germanych

germanych 17 минут на прочтение Золотой пост

ЖЖ рекомендует
Категории:

Операция «Ы»: как сложилась судьба героев?





Кадр из фильма «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» (реж. Леонид Гайдай, «Мосфильм», 1965 год)


Какой моральный советский человек не смотрел веселую киношку «Операция Ы и другие приключения Шурика»? Эту, состоящую из трёх новелл, комедию Леонид Гайдай снял в 1965 году, закрепив за собой титул лучшего комедийного режиссёра СССР. Успех фильма был просто ошеломляющим. В 1965 году его посмотрели почти 70 млн зрителей, что обеспечило комедии Гайдая первое место в кинопрокате 1965 года. Самой убойной, конечно, была последняя новелла, которая дала название всему фильму в целом – «Операция „Ы“». Сюжет комичен и одновременно криминален. Некий директор торговой базы Петухов, используя служебное положение, гнусно расхищал социалистическую собственность на собственном складе. Убоявшись грозящей ревизии, после небольшого торга он нанимает за тысячу рублей («Триста тридцать» «Каждому!») криминальную троицу – Труса, Балбеса и Бывалого, чтобы те сымитировали кражу. Со взломом, естественно. Тем самым расхищенное добро можно было списать на воров. Троица тщательно подготовилась к имитации кражи и вышла на дело. Но в силу некоторого искривления пространства на их пути встал знаменитый Шурик, который в итоге уложил всю троицу (в прямом смысле) и не дал совершить злое дело. Финал фильма эпичен – сторожиха на инвалидке злоумышленников тащит на прицепе всю повязанную троицу в милицию. Зло повержено. Добро победило. Занавес. Но так ли уж всё однозначно в концовке этого фильма? Давайте разберёмся.



С троицей как будто всё ясно. Трус в момент найма верно определил статью УК РСФСР (1961 года), которая на них сидела, как влитая.



Статья 89 пункт 2: «Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем кражи <…> повторно или по предварительному сговору группой лиц, или с применением технических средств , – наказывается лишением свободы на срок до шести лет».

Балбес сразу заявил «Не пойдёт». Однако директор базы им объяснил, что никакой кражи не будет. «Всё уже украдено до нас» – с грустью констатировал статус-кво начитанный Трус. Впрочем, до троицы мы ещё дойдём и увидим, что там не всё так однозначно. А сейчас рассмотрим другого героя этой новеллы – бабку-сторожа Марью Ивановну.



Вон какой испуганный у неё вид. И дело не только в том, что она увидела четыре почти бездыханных тела (не считая тушки мыши), лежащих в рядок на полу вверенного ей склада. Тут дело посерьёзнее. Бабуля понимала, что сама-то она попала в ой какую неприятную историю.

Читаем УК РСФСР (1961), статья 172 «Халатность».

«Невыполнение или ненадлежащее выполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного или недоброкачественного к ним отношения, причинившее существенный вред государственным или общественным интересам… наказывается лишением свободы на срок до трех лет, или исправительными работами на срок до одного года, или увольнением от должности».

Вот скажите на милость – с какого перепугу сторожиха убежала ночью домой, оставив склад на попечение совершенно постороннего лица? Да, Шурик конечно был ей знаком и даже платил ей копеечку за снятие комнаты. Ну и что? Сторож – в том числе и женского пола – не имеет права оставлять охраняемый объект, пока его не сменят уполномоченные лица. А Марья Ивановна саму себя назначила таким лицом, сама себя сменила и сама же назначила на своё место Шурика. Ай, не хорошо.

Впрочем, кто-то может сказать, что ночной сторож склада – это не совсем должностное лицо. Да и какого-то существенного вреда государственным или общественным интересам в результате ухода сторожихи с поста не случилось. Но советские законодатели тоже лыком не шиты. И специально для Марьи Ивановны ввели в УК РСФСР (принятый в 1960 году) статью 100, которая так и называлась «Недобросовестное отношение к охране государственного или общественного имущества». Читаем, чем грозила Марье Ивановне эта статья:

«Недобросовестное отношение лица, которому поручена охрана государственного или общественного имущества, к своим обязанностям, повлекшее расхищение, повреждение или гибель этого имущества в крупных размерах, при отсутствии признаков должностного преступления, – наказывается лишением свободы на срок до двух лет, или исправительными работками на срок до одного года, или общественным порицанием».

Вот это стопроцентно про бабку-сторожиху, которая убежала с охраняемого объекта. А то, что в итоге Шурик и троица нанесли «повреждение или гибель этого имущества в крупных размерах» – это детально показано в фильме. Сколько там всякого разного было испорчено или погибло. В комментариях к УК РСФСР (1960) так прямо сказано:



Ну как вам нравится? Это же прямо про нашу старушку написано. Она решила, что «авось пронесёт, ничего не случится» и оставив Шурику тулуп и ружьё, самовольно ушла со своего поста. Конечно, скорее всего суд войдёт в её обстоятельства и для первого раза ей вряд ли дадут реальный срок. Скорее всего для Марьи Ивановны всё закончилось общественным порицанием. Но всё равно, ой как не хорошо. Да и больше на эту работу её точно уже не возьмут.

Ну а что же наш Шурик? Напомню, что замещая сторожиху, он ловко орудовал разными подручными средствами, старался нанести максимальный вред ночным злоумышленникам, а попутно наносил вред охраняемому имуществу. Но вот какая тут тонкость. Если бы Шурик был настоящим сторожем, то закон прямо обязывал его действовать таким образом – защищать охраняемый объект и по возможности задержать тех, кто этому объекту хочет нанести урон. Даже статья такая была в УК РСФСР – необходимая оборона, которая касалась в первую очередь как раз защиты государственных и общественных интересов.

Но штука-то в том, что Шурик были вообще никем. Он совершенно незаконно исполнял обязанности сторожа.

Была в рассматриваемом УК РСФСР (принятым в 1960 году и вступившим в силу в 1961 году) статья 200 «Самоуправство». Вот как она звучала.



Моё мнение – действия Шурика подпадают под эту статью. Вот, как разъясняется эта статья в комментариях к УК РСФСР от 1962 года.



Шурик ведь в самом деле был уверен, что осуществляет принадлежащее право, ведь сторожиха доверила ему охранять склад. Но штука-то в том, что сторожиха не имела право а) покидать пост и б) назначать кого-либо вместо себя. То есть, по сути, всю ситуацию можно рассматривать так: сторожиха, нарушив закон, прекратила охрану склада, а Шурик самовольно взялся охранять склад, при этом совершил самоуправство против граждан, нанеся им ущерб. Причём, серьёзный такой ущерб. Если Трус отключился сам, то Балбеса и Бывалого Шурик капитально вывел из строя. Возможно после этого они стали инвалидами.



Кроме того, можно примерить на Шурика и статью 98.



Он ведь в процессе задержания возможных преступников резво так колотил то одно, то другое государственное или общественное имущество, причиняя им вред.

Ну а как вам статья 109?



Шурик конечно не нанёс тяжких телесных повреждений (статья 108) членам троицы, но мог вызывать длительное расстройство здоровья того же Бывалого. Вон как у того морду перекосило и шишак на лбу какой здоровенный вырос.



Да и Балбесу тоже досталось.



Вон он как лежит без чувств. Ну натурально у него теперь длительное расстройство здоровья. А как же? Такое дело – башкой прямо об рельсы.

Но если даже от 109-й Шурик отвертится, то статья 112 УК РСФСР это точно про него написана. Вот, читаем.



А то, что Балбес и Бывалый получили кратковременное расстройство здоровья – это факт.

В общем, как не крути, а старуха-сторожиха и Шурик налетели на УК РСФСР со всеми размаху. Конечно, они приволокли связанных преступников. Мол, им за это будет поблажка? Но, во-первых, поблажки не будет. Старуха незаконно оставила пост, а Шурик незаконно выполняя обязанности сторожа причинял вред здоровью советских граждан. Много им конечно не дадут. Так, штраф, увольнение, общественное порицание. Но всё равно неприятно. Хотя они могут испытывать моральное удовлетворение от сознания того, что асоциальные личности и расхитители социалистической собственности привлечены к ответу. Ой ли?

Мы, как зрители, конечно знаем во всех деталях все перипетии преступного замысла завскладом Петухова и деяния его наймитов. Но ведь товарищи судьи, да хотя бы даже и следователи этого ничего своими глазами не видели. И представление о преступлении они должны будут составить со слов всех участников.

Что расскажут следователю старуха и Шурик мы знаем. Старуха скажет, что оставила Шурика возле склада, а когда вернулась, обнаружила склад взломанным, а на полу лежащим четыре тела, включая Шурика. Чего-либо ещё показать она не сможет – ибо не знает, что происходило в её отсутствие.

Тогда, естественно, следователь станет допрашивать Шурика. Шурик расскажет примерно то, что видели кинозрители. Правда, что такого особенного Шурик может показать, скажем, на Труса? Трус просто подошёл к нему и спросил где бабуля. А потом сразу упал в обморок. В чём вина Труса? Конечно, если думать, что вся троица как начнут говорить всю правду следователю – и про то, что их нанял завскладом, и про то, как они готовились, в целом алиби Шурика будет доказано. Но кто сказал, что они будут честны, а не, напротив, начнут излагать свою версию событий. Да, она будет полностью расходиться с версией Шурика. Но ведь слова Шурика никто не сможет подтвердить кроме него самого. А троица будет защищать себя с энтузиазмом.



Итак. Трус расскажет, что проходил мимо склада и решил поболтать с бабулей, которую он ранее тут видел неоднократно. А когда увидел, что вместо бабули стоит какой-то молодой парень, то очень испугался, что это грабитель, и от страха потерял сознание. Всё. Никаких улик против него нет. Он ничего не украл, никаких орудий у него нет. А единственную возможную улику – платок, смоченный эфиром – Шурик у него случайно отобрал. Более того, Трус вообще может заявить, что он подошёл к бабуле, увидел что это посторонний тип, хотел поднять тревогу, а тот удушил его платком, смоченным хлороформом. Нет, каково? И как Шурик докажет, что всё было иначе?

Идём далее. Бывалый может заявить, что он очень обеспокоен количеством краж и хулиганства, а потому по почину души по ночам как настоящий советский человек патрулирует улицы родного города, надев на рукав повязку дружинника. Конечно, это попахивает некоторым идиотизмом. Ну и что? В конце концов, Юрий Иванович Деточкин ещё и не такое откалывал, борясь с жуликами. Так что даже если следователь скажет Бывалому «Ты что – дурак?», Бывалый ответит: «А что, собственно такого я сделал? Я защищал социалистическую собственность». И добавит, что увидел странное шевеление возле склада, вошёл, увидел молодого парня, который возится с двумя телами на полу.



После этого Бывалый сказал парню, что он дружинник и сказал, что ему всё это кажется подозрительным и что он сейчас вызовет милицию. А парень накинулся на него и причинил ущерб его здоровью, избив его. Причём, у Бывалого будут все доказательства – огромная шишка. Да и медицинское освидетельствование покажет, что он слегка контужен. Шуриком, естественно, и контужен. А Шурик по простоте душевной даже не будет этого отрицать, а полностью подтвердит, что оглушил Бывалого ведром, предварительно ещё и применив против него химические вещества в виде порошка нюхательного порошка. Но, скажет Шурик, я же просто хотел его задержать. Хм. Бывалый говорит так, Шурик эдак. У Бывалого есть явные повреждения. У Шурика их нету. В общем, следователь в недоумении.

Ну а что же Балбес? Балбес начнёт строить из себя простодушного дурачка-алкаша. Мол, в самом деле залез на склад, чтобы украсть бутылку водки, потому что магазины уже не работают.



Но конечно же потом он собирался обязательно заплатить. А на него напал какой-то парень, стал его избивать, колоть рапирами, а потом и вовсе оглоушил и связал. Что за парень и почему он на него набросился Балбес не в курсе. Но предполагает, что скорее всего это был настоящий грабитель, который залез на склад раньше, а увидев его, Балбеса, решил его убить. Ни больше, ни меньше. Как убить? Да очень просто. Оглушить, а потом удушить хлороформом. Бывалый эту версию подтвердит, заявив, что когда вошёл в склад, увидел, как Шурик прикладывал к лицо потерпевших какой-то платок. «Вот этот платок?» – спросит следователь и покажет Бывалому тот самый платок Труса, который оказался у Шурика. «Тот самый» – подтвердит Бывалый.

Итак, как видим, удавка начинает постепенно затягиваться на шее Шурика.

Но ведь у нас же ещё есть такой шикарный налим, как директор торговой базы С. Д. Петухов.



Ведь после всего случившегося ревизия как миленькая пожалует на склад и сразу обнаружит крупную недостачу. И дело шито-крыто. Думаете? А мне почему-то кажется, что то, как развернулись события товарища Петухова ничуть не обескуражит. Более того, пожалуй для него дело повернулась куда лучшим боком. Ведь сперва он просто хотел сымитировать кражу со взломом, чтобы скрыть факт хищения. План неплохой. Но полностью товарища Петухова не обеляет. Потому что грабителей никто не поймает (такова была идея). А, стало быть, останется некий червячок сомнения. Всяк будет думать: «Грабёж-то конечно грабёж. Но где грабители?» А тут прямо бинго. Вот же они – грабители. Нет, не троица Трус, Балбес и Бывалый – ни в коем случае. Грабители – бабка и Шурик. И вот вам версия товарища Петухова.

Как ему теперь совершенно ясно, бабка-сторожиха, которой он так доверял, крайне халатно относилась к своим обязанностям. Покидала свой пост когда хотела. И как-то раз вошла в сговор со своим жильцом Шуриком с целью хищения социалистической собственности.



Кто там кого подговорил товарищ Петухов не знает. Может Шурик бабку, может бабка Шурика. Но теперь-то уж ясно, товарищ следователь, что бабка с Шуриком давно и систематически расхищали государственное и общественное имущество, хранящееся на складе. И если бы не эта случайность, когда прохожий Бывалый проявил бдительность, эта банда – а может там и другие члены есть – и далее шла по преступному пути. А что бабка повезла троицу в милицию – так решили следы замести. Убить троицу они видимо испугались. И решили выдумать эту совершенно невероятную историю с ограблением.

Вот такие дела. Так что впереди у старушки и Шурика могли нарисоваться куда больше неприятности. А всё почему? Всё потому, что склад не был оборудован системами видеонаблюдения. Такие дела.







Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

Кто думает что у следователя будет желание разбираться с Шуриком по закону и совести, хочу привести типичный пример.
Город Омск, Советский район, 1970 годы - 120.000 населения. ! РОВД!!! ОДИН!!! на 120 тысяч!!! 6 следователей... Прописью - ШЕСТЬ. Ни 60, а 6!!! В районе расположены 1 колония общего режима, 1 колония строго режима для лиц которым судом назначенно лечение от наркотиков, 1 ЛТП. Штук 12 ПТУ, общежитий с "химиками" штук 40 пятиэтажек не меньше. Общежития при ПТУ, общежития при СМУ и СМТ - четверть минимум судимых. Продолжать? Огромнейший массив бараков - человек тысяч нп 6 - куда менты не отваживались приезжать - одной машиной - даже днем. Огромнейший микрорайон хрущеб - шириною в 2 остановки, а длинною в 6!!! Деревообрабатывающий комбинат, нефтеперерабатывающий, завод пласстмас, завод Каскад, трактоно-ремонтный, масса небольших мастерских и фабричек...
И всего 6 следователей сидящих в одном кабинете... Представили, сколько у каждого дел - а на обычное дело срок 2 месяца!!! А за продлеванием в прокуратуру!!! И без основания - я не успел закрыть - ни кто не продлит...
Ну как? Это не в кино Гурову и Анискину с одним делом потора часа киновремени заниматься. Это жизнь.
Шурик. бабка и Балбес сели бы в Омске процентов на 90. Точняк. 10% даю на случайности - раскололся Трус, у Шурика оказалась подружка спит с адвокатом, бабка имеет медали за ВОВ и т.д. Во всех остальных делах - вспомните про описанных мною 6 следователей на 120 тысяч населения.
  • Reply
  • Новый комментарий