстановку. Выкрашенные какой-то унылой краской стены. Допотопный обшарпанный кассовый аппарат с ручкой и рядом ещё более допотопные счёты. Птички в каких-то жутких клетках. Пожилая продавщица в халате унылой расцветки. Всё вроде бы чистое, но до того серо-унылое и безрадостное. Мальчик, купивший зачем-то цыплёнка, обернувшись долго смотрит на тебя удивлённо. Мальчик маленький, ещё не привык скрывать своего интереса. И ты понимаешь наконец смысл взглядов прохожих. Ты в самом деле для них посланец из другого мира. Они смотря на тебя, как на иностранца.

Это у себя дома, в Москве 2020 года ты был одет совершенно обыкновенно, в обычных кроссовках и джинсах, как у многих, в типовой толстовке и футболке. А здесь ты одет запредельно необычно. Каждая деталь твоего туалета вопиюще кричит о твоей нездешности. Опытный взгляд москвичей сразу оценивает тебя. Да к тому же недавно прошла Олимпиада, в Москве было очень много иностранцев. И, скорее всего, окружающие думают, что ты кто-то из туристов, приехавших на Олимпиаду, но зачем-то задержался до сентября.

В свете этого небольшого открытия ты понимаешь, что идея идти в милицию – самая плохая, что можно было выдумать. Милиционеры сразу решат, что ты иностранец – твоя одежда и твой смартфон их убедят именно в этом. Именно поэтому так странно посмотрел на тебя тот милиционер, вышедший из отделения милиции – он не мог понять, что ты там делал. Ещё чего доброго решат отвезти тебя в гостиницу. Но ведь в советскую гостиницу для иностранцев ты не сможешь войти без специального пропуска. И у милиционеров сразу возникнут вопросы. Они уже более конкретно постараются узнать, оттуда ты тут взялся. Твоё блеянье про будущее и про то, что ты хочешь спасти СССР от предательского развала они даже рассматривать не будут. Иностранец в центре Москвы, который хорошо говорит по-русски, но не может внятно объяснить, откуда приехал и где сейчас проживает. Вызовут КГБ? А что будет потом? КГБ конечно очень заинтересует смартфон. Их технические эксперты может до конца и не поймут принцип действия, но уж то, что это устройство может передавать и принимать радиосигнал – это они допетрят. Дальше следует железный вывод, что они поймали шпиона, у которого обнаружено чудо шпионской техники – и фотографирует, и звук записывает, и радиосигналы передаёт и принимает.

Никогда ещё Штирлиц не был так близко к провалу. Всё же не зря ты зашёл в зоомагазин. И хотя это было не на Блюменштрассе, а на Арбате, провала удалось избежать. В общем вывод такой: никаких контактов с официальными властями. Ибо всё быстро закончится либо психушкой, либо камерой во внутренней тюрьме КГБ.

А что тогда? Кушать-то хочется всё больше. А советских денег по прежнему – ни копейки. Промежуточный итог весьма неутешителен. Денег нет. И взять их негде. Воровать ты не умеешь. Жульничать тоже. Просить подаяния? Но с этим в Москве 1980 года, кажется, тоже не очень-то разбежишься. Попрошаек на улицах нет. Попробуй только попросить подаяния – окажешься в милиции ещё быстрее. Да к тому же кто подаст человеку в такой модной одежде?

Стоп! Одежда! Да ведь у тебя есть деньги! У тебя есть очень неплохие деньги. Твоя одежда – и есть деньги. Это дома она у тебя была обычная, а здесь она, наверняка, очень ценится. Вон с каким вожделением посмотрели на тебя молодые люди, которые до твоего появления наблюдали за каким-то уличным шахматным турниром.



Раздумывая, ты сам того не замечая вышел на Гоголевский бульвар.

