1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Старые советские фильмы пристальным взглядом






Когда смотришь старый фильм примерно так сотый раз, то это уже не столько просмотр, сколько квест. Смотришь не на действия героев, а на задние планы и детали, выискивая, можно ли найти там нечто, что было незамечено ранее. Вот тут на днях просмотрел я «Бриллиантовую руку» и пара ранее незамеченных моментов попала в мой прицел.



Вот пассажирский теплоход «Михаил Светлов» отходит от причала.



Капитан (или кому там положено? старпом?) дёргает ручку машинного телеграфа, чтобы отдать команду.



Какие там вообще команды указаны на машинном телеграфе? Я не знаток, но изображений машинного телеграфа встречается множество. Ну вот хотя бы в советской комедии 1961 года «Полосатый рейс». Когда звери вырвались из клетки, виновница бардака – проказница-мартышка, за неимением нот, баса или хотя бы захудалого альта, ухватилась за машинный телеграф и давай вносить смятение в души моряков в машинном отделении. Вот этот кадр:



Что тут за команды? Да в принципе вполне логично – это названия видов хода корабля, по нисходящей: Полный вперёд, Средний, Малый, Самый малый, Стоп и уже назад: Самый малый, Малый и т.д. Я как-то так себе это представлял. Но это всё же комедия. Может в реальности там какие-то другие команды обозначены?

Вот нашёл в сети современную фотографию рубки какого-то теплохода.



Команды те же самые. Только вместо «Самый малый» и для вперёд и для назад обозначены «Товсь», то есть – «Готовсь». Видимо самый малый врубают перед тем, как отдать команду «Стоп машина» и, соответственно, «Самый малый» – это равносильно команде в машинное отделение: «Готовьтесь, сейчас пойдёт приказ Стоп машина». Ну во всяком случае это моё такое предположение.

Ну а что у иностранцев? Вот нашёл что-то на французском.



Я французского не знаю, но трансляйт подсказывает, что там такие команды: «В путь» (видимо, полный ход), «половина скорости», «медленно», «внимание», «стоп» и т.д. То есть в общем тоже самое. У нас «товсь/готовсь», у них – «внимание». Вот и вся разница.

И на всех прочих изображениях машинного телеграфа, которые я накшёл – им на русском, и на французском, и на английском языках присутствуют одни и те же команды: полный, средний, малый, самый малый/готовься, стоп и т.д. Надо полагать, что и на телеграфе теплохода «Михаил Светлов» команды должны быть теми же самим. Смотрим. Вот рука капитана (или помощника) начинает дёргать ручку телеграфа.



Что-то там какая-то новая команда выплывает.



Чего?



«Огонь»?! Это чего, телеграф в боевое отделение башни главного калибра? Удивительный какой-то телеграф на пассажирском теплоходе. И команды«Отбой» – тоже ни на каких других телеграфах, фотографии которых попались мне на глаза, не встречалась. А вот у телеграфа «Михаил Светлов» есть и команда «Огонь» и команд «Отбой»

Как это понимать? Скорее всего шутка Гайдая. Ведь команда телеграфа «Готовсь», а особенно «Товсь» сразу вызывает воспоминания о каком-нибудь фильме про подводные лодки или бравых артиллеристов, где постоянно звучит что-нибудь типа «Товсь!» «Огонь!». Ну и видимо Гайдаю показалось забавным вставить на телеграф эти команды. А может быть, эти команды телеграфа «Огонь» как-то были связаны с финалом фильма, про который ходят легенды, что Гайдай для обмана цензуры включил в финал ядерный взрыв. Тогда получилось бы забавно – старпом дёргает ручку телеграфа в положение «Огонь» и на экране показан ядерный взрыв. Но это конечно лишь предположения. Как было на самом деле, вряд ли уже можно узнать. Причём весь момент занимает доли секунд экранного времени и надо очень внимательно смотреть на детали каждого кадра, чтобы заметить эти странные команды.

Ну а что ещё я углядел? А вот что. «Михаил Светлов» – это круизный теплоход. Люди на нём отправились кататься по Стамбулу, Марселю и прочим городам контрастов. А круизный лайнер и оформлен должен быть соответствующе. Ну вот как на этом кадре, где Семён Семёнович Горбунков и контрабандист Геша отдыхают в шезлонгах на верхней палубе.



Всё в порядке. Круиз, отдых, впереди изучение контрастов. Но вот другой кадр в этом же круизе на этом же корабле.



После посещения очередного города-контрастов Семён Семёнович обзавёлся гипсом. Ничего не замечаете? Ну да, Геша немного загораживает. Актёр Миронов, подвиньтесь немного вправо!



Вот так лучше. Спасибо. Но что это? Что это за непонятные ящики на палубе круизного лайнера? Огромные, сколоченные из грубых досок. В таких обычно станки перевозили. Мягко говоря, весьма странно, что палуба круизного теплохода загромождена контейнерами с каким-то непонятным грузом. Это всё же пассажирский теплоход, а не грузовой. Почему у него на палубе такие ящики?

Из совсем мелких мелочей, сцена в каюте капитана (да, всё же за ручку странного телеграфа в предыдущих сценах дёргал не капитан)



Меня в этом моменте несколько удивило, что у капитана в шкафу початая бутылка коньяка стоит без пробки. Как-то это странновато.



Словно капитан в одиночестве попивал коньяк, а когда к нему в каюту постучался Семён Семёнович, он быстренько убрал коньяк в шкаф, не успев закрутить пробку.

Ну и в финале вот эта сцена.



Эта сцена как раз ничего удивительного не скрывает. Уже сильно пьяненький Геша, который перед этим спаивал в ресторане «Плакучая ива» товарища Горбункова, пошёл в туалет и перепутал мужскую и женские половины. Лёлик очень цинично смеялся по этому поводу. Ну и что такого в этой сцене?

Да в общем-то, ничего. Просто смешная сцена. Но вот этот вот туалет, типа сортир. У советского зрителя не вызывает ни малейшего удивления, что в 1968 году один из модных ресторанов советского приморского курортного города не имеет нормального туалета и посетители вынуждены идти сбрасывать часть съеденного и выпитого (особенно выпитого) в уличный сортир. А чего такого? Нормальный советский культурный отдых. Повёл даму в ресторан, оделись празднично, сидите такие, словно культурные. А потом пошли в сортир, оглашать окрестности акустическими эффектами. Особенно приятно, когда кавалер в одной половине, а дама – рядом, в другой половине. Кстати, а туалетная бумага была ли в этом сортире? Да ничего. Советские люди, они привычные. Их с пионерлагерей к этому приучали.

Кадр из советского фильма «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён» (1964).


Да не, это я конечно придираюсь. Для советского человека такие детали – тьфу, начхать и забыть. Так жили советские люди. Могли какое-то время считать даже себя вполне цивилизованными современными людьми. Но это до первого похода в туалет ресторана в приморском курортном городе.

На этом сегодня всё. Если ещё что-нибудь где-нибудь найду, поделюсь своими наблюдениями.









Tags: Киноведение, Мимоходом
Subscribe
promo germanych march 11, 2010 03:39
Buy for 100 tokens
Учитывая, что за читателей блога становится всё больше и больше и многие не читали весь цикл с начала, решил собрать основные статьи цикла «Совдепия» в одном посте. Это далеко не всё, написанное по теме, но, на мой взгляд, наиболее интересное. 1. Воспоминания о Совке Первая…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 239 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →