1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Размышление над «Маятником Фуко»


Ежи Коссак «Видение Наполеона при отступлении из Москвы»

Данный текст был написан в несколько присестов на балконе гостиницы в некоем городе, расположенном в одном из тех мест, которые современное население облюбовало для осуществления перехода между мирами земным и морским в тот временной период, который несколько странно называется отпуском. Я был сам удивлён этому позыву своего мозга, потребовавшего зафиксировать некие смутные ощущения, захватившие меня в ту пору благодаря чтению книги Умберто Эко «Маятник Фуко». Так случилось, что мне пришлось покинуть родной очаг (надеюсь никого не покоробит от этого жеманного камуфлирования газовой плиты) на некоторое время, оставив книгу Эко не совсем дочитанной. Брать её с собой в путешествие было решительно невозможно – в силу объёма издания. Я поступил так, как поступаю обычно в таких случаях – захватил с собой в самолёт покетбук, специально купленный для такого случая в книжном магазине на Новом Арбате. Второе произведение странным образом наложилась на первое (не до конца прочитанное) и в итоге я неожиданно для себя (чего никогда не бывало вдали от дома) был осенён неким графоманским зудом, который при известной толике напыщенности можно назвать вдохновением. Как было сказано, на балконе, щурясь от бьющих в глаза горячих лучей, иногда поглядывая на монотонно движущуюся внизу массу однообразно полуголых основательно прожаренных отдыхающих (если можно назвать отдыхом эту работу по ежедневному отправлению своей плоти на берег моря), я фиксировал свой поток сознания. Который сегодня и предлагаю вашему вниманию. Если конечно кому-то есть охота уделять внимание чужому потоку сознания. Да ещё такому, который был спровоцирован недочитанному (на тот момент) «Маятнику Фуко» и одному из романов Пелевина (оный дочитывался по мере выплёскивания данного потока сознания). Итак.


Об идеологии российской элиты

Читал «Маятника Фуко». Получил искреннее удовольствие. Возможно в том числе и потому, что описываемый мир мне достаточно знаком. Как со стороны «Гарамона», так и со стороны его клиентов. Тамплиериада ¬– это наше всё. А так же со стороны подрывных элементов и спецслужб. Не говоря уже про фашистов и антифашистов. Интересно на всё это взглянуть глазами человека, так сказать, более близкого к эпицентру и, безусловно, по некоторым вопросам куда более эрудированного (если что, я имею в виду Эко).

В процессе чтения пришлось на некоторое время отбыть в иное измерение. А поскольку «Маятник» весьма объёмная книга, решил запастись чем-нибудь более компактным. Для таких целей я обычно использую что-нибудь вроде Пелевина в виде покетбука. Отправился в книжный и наугад купил пелевинского «t». В итоге получилось такое любопытное наслоение – с середины «Маятника Фуко» перескочить на нечто практически о том же самом, пусть и с совсем иным сюжетом. Кто прочёл обе эти книги, думаю, меня поймёт – Каббала, семь сефирот, изотерика и вот это вот всё.

Кстати, о Пелевине. Когда я слышу, как кто-то говорит, что в современной России нет идеологии, я улыбаюсь (про себя). У современной России есть идеология. И имя этой идеологии – Пелевин. Современный российский, прошу прощения, истеблишмент, пуст и никчёмен. Не менее пуста и никчёмна челядь этого истеблишмента, т.е. обслуга. Поэтому они просто образцово копируют тот образ российского истеблишмента и его обслуги, который ваяет Пелевин. Причём для обоих сторон это происходит, можно сказать, незаметно. Пелевин уверен, что всего лишь пишет карикатуру на российские верха, а российские верха уверены, что Пелевин пишет веселёю карикатуру на них. Но истина в том, что российский суперграунд (а заодно и андерграунд) создаёт никто иной, как Пелевин. И, строго говоря, именно об этом роман «t». Хотя сам Пелевин может думать про свой роман что-то другое. Подобно тому, как граф Т. был создан Ариэлем и его командой, так и российский истеблишмент со всем выводком прилипал создан силой мысли Пелевина (и мы не удивимся, что в этом пункте нам мерещится что-то такое в стиле Борхеса). Поэтому Пелевин должен регулярно писать романы, чтобы российский истеблишмент знал, что ему надлежит делать. А если Пелевин однажды бросит своё ремесло, российский истеблишмент попадёт прямиком в мистическую пустоту, в которой очутился граф Т. Только вряд ли оный российский истеблишмент сможет вырваться из этой пустоты, удрав на коньках от Кербера по замёрзшему Стиксу.