Итак, уже теплее. План постепенно стал вырисовываться. Надо продать свою одежду кому-нибудь по спекулятивной цене. Можно выручить неплохие по советским меркам деньги. Что конечно не решит проблему, но по крайней мере даст какую-то фору. Но кому продать? Ведь не станешь же прямо тут предлагать: «А вот кому джинсы?» Итак, надо придумать, где найти тех, кто скорее всего сможет купить твою импортную – фирменную (фирмУ), как говорили тогда в Москве – одежду. Ты начинаешь вспоминать, что в советское время были такие люди, которых называли спекулянты и фарцовщики, которые незаконно продавали советским людям импортную одежду и товары. Стало быть где-то они эти товары сами покупали перед этим. Вот им, возможно, удастся продать свои вещички. Конечно, вещички твои ношеные, но всё же. Ты конечно не знаешь, что даже ношенные, но настоящие фирменные вещи в СССР котировались практически также, как и новые. Так что тебя ждёт приятный сюрприз.

Но где найти этих спекулянтов? По зрелому размышлению приходишь к выводу, что спекулянты и фарцовщики могут водиться там, где водятся иностранцы. Стало быть надо добраться до какой-нибудь гостиницы, в которой много иностранцев. Пораскинув извилинами, ты вспоминаешь, что вроде бы много иностранцев останавливалось в гостинице «Россия», которая когда-то стояла там, где сегодня раскинулся парк «Зарядье». Ну что же, надо идти туда. Конечно же пешком, ведь денег ещё нет. Но ничего – это же недалеко от Арбата.

Поняв, что все принимают тебя за иностранца, ты успокаиваешься и где-то даже слегка свысока начинаешь глядеть на прохожих.



Прохожие куда-то деловито спешат. У многих авоськи или какие-то тканевые сумки с невыразительным рисунком. Отмечаешь про себя, что почти ни у кого нет пластиковых пакетов. «Это хорошо, – покровительственно оцениваешь ты. – Берегут окружающую среду».



Какие-то экскурсанты в Александровском саду. Захотел было подойти и послушать экскурсовода, но вовремя вспомнил, что люди сильно удивятся, если к ним подойдёт иностранец.



При входе на Красную площадь увидел двух парней, которые, думая что ты не понимаешь, крикнули тебе «Эй, иностранец, мир, дружба, жевачка!» и засмеялись. «Может это и есть спекулянты?» – подумал ты, с сомнением посмотрев на их одежду. У одного, правда, были джинсы, но в целом одеты были достаточно по-советски. Фарцовщики наверное одеваются иначе – решил ты, и сделал вид, что не понимаешь. А парни вслед тебе отпустили шутку про твои слишком зауженные джинсы. Чего бы они понимали в московской моде 2020 года!



А вон уже и гостиница «Россия». Надо только площадь миновать.



Уже начиная потихоньку ориентироваться в одежде и ручной клади советских граждан, ты обратил внимание на явно иностранный пакет в руках у этого парня в пиджаке. Может это фарцовщики? Но как-то дядя в кепке, который явно имеет отношение к парню, выглядит уж очень по-советски. Нет, надо идти, как и задумал, к гостинице.



Вот и она.



Тут и в самом деле было много иностранцев, среди которых ты затерялся. Наверное шныряли среди иностранцев и фарцовщики, перекупающие у иностранцев их вещи. Но тебе они почему-то не попадаются. Правда пристал какой-то деловой паренёк лет 14, который начал предлагать советские значки с портретами Ленина в обмен на жвачку. Ты конечно поморщился от такого циничного нахальства и сказал, что сейчас вызовешь милицию. Подросток моментально затерялся в толпе. Но денег у тебя не прибавилось. Уже почти отчаявшись, ты решил попытать судьбу в ГУМе.



ГУМ поразил огромными толпами и слишком уж простецким, прямо спартанским, дизайном пространства. Сильно удивила тебя вывеска «Оформление в кредит». «Неужели и в СССР было долговое рабство?» – подумал ты.



Коммунистическая наглядная агитация в центральном торговом центре Москвы тебе показалась сюрреалистичной и одновременно комичной. Ты думал, что в СССР такое было только в офисах КПСС (как там их то бишь, райкомы и обкомы?)



Витрины показались оформленными слишком «по колхозному». Словно товары кто-то расставил совершенно бессмысленно, без какого-либо представления о дизайне. Но именно тут ты обратил внимание на него.



Этот мужик стоял перед входом в ГУМ и совершенно бесцельно, как казалось, рассматривал входящих и выходящих. Поскольку ты подошёл сзади, он тебя не заметил сразу. Тогда ты сделал «финт ушами», зайдя в другой подъёзд и обогнув проход выйдя через дверь, у которой стоял тот мужик. При виде тебя его глаза заблестели. «Сорри, миста, йу хэв анисинг фор сэйл» вопросительно обратился он к тебе. Не сразу, но ты понял, что это английский язык и мужик спрашивает, есть ли у тебя что-то на продажу. Ты кивнул и без дальнейших вступлений оттянув на груди свою толстовку дал понять, что именно её готов продать. Мужик был явно озадачен. Осторожно потрогав материал, он спросил «Коттон?». Ты решил, что можно продемонстрировать некоторое знание русского языка и ответил: «Хлёпок, йес». Мужик сделал кивок головой, приглашая куда-то пойти за ним. Вы прошли недалеко от ГУМа и завернули в одну из подворотен, попав в пустой двор.



Тебе так хотелось есть, что ты даже не подумал об опасности, о том, что тебя могли банально ограбить. Да и что было у тебя брать, думал ты? Но на самом деле у тебя было много чего брать. И ещё неизвестно, что с тобой случилось бы, происходи это подальше от Кремля. Но тут, в виду близости больших сил милиции на Красной площади и в её окрестностях, фарцовщик ничего предпринимать не стал. Он сказал коротко: «твенти рубелс». Ты не знал, за сколько можно продать эту толстовку Pull&Bear, и конечно не понимал, что ценностью обладает даже не сама она, а волшебные иностранные надписи на ней. Да и вообще ты не знал, сколько советские люди получают в месяц. Смутно вспоминал рассказы про то, что инженеры получают сотню с чем-то. Поэтому предложенная цена в двадцать рублей тебя удивила. Ты согласился бы и на вдвое меньшую. Твоё удивление отразилось на лице, но фарцовщик понял его по своему и тут же надбавил: «твенти файф». И чтобы ты не сомневался, заметил, причём с заметным южным акцентом: «парень, я честно, больше тебе точно никто нэ даст, фирма вообще неизвестная». И ты совершил чейндж.

Расставшись с толстовкой, остался в дешёвой чёрной футболке с принтом группы the Beatles. Вот в такой:



Увидев эту футболку, фарцовщик аж затрясся и хрипло несколько раз спросил: «Йу сэл ит?», добавляя по-русски, «куплю сразу». Ты отрицательно замотал головой, но он с ходу предложил: «форти рубелс». Не ожидая такой оценки – выходило, что футболка стоила дороже толстовки – ты заколебался. Ты не мог врубиться в странности советского спекулятивного ценообразования и не понимал, что футболка с фотографиями битлов в СССР была почти что слитком золота. Потом немного подумав, понял, что глупо упускать такие деньги и согласился, но с условием: «Тогта мне нужен исчо рубьашка». И вы сторговались. Предварительно пошли снова в ГУМ, в отдел мужских сорочек, где ты из полученного четвертного купил себе обычную советскую рубашку за 3 рубля 27 копеек. Там же в ГУМе переоделся и снова вернувшись в тот же двор, закончил продажу. Фарцовщик (или кем бы он не был), видя такое дело, прицелился уже и к твоим джинсам и кроссовкам, но тут ты проявил стойкость и от дальнейших торговых операций отказался, решив остальную одежду оставить прозапас в качестве гарантированно ликвидного товара высшей ценовой категории. На этом вы и расстались.

После этой операции у тебя на руках оказалось почти 62 советских рубля. Как скоро выяснилось – сумма более чем приемлемая, чтобы провести некоторое время, не тужа.



Первым делом ты решил испробовать знаменитой самой лучшей в мире советской газировки за 3 копейки из автомата. Благо автоматы стояли прямо напротив входа в ГУМ. Понаблюдав немного за технологией процесса – чтобы не сделать чего-то неправильно – ты бросил в монетоприёмник 3 копейки, подождал, когда в подставленный стакан выльется небольшой водопад и с наслаждением выпил из гранёного стакана жёлтоватую жидкость. Газировка оказалась далеко не такой вкусной, как ты фантазировал, но жажду утолила. Теперь надо было искать где бы поесть.



Привыкнув к обилию ресторанов и кафе в Москве 2020 года, ты с удивлением увидел, что в Москве 1980 года с этим делом было не так обильно. В ГУМе 2020 года поесть можно было буквально на каждом углу – от дорогущих ресторанов до совершенно бюджетных кафешек «Фестивальное» с блинами, пиццами, роллами и прочей дешёвой снедью. В советском ГУМе 1980 года были только магазины и ещё продавали мороженое. Но мороженое – лучшее в мире советское мороженое – ты решил оставить про запас. Сейчас тебе хотелось чего-то существенней. Ты не знал, что можно было пройти в гастроном в ГУМе и там, протиснувшись сквозь огромную толпу, найти закуток-кафетерий, в котором продавали бутерброды с колбасой и ветчиной. Если бы этот кафетерий хоть как-то рекламировался или имел вывеску, ты бы его нашёл. Но рекламы и вывесок не было. Вообще-то реклама тебя всегда раздражала. Но сейчас бы она тебе точно не помешала. Ты вышел на улицу. Ситуация продолжала оставаться неясной. Там где ты помнил кучи кафе, были какие-то конторы и учреждения.



Неподалёку ты заметил продуктовый и решил было купить самой вкусной в мире советской докторской колбасы, но хвост очереди, выглядывающий из магазина, тебя отпугнул. Не то чтобы ты не был готов постоять немного в очереди (ты думал, что «немного»), но люди в очереди были какие-то сердитые и ты решил поискать что-нибудь другое.



Ателье, металлоремонт, какой-то трест. Блин! Да где же человеку в Москве 1980 года можно обменять свои советские рубли на что-нибудь пожрать? А меж тем становилось уже прохладно – сентябрь как никак, хоть ещё и тёплый.



Ну наконец-то! Бутербродная! Из неё, правда, тоже выглядывает хвост очереди. Но это уже не имеет значение. Очень хочется есть!

Отстояв очередь – всего-то полчаса – ты купил себе пять бутербродов с варёной колбасой по смешной цене 10 копеек за бутерброд и кофе с молоком в гранёном стакане. В Москве 1980 года, казалось, все напитки продавали только в гранёных стаканах. Сесть не удалось, потому что сидячих столов не было, а были только стоячие. Причём за каждым столиком стояло по несколько человек, чужих друг другу. Внутри было шумно и сутолочно. Скушав бутерброды и запив кофе, который имел довольно странный вкус, к настоящему кофе имеющий достаточно отдалённое отношение, ты решил постоять немного у столика, разглядывая окружающих. Но был вынужден довольно быстро ретироваться, потому что тебя одёрнула то ли официантка, то ли уборщица неопределённого возраста с тряпкой в руках: «Ну что стоишь, ворон считаешь? Поел и ступай, другие тоже есть хотят». Но тебя это не обидело. Хотя «кофе» был не совсем кофе, но зато колбаса на бутербродах в самом деле была вкусная. И вообще общая сытость настроила тебя на более оптимистичный лад. В кармане у тебя лежали более 60 рублей, которых, как ты понял, при таком подходе может хватить на довольно длительный срок.

Правда пока оставался нерешённым вопрос с ночёвкой. Ведь где-то надо было остановиться на ночь. Но пока солнце ещё не зашло, тебе казалось, что этот вопрос, при наличии денег, решить будет совершено несложно. Ты смотрел на деловую толпу, бодро спешащую куда-то по улице 25 лет Октября, и у тебя на душе возникало некое тёплое ощущение от мысли, что всё будет хорошо. Правда в конце улицы 25 лет Октября виднелось здание КГБ, как некое предостережение, но оно не казалось таким уж пугающим.



Такая фантастическая история на реальной основе. Теперь сухой остаток. Итак, человек из нашего настоящего, будучи заброшен в советскую Москву, может достаточно быстро обзавестись некоторым количеством советских дензнаков, продав с себя вещички, которые в советской Москве уйдут как мясные бутерброды на вегетарианском обеде. При известной доле везения и сноровистости можно выручить от ста до двухсот рублей. Хотя можно и меньше – как повезёт. Смартфон, формально, можно продать по очень высокой цене – фарцовщики-перекупщики его бы купили хотя бы даже как удивительную фото и видеокамеру. Правда вряд ли бы у путешественника во времени оказалась с собой зарядка, что снизило бы цену. Но учитывая, что импортный видеомагнитофон в комиссионном на Садово-Кудринской по цене доходил до 30 тысяч рублей и выше (цена «Волги» на чёрном рынке), смартфон можно было бы загнать за очень приличные по советским меркам деньги. Но вопрос – что делать дальше?

Итак, всякие бредовые фантазии про то, чтобы пойти в милицию или КГБ, и рассказать что ты из будущего, а заодно предупредить о страшной опасности, нависшей над СССР – оставим детям. Типовой случайный путешественник во времени ничем не сможет доказать, что он прибыл из будущего. Формально он может описать реальные события, которые скоро случатся. Но что он, собственно знает? Что, собственно, знает об истории СССР любой современный любитель советских времён? Да по сути, кроме своих сказок, ничего не знает. Нет, он конечно знает, что в декабре 1991 года СССР не станет. Но вряд ли такая информация сильно заинтересует компетентные органы в 1980 году. Путешественник во времени может напрячься и вспомнить, что в 1982 году умрёт Брежнев, а генсеком станет Андропов. Но тоже как-то не близко и расплывчато. Вот если бы он рассказал, что случится в ближайшее время – скажем, 25 сентября 1980 года. Но наш путешественник как раз этого-то и не знает. История СССР для него вообще белое пятно, в котором плавают абстракции в виде вкуснейших котлеток из школьной столовой и самого вкусного советского пломбира. Вот и все его знания об СССР. Даже про свои самые любимые и самые лучшие в мире советские фильмы такой путешественник твёрдо ничего не знает. Когда вышли? Кто режиссёр? Где снимался?

А вот сказал бы наш путешественник во времени ответственным товарищам на допросе 11 сентября 1980 года, что через неделю, 18 сентября, с космодрома Байконур стартует космический корабль Союз-38 с экипажем из Романенко и гражданина Кубы Арнальдо Мендесом. Это бы сильно заинтересовало компетентные органы. Простой человек, тем более сумасшедший, такого знать не может. Впрочем, такое может знать американский шпион – и, наверное, про это лучше промолчать. Впрочем, про это наш путешественник во времени и не знает. Что вообще советские космические корабли бороздили Большой театр (ага, который на сторублёвке), он знает. А вот конкретики – никакой.

Можно было бы рассказать, что 4 ноября 1980 года президентом США будет избран Рональд Рейган. Но и этого наш путешественник не знает, хоть и прибыл из будущего. И вряд ли он помнит, что 8 декабря 1980 года в Нью-Йорке возле своего дома будет убит Джон Леннон. Можно было бы рассказать, что 7 февраля 1981 года в Ленинграде при взлёте разобьётся самолёт Ту-104 и погибнет всё руководство Тихоокеанского флота. И что причиной катастрофы станет перегрузка самолёта всяким барахлом, которое напокупали себе в Ленинграде адмиралы и генералы. Но наш путешественник и про это ничего не знает, а если ему и рассказывали, он считал, что это всё враньё и поклёп на СССР. Даже про то, что 28 апреля 1981 года сборная СССР снова станет чемпионом мира по хоккею наш путешественник не припомнит.

Словом, он ничего про СССР и мир вокруг СССР не знает – ни про будущее, ни даже про прошлое. Козырнуть ему нечем. Поэтому в официальные структуры ему соваться не стоит. А куда тогда?

Первый вопрос, который надо решить – где жить. Гостиницы отпадают. В советские гостиницы и так-то было почти невозможно попасть – в этих странных заведениях почти никогда не было мест. Но даже если бы место и нашлось, для заселения нужен был паспорт. Попади наш путешественник в США 1980 года и никому бы его паспорт был не нужен. В СССР совсем иначе. Человек был жёстко привязан к месту жительства. Снять квартиру тоже не вариант в советской Москве. Это было почти также невозможно, как заселиться в гостиницу. А уж посуточно и вовсе была тема незаконная. Ну ладно, для начала можно было бы заночевать на вокзале. Но отдых этот так себе. К тому же, через несколько дней общий помятый вид начнёт привлекать интерес милиции.

Есть вариант найти каких-нибудь неформалов и вписаться к ним на ночёвку, покупая им портвейн. Но в Москве 1980 года нет никаких «стен Цоя» и прочих мест, где тусуются неформалы. Где их искать? И никаких рок-концертов тоже нет, а если раз в год какой-нибудь полуподпольный и пройдёт в каком-нибудь ДК за пределами МКАД, то информации о нём тоже нигде нет – только по «сарафанному радио». В общем, с неформалами не очень получится. Выход, наверное, такой – ехать на электричке за город, причём по возможности как можно дальше от Москвы и там в какой-нибудь деревне найти одинокую старушку, у которой снять угол. Старушка точно паспорт требовать не станет.

Ладно, жильё есть – уж какое есть. Дальше что? Тёплых дней в сентябре мало. Скоро уж в одной рубашке будет ходить совсем никак даже днём. Надо покупать осеннюю куртку. Тут кочевряжиться не стоит, сойдёт и советская. Но вопреки современным фантазиям, даже советская верхняя одежда в СССР стоила совсем не дёшево. А скоро придётся покупать и зимнюю. Да и вообще нужен хоть какой-нибудь минимальный гардероб. Таким образом, вырученные от начальной продажи своих вещей деньги путешественник скоро почти полностью потратит на новый гардероб. Причём он сразу утратит вес лоск. За иностранца его уже принимать не будут – он превратится в обычного советского молодого человека в типовой немодной советской одежде. Только без знаний о жизни советского человека. Где он возьмёт денег на жизнь и оплату того же угла у бабки? Ведь на советскую работу без паспорта и трудовой книжки не устроишься. Идти в пастухи? Ну можно. Но это сезонная работа. Дальше куда? Случайный заработок разнорабочим?

В общем, постепенно наш путешественник будет опускаться всё ниже и ниже. Выхода у него нет никакого. Вернее выход есть. И он может уповать только на него. Перебиваясь такими случайными заработками, живя кое-как и кое-где, ему нужно протянуть всего десять лет. В 1991 году произойдут такие изменения, что уже никому не нужен будет паспорт нашего путешественника и вообще он сам будет никому не интересен. Зато сам он так закалится за эти десять лет полукриминального существования, что к моменту краха СССР будет иметь огромное преимущество по сравнению со многими гражданами СССР. Тут-то может и наступить его звёздный час. Возможно, кое-кто из российских «олигархов» и криминальных авторитетов проделал именно такой путь?

Вот такая научная фантастика. А вы как думаете, есть ли другие варианты для невольного путешественника во времени, случайно заброшенного в СССР 1980 года?







Tags: Путеводитель, Совдепия, Фантастика
Subscribe

promo germanych february 23, 2011 20:03 54
Buy for 50 tokens
Вот иной раз спрашивают: «Какой ваш любимый фильм?» Задумаешься тут. Вообще странно иметь какой-то один любимый фильм, любимую книгу, любимую пищу или, скажем, любимый цвет. Это похоже на детские анкеты в тетрадях, когда в на каждой странице задавался какой-нибудь вопрос (про любимый…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2084 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →