1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Categories:

Рождественский Шварценеггер против новогоднего Баниониса









Удивительно, но я ни разу не смотрел фильм «Подарок на Рождество» (1996) с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. Сегодня посмотрел, поскольку хотелось чего-нибудь по теме Рождества. А тут сразу и про Рождество, да ещё с Арни в главной роли. Что сказать? Фильм конечно средненький, семейный. Арни в необычном амплуа бизнесмена. Правда в финале он таки становится крутейшим суперменом. Но странным образом мне этот американский фильм напомнил советский новогодний фильм 1982 года «Детский мир» с Донатасом Банионисом в главной роли. Основные сюжетные линии настолько схожи, что невольно подумалось, что Рэнди Корнфилд, сценарист «Подарка на Рождество», вдохновился просмотром советского фильма «Детский мир». Однако при всей схожести сюжетов, разница между фильмами просто разительная и беглое их сравнение хорошо иллюстрируют всю непохожесть США и СССР как систем обитания людей. После просмотра фильмов становится очевидным, почему США – страна, которая привлекает симпатии сильных, амбициозных, энергичных и целеустремлённых людей, а СССР – страна, которая вызывает приступы отчаянной ностальгии разве что у вялых слабаков, хлюпиков и нытиков, ничего так не жаждущих в своей жизни, как того, чтобы кто-то взвалил на свои плечи их проблемы, причём, разумеется, бесплатно.



Общая схожая сюжетная линия заключается в том, что накануне праздника – Рождества в американском фильме и Нового года в советском – два взрослых человека сталкиваются с серьёзной проблемой. Им нужно во что бы то ни стало в последние часы, которые остались до начала праздника, купить заветную игрушку, о которой давно мечтает их ребёнок. Оба мужчины – Говард Лэнгстон в исполнении Арни и Михаил Петрович Распоркин в исполнении Донатаса Баниониса – отважно бросаются навстречу превратностям судьбы, чтобы во что бы то ни стало сделать ребёнка счастливым. Однако, как выясняется, превратности ждут их на каждом шагу – именно той игрушки, которая нужна ребёнку, в магазинах нет. В этом нет ничего удивительного для советской реальности. Но, как выясняется из фильма «Подарок на Рождество», в мире западного чистогана тоже бывают случаи, когда, вопреки невидимой руке рынка, на какой-то товар возникает дефицит и за ним выстраиваются очереди.



Случается это, например тогда, когда реклама малость перестаралась и локальный спрос на конкретный товар превышает предложение «здесь и сейчас». Например, всем нам известны дикие очереди в магазинах накануне начала продаж новых смартфонов iPhone. Желающих стать обладателями новшества так много, что существуют опасение не суметь купить их в первый же день. Или, вот как недавно, когда в Канаде легализовали марихуану и накануне открытых продаж в магазины выстроились очереди. Советским людям знакомо это чувство, ибо в СССР, собственно, по другому продажи и не происходят. Причём можно не стать обладателем заветной вещи не только в первый день, но даже в первый год или даже первую пятилетку от начала выпуск. Конечно, в США очень быстро рынок насыщается и все желающие покупают то, что хотят. Но накануне Рождества заветный подарок надо купить именно накануне Рождества, а не на другой день или через неделю. Какой же подарок хочет получить сын Лэнгстона на Рождество?



Он хочет получить игрушечную копию героя детского комикса и сериала – Turbo Man. Беда только в том, что миллионы других детей тоже мечтают об этой игрушке и все правильные родители заблаговременно озаботились покупкой, чтобы было что положить под рождественскую ёлку.



Но не таков герой Шварценеггера – бизнесмен Говард Лэнгстон. Он занят только своим бизнесом и врёт своему сыну, что тот получит Турбомэна, тогда как ничего у него нет. И лишь в самый последний момент бросается по магазинам. Естественно, там именно эта игрушка отсутствует, ибо все Турбомэны раскуплены другими родителями.



Других игрушек в магазинах – море.



Но по условиям сделки Лэнгстону нужен только Турбомэн. И он ищет его, прочёсывая магазин за магазином, и попадая в такие экзотические места, как база фальшивых Санта Клаусов или радиостанция, на которой разыгрывается сертификат на получение Турбомэна на складе.