А вот про основную массу российского населения Пелевин не пишет. Поэтому этот слой предоставлен самому себе и развивается по другим канонам. Но это другая тема.

Немного политэкономии

Так вот, тамплиерщина. И вообще – тайное знание, тайные общества и прочее в этом духе. Почему есть люди (я отношусь к их числу), у которых это всё вызывает такой жгучий интерес? Вот задал этот вопрос и задумался. В самом деле! Не так-то и легко ответить на этот, казалось бы, очевидный вопрос.

Вот взять коммунистов и либералов. У этих всё решено -- миром правят экономические отношения и более ничего. А когда наступит момент, при котором экономические отношения будут развиваться в наиболее благоприятном для себя направлении, тогда наступит конец истории. Тут у марксистов и либералов полное взаимопонимание. Рознится лишь концепция оптимума экономики (свободный рынок или тотальное обобществление средств производства). Но это детали. В целом-то марксизм и либерализм – это аверс и реверс одной медали, отлитой в 1789 году. Ничего удивительного поэтому, что в итоге идеи марксиста Маркузе и его компаньонов по «франкфуртской школе» пришлись так удивительно в пору в оплоте либерализма – США.

Но в целом это очень скучно – человек живёт, чтобы сколачивать капитал (ну или, как вариант, создавать прибавочную стоимость) и спариваться с другими гомосапиенс. С этой точки зрения, какой-нибудь западноевропейский средневековый барон оставлял свою жену, свой замок, своих крестьян и свой чудесный Лангедок (или, как вариант, Пикардию), и отправлялся в Святую Землю, руководствуясь исключительно своей экономической выгодой. Скучно, господа-товарищи. И глупо. За деньги человека можно нанять пехотинцем. И даже отправить за тридевять земель. Но вот совершать героические поступки за деньги заставить невозможно. Просто в силу того банального положения дел, в силу которого мёртвому деньги не нужны. Смерть обнуляет экономические отношения.

Конечно, захватить Иерусалим было в некотором роде экономически выгодно. Для тех, кто остался в живых. Однако захватить какой-нибудь соседний европейский город было куда более выгодно – экономия на логистике была просто колоссальной. Да и не платил никто рыцарям, пока они не добирались до какого-то потенциального объекта для захвата. Наоборот, они сами за свой счёт снаряжали себя и ещё кучу своих слуг и пехотинцев (в зависимости от статуса количество конечно рознилось, но сам принцип был неизменен). То есть получается такая петрушка – барон должен был за свой счёт снарядить себя, своих оруженосцев, слуг, некоторое количество ополченцев, собрать фуража на несколько месяцев, покинуть свой замок и свою жену без какой бы то ни было гарантии увидеть их снова, отправиться куда-то к чёрту на кулички и это всё для чего? Для того, чтобы иметь возможность в случае успеха ограбить дом или лавку какого-то заморского обывателя? Серьёзно?

Какая невыразимая нелепость эта теория примата экономики над всем остальным.

А что же тогда? Но ведь даже в самых махровых советских учебниках по истории для 6 класса не скрывали, что многие шли на убой во имя отпущения грехов. Тут в самом деле нечто более возвышенное – можно поставить на кон всё своё материальное благополучие во имя спасения своей бессмертной души. И вот тут мы подходим к той точке, с которой понятней становится иное, не экономическое, а мистическое мироощущение.

Куда же без Наполеона?

Есть люди, для которых очень важным является приобретение нового автомобиля или недвижимости. А есть люди, для которых важным является сакральное и – не побоюсь этого слова – трансцендентное. Безусловно, одно не исключает другого – желающий купить новый автомобиль вовсе не обязательно закрыт для поисков сакрального (извиняюсь за столь избитое словечко). Но чтобы не увязнуть в деталях, разнесём эти два случая.

Человек материальный уверен, что любым историческим деятелем движет исключительно жажда материального стяжательства. Для такого человека совершенно непонятной будет постановка вопроса о том, что, например невысказанной целью похода Наполеона в 1812 году было уничтожение одного из центров Православия. Если задать такому человеку вопрос о том, для чего Наполеону понадобилось взрывать Кремль – когда боеприпасов и без того был дефицит – ответом будет сентенция о том, что Наполеон это сделал с досады. Мелкий человек рессентимент распространяет свои рефлексы на такую величину, как Наполеон, и пребывает в состоянии душевного равновесия – нет людей, мотивом поступков которых может быть что-то иное, отличное от того, что мотивирует самого человека материального.

У Пелевина, кстати, в его романах пруд пруди этих людей материальных, которые цинично посмеиваются над каким-нибудь бредущим в Оптину Пустынь графом Т. и объясняют ему, что в основе всего лежит человеческая страсть присосаться к нефтегазовой трубе или получить кусок бюджета. Впрочем, про Пелевина, как главного (а вернее, единственного) идеолога современного российского истеблишмента я уже сказал выше. Что лично для меня остаётся загадкой – сам Пелевин разделяет свою идеологию или он просто так зло стебётся, уравновешивая весь этот материалистический цинизм разными мистическими вкраплениями? Но в данном случае это не важно. Я продолжаю.

Вопрос ведь даже не в том, какую именно цель преследовал Наполеон (раз уж я его взял в качестве примера) в 1812 году. Вопрос во внутренней потребности увидеть за позитивистскими объяснениями что-то более таинственное. Меня, например, коробит от этой банальщины – де, Наполеон всего лишь латал прорехи в блокаде Англии. А блокада ему была нужна, поскольку он желал поставить Англию на колени во имя интересов французской буржуазии. Только и всего? Ну а если посмотреть на вопрос под другим углом? Если такая изначально бесперспективная затея, как блокада Англии, была задумана Наполеоном только для того, чтобы всегда иметь повод к войне в любом месте и, особенно, в Индии?

Вот взять картину Ежи Коссака «Видение Наполеона при отступлении из Москвы» («Wizja Napoleona w odwrocie spod Moskwy») (В России эта картина традиционно носит название «Отступление Наполеона из России», что не отражает основную мысль художника о тождестве отступлений из России и Египта). Художник поместил мираж Сфинкса как бы в напоминание о неудачном египетском походе. Но смысла тут, пожалуй, куда больше, чем мнилось автору. Ведь именно Наполеон, фактически, открыл мистику Египта. В Египте Наполеон показал, что хорошо понимает значение религии. Он даже вёл притворные переговоры о переходе в мусульманство со всей армией, чтобы перетянуть на свою сторону мусульманское духовенство – что ему, кстати, удалось, хотя сам он, естественно, мусульманство принимать и не собирался.

Почему же в России он не попытался сделать чего-то подобного, а, наоборот, постарался нанести религиозному сознанию русских наиболее чувствительный удар, приказав взорвать Кремль со всеми его соборами (и усыпальницами русских великих князей и царей)? Причём сделал он это в наименее подходящий момент – перед отступлением, когда очень многое зависело от настроения местного населения, а порох был, что называется, на вес золота. И ведь незадолго до этого французы вели себя совсем иначе – первым в Москву вошёл Мюрат и его авангард столкнулся с прикрывавшими уход Кутузова казаками на улицах города. Но стычки не произошло. Наоборот, Мюрат даже пообщался с русскими казаками, одарив некоторых из них золотом за храбрость. И после этого взрыв Кремля. Один из величайших умов своей эпохи – Наполеон, совершает такую очевидную и весьма опасную для себя бессмысленность. Непостижимо.

Тёмные закутки истории

Впрочем, не хочу очень углубляться в историю Наполеона. Я про другое. Официальная история часто уходит от объяснения двусмысленностей, слишком прямолинейно интерпретируя мотивы поведении тех или иных людей и свершения событий. И есть индивиды (повторюсь, я из их числа), которым интересно узнать внутренние пружины, нечто, что двигало людьми «на самом деле». Тут конечно следует разделить эту группу ищущих. В ней всегда присутствует известная толика чистых шизофреников (что хорошо показано в «Маятнике Фуко») или чрезмерно экзальтированных, которые на чистом глазу ищут (и находят) разные чудесные таинственные общества, потаённых священников уничтожаемых, но всё никак не уничтоженных древних религий, мистерии, обряды, посвящения и т.д. и т.п. Как говорится, душа требует. Изида, Мани, Митра, друиды и пр. смешались в волшебном танце и будоражат воображение.

Ну и конечно – тамплиеры. Их историю просто не может миновать всякий, кто ищет отгадок тайн истории (а особенно тот, кто ищет загадок). Таинственно созданные, ведущие таинственную деятельность (но в том числе и совсем не таинственную, чисто экономическую), опутавшие своими сетями практически всю Европу, лучшие воины, самые богатые банкиры, хранители каких-то восточных тайн и вдруг уничтоженные в одночасье, но возродившиеся в виде мифов в самое скорое время.

Но вот вопрос. Даже если тамплиеры сгинули на веки, а те, кто претендует на их духовное наследство (скажем, масоны) имеют к тамплиерам не большее отношение, чем к культу Кецалькоатля, означает ли это, что их духовные практики и их политические устремления пусты? Ну вот снова тот же Наполеон. Он искренне проникся симпатией к Павлу Первому и крайне болезненно воспринял его убийство. А Павел Первый, не забудем, был гроссмейстером мальтийского ордена. Это имеет какое-то отношение к последующим событиям или это совершенно случайная деталь? А то, что в Москве, в которую вошёл Наполеон, почитай каждый дворянский дом носил масонские символы (на некоторых и по сию пору остались), поскольку почти все московские и петербургские дворяне были масонами (включая Кутузова, кстати), это тоже несущественная деталь? Про влияние масонства на события 1789 года и упоминать не стоит.

Экономическая блокада? Ну а что если борьба за первенство между разными ветвями масонства? Про то, что пресловутые декабристы, вышедшие против Николая Первого в 1825 году – это были члены Северной и Южной масонских лож, стоит упоминать? И ещё странная деталь. Старообрядцы из Москвы не ушли, а, напротив, встретили Наполеона хлебом-солью. А ведь они, как никто другой, ревностно относились к вопросам веры. Стало быть, всё таки не видели в Наполеоне угрозу для своей веры?

Впрочем, наши старые знакомые – эконом-материалисты – и тут дают вполне в экономическом духе ответ: старообрядцы не хотели бросать свои богатства в Рогожской слободе, вот и остались. Достоверно. С точки зрения эконом-материалиста, конечно. Выходит, у остальных русских купцов, которые не были старообрядцами, никакого богатства в Москве не было? Ан, не так. Русское купечество в Москве потеряло колоссальные средства, что привело к серьёзному экономическому кризису 1813 года. Вот вам и «экономическое объяснение». Русское купечество, покидая Москву, чтобы «не остаться под басурманом», действовало вопреки своим экономическим интересам, оставляя свои богатства или, чтобы не досталось врагу, выбрасывая с каменного моста в Москва-реку (про это место и по сию пору легенды ходят, что там дно золотое). Что их толкало? Уж точно не экономика.

Скучный позитивизм

Ну ладно, а причём тут Эко и Пелевин? Да, собственно, ни причём. Они просто задали направление моим размышлениям. Граф Т., мистически объединившись во мне, как в читателе с Казабоном, составили нечто вроде критической массы. И я задался вопросом: почему лично для меня позитивизм скучен, а вот всё, что «по ту сторону», вызывает живейший интерес. Почему вызывает солидарность девиз Бэкона «plus ultra»? Позитивисты называют Фрэнсиса Бэкона отцом современной науки, то есть, по сути, отцом позитивистского взгляда на историю. Однако если покопаться в его биографии, там такое розенкрейцерство и тамплиерщина обнаружатся, что моё вам почтение. В «Маятнике Фуко», кстати, проскользнуло интересное утверждение о том, что все родоначальники современной науки были мистиками. Что-то такое, в общем. Ну а другой Бэкон – Роджер, тот и вовсе был братом францисканцем. XIII век как никак.

Но возникает несколько вопросов. Возьмём для примера хотя бы тех же катаров. Гибель замка Монсегюр будоражит воображение ничуть не менее сожжённого Жака де Моле и его пресловутого проклятия. В своё время я одолел несколько толстенных книг по истории катаров и их учения. Там тебе и манихейство, и какие-то следы друидизма (историю которого я также в меру своих скромных возможностей изучал), и ритуалы странные и завораживающие, а порой и просто просящиеся на современный экран (какой современный обыватель откажется посмотреть сцену приписываемого катарам действа, когда в полной темноте толпа мужчин и женщин предаётся свальному греху?). Практически вся славная земля языка Ок была захвачена этой ересью – Симону де Монфору пришлось поработать. Все, кто пишут о катарах (кроме