По той же схеме, но с поправкой на советские реалии развиваются события в фильме «Детский мир».



В самом начале герой, некто Распоркин, видит из окна вагона новогоднюю ёлку на какой-то мелкой станции. Затем начинает учить проводницу тому, как надо носить золотые украшения.



Из дальнейшего выясняется, что Распоркин – ювелир или, «золотых дел мастер», как он сам себя аттестует. Правда, капиталов не нажил. Это тоже, с его слов. Но вообще есть некоторая схожесть с героем Арни – Распоркин-Банионис хотя и не бизнесмен, но тоже лицо свободной профессии, что для советского фильма достаточно неожиданный типаж для главной роли.



Затем Распоркин попадает в предновогоднюю Москву и радуется, как ребёнок всяким новогодним уличным украшениям. Довольно убогим, между нами говоря. Но не будем придираться.



Затем он прибывает в квартиру некой Людмилы Яковлевны, которую играет Наталья Гундарева. У Людмилы Яковлевны есть маленький сын, Юрка, который очень ждёт приезда Распоркина. Их отношения как-то не очень объясняются. По каким-то сценам кажется, что Распоркин – муж и отец, который ездил в командировку, а теперь вернулся. В другие моменты возникает ощущение, что он – влюблён в Людмилу Яковлевну и хочет на ней жениться.



Нет, всё же – влюбленный. Ибо маленький Юра, проснувшись, бежит к нему с криком: «Дядя Миша, с приездом!» и называет его на «Вы».



Дом американского бизнесмена и советскую квартирку сравнивать не будем. Как говорится, замнём для ясности. Разница и так очевидна. Но не в ней дело.

Выясняется, что в отличие от американского бизнесмена Лэнгстона, советский ювелир Распоркин загодя заказал новогодний подарок для Юры и должен получить его в Детском мире.



Туда он и направляет свои стопы, думая, что быстренько выкупит подарок и вернётся к любимой женщине и её сыну встречать Новый год.



В Детском мире 31 декабря толпа и свалка.



Ну прямо как в американском магазине игрушек, в который накануне Рождества отправляется герой Шварценеггера.



Правда, в советском Детском мире такие толпы и давка бывали всегда. Но не будем сейчас об этом. Итак, ювелир Распоркин прибывает в секцию игрушек и напоминает продавцам, что в ноябре делал заказ на игру «Дорожные знаки», и ещё раз подтвердил заказ за пару недель до Нового года.



«Ну и что, что заказывали?» – восхитительно удивляется продавщица и отфутболивает его к завсекцией. Заведующей не оказывается на месте, но в итоге алчущего заказа ювелира всё же выслушивает заместительница.



Заместительница читает в книге заказов: «Распоркин, заказ от 25 ноября, номер 13». Но с грустью констатирует – отдыхайте, товарищ Распоркин, мы игру «Дорожные знаки» ещё не получили. И предлагает – точно также, как американские продавцы Лэнгстону – вместо одной игрушки купить другую. Но Распоркину нужны именно «Дорожные знаки», ибо именно их ожидает бедное дитя Юрочка. Которого к тому же Распоркин долго обучал ПДД, чтобы играть именно в эту игру.



Масло в огонь подливает кассирша, уведомляя, что фабрика игрушек ещё старые заказы не выполнила, так что нечего и думать о новых. Вот это уже не американская торговля, а советская во всей её красе.



«Мне-то, что теперь делать?» – вопрошает продавщицу Распоркин. «Ну что вы меня-то об этом спрашиваете?» – бросает ему советская продавщица и сваливает в подсобку, поскольку её позвали к телефону, оставляя потенциального отчима Юры в полном недоумении. Распоркин отправляется к замдиректора магазина.



У того в кабинете Распоркин наблюдает сцену, как замдиректора просит продавца оставить ему новогодние колпаки. И получает от замдиректора объяснение, что колпаки – это товар «достаточного ассортимента», а он требует «товар по заказу». В общем, Распоркин начинает совершать такие же телодвижения, что и бизнесмен Лэнгстон, то есть бегать по магазинам и разным прочим местам, в надеже получить заветную игру.



Даже на в плановый отдел попал, где выяснил, что игра уже снята с производства.



И даже оказывается на каком-то складе.



На складе есть даже какие-то импортные игры, которых нет в магазинах, но нет «Дорожных знаков». В итоге Распоркин получает искомую игру у директора фабрики игрушек. Чисто случайно.



Беготню Распорикна можно как-нибудь отдельно рассмотреть с точки зрения изучения советской торговли. Там много любопытных деталей. Но я сейчас не об этом. Я от той разнице в ощущениях при просмотре советского фильма «Детский мир» и американского «Подарок на Рождество». Разницы, которая, как я сказал, характерна для этих двух систем – США и СССР.

Ну вот начнём с героев. Лэнгстон – бизнесмен, волевой, энергичный, готовый в драку, если необходимо. Распоркин – мягкий ювелир. Вообще, кстати, непонятно, почему авторы фильма сделали его ювелиром. В развитии сюжета его профессия вообще не играет никакой роли. С таким же успехом он мог быть инженером или библиотекарем. Единственное, что хоть как-то оправдывает его специальность – он дарит своей женщине цепочку, которую «приобрёл в своей фирме». Видимо советский зритель должен был по виду цепочки определить, что она очень редкая и в простом ювелирном магазине такой не купить. Тут я не копенгаген – не разбираюсь я в советских ювелирных украшениях. На мой взгляд – ничего такого выдающегося в подаренной цепочке нет. В общем, Лэнгстон – сильный и напористый, Распоркин – вежливый до потери самоуважения. Единственное, чем они похожи – упорством в достижении цели.

Дети. Сын Лэнгстона, Джейми – каратист. Накануне Рождества ему вручают синий пояс по каратэ. Волевой и сильный мальчик.



Узнав, что папаша динамит его с подарком, довольно зло выговаривает ему за это. Любой мальчишка, который смотрел фильм, захотел бы быть таким же, как он. А Юра из советского фильма? Маленький, миленький, слабенький – от известия, что игра «Дорожные знаки» ему обломилась, начинает истерить, плакать, а потом ещё и заболевает от нервного срыва. Его очень жалко конечно. Но быть похожим на него захочет разве что какая-нибудь маленькая девочка.



Как ведут себя герои, бросаясь в пучину вод в поисках игрушечных сокровищ? Лэнгстон бьётся, словно это последний бой в его жизни. Он хватает за грудки продавцов в магазинах, он вышибает двери, он избивает целый батальон фальшивых Санта Клаусов, которые подсунули ему фальшивого Турбомэна.



Распоркин ведёт себя совершенно иначе. Он вежлив конечно. Но эта не корректная вежливость равного или высшего, как ему хотелось бы думать, а заискивающая вежливость подчинённого. Он не может повысить голос на продавцов – не то что, двинуть им в ухо. Он полностью зависим от них, а также от разных чиновников советской игрушечной промышленности. Его основная поза – лёгкий полупоклон и вежливо-заискивающая улыбка.

Ну а что игрушки, из-за которых заварился весь сыр-бор? Сын Лэнгстона хочет удивительную хайтековскукю игрушку в виде роботизированного Turbo Man, который разговаривает, летает, стреляет ракетами.



Это очень сложная и дорогая игрушка – неудивительно, что компания, её выпускающая, не смогла сразу понаклепать этих игрушек в достаточном количестве, из-за чего перед самым Рождеством купить её невозможно. Ажиотаж на эту игру объясняется ещё и тем, что она, помимо того, что очень привлекательна в глазах любого мальчишки, представляет из себя куклу киногероя из увлекательного (для детей) фантастического сериала.

Ну а советский мальчик Юра? Он мечтает об игре «Дорожные знаки» – в сущности, дешёвой настольной картонной поделке. Вся сложность её изготовления – цветная печать настольной карты на картоне. Простейшая и примитивнейшая игра. Но даже с такой игрой проблемы. Распоркин стоял в очереди под номером 13 – то есть, по сути, никакого особого ажиотажного спроса на неё нет – не то что на Турбомэна. Просто обычная типовая дешёвка. Если Юре и хочется её очень, то лишь потому, что сам «Дядя Миша» целый год учил его правилам дорожного движения и обещал, что под конец года Юра получит соответствующую игру.

Как сняты сами фильмы?



«Подарок на Рождество» – очень солнечный и динамичный фильм. Почти все сцены происходят либо на залитых солнцем улицах, либо в ярко наряженных и сверкающих помещениях. Фильм полон всяких трюков, драк, в нём присутствуют погони, взрывы, а в финале свершается красочное, массовое действо, завершающееся дух захватывающим приключением в стиле супер-мэна. Причём сам папа мальчика – Лэнгстон-Шварценнегер – становится героем, вызывающим бешеный восторг и у своего сына, и у толп зрителей. Такой вариант Супермена для детей.



«Детский мир» – это депрессивный фильм, который не может вызывать энтузиазма даже в микромизерном объёме. Мальчика Юру очень жалко. Такое ощущение, что ещё чуть-чуть – и он вообще умрёт. Маму его тоже жалко – у неё сын болеет, да ещё привязался наглый заказчик, которому она перепечатывает рукопись. Да и Распоркина жалко. Его все отфутболивают то туда, то сюда, пока наконец над ним не сжалился директор фабрики, который и находит старую запылившуюся игру где-то на выставочном стенде. Всё действие происходит либо на тёмных или пасмурных улицах, либо в квартире юриной мамы – в обычной серой советской квартире, либо в унылых помещениях разных контор. Единственное яркое пятно – пара кадров по-новогоднему наряженного Детского Мира.

Аудитория фильма «Подарок на Рождество» – дети и подростки. А также их родители. Тут всё понятно и чётко выдержано. При этом если требуются какие-то трюки, то они сделаны так, как надо делать трюки. По-взрослому.

Аудитория фильма «Детский мир» – вообще непонятна. Его никому неинтересно смотреть. Детям этот фильм неинтересен, поскольку кому нужна скучная нудь про то, как далеко не спортивного вида ювелир бегает по разным учреждениям, выклянчивая игру. А эти сцены перемежаются сценами в квартире юриной мамы, где то маленький Юра плачет, то мама страдает. Это не для детей. Но и взрослым этот фильм совершенно не в кассу. От фильма на тему Нового года любой человек ждёт чего-то радостного, весёлого, красочного и яркого. Но уж точно никто не хочет, включив фильм про Новый год, получить нравоучительную тоску про то, как плохо работает советская торговля



«Подарок на Рождество» – ярок, динамичен и радостен. Заканчивается он жизнеутверждающим посылом – жизнь есть борьба, но всё в твоих руках, а добро побеждает зло. Позитивный оптимистичный фильм. Посмотрев этот фильм – безусловно, это киносказка – хочется жить в стране, где он снят или, во всяком случае, подражать ей.



«Детский мир» – сер, вял и депрессивен. Заканчивается он неявно выраженным утверждением, что человек ничего не решает, а всё что он может – это выпрашивать подачки у всесильных продавцов и заведующих складами, причём выпрашивать даже тогда, когда вроде имеет право на своё, законное (Распоркин ведь не в конце года бросился искать игру, а заказал её более чем за месяц до Нового года). Посмотрев этот фильм хочется вздохнуть с радостью, что этой страны и этой системы больше уже нет.

Впрочем, есть и у этого свой зритель. Единственный зритель, которому «Детский мир» может понравиться – это современные нытики «ах какое тогда было тёплое милое время». Вот этим инфузориям такие фильмы в самый раз. Но они не понимают одной простой вещи – если в стране только хлюпики и нытики чувствуют себя хорошо, а сильные, волевые и амбициозные в этой стране жить не хотят, то такой стране – «кирдык». Вместе со всеми нытиками, которые любят только те локации, где рядом есть тёплая мамкина титька. Мамкина титька – это хорошо. Но только в самом раннем возрасте. А далее надо взрослеть и понимать, что жизнь – есть борьба, в которой если ты нытик и хлюпик, то тебя затопчут.








Tags: Киноведение, Кинокритика, Кинолекторий, Совдепия
Subscribe
promo germanych january 2, 23:02 506
Buy for 100 tokens
Эльдар Рязанов в советское время снял три комедии, сюжет которых закручивается вокруг Нового Года. Две из низ стали одними из самых востребованных советской массовой аудиторией фильмов: «Карнавальная ночь» (1956) и «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» (1975).…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 291 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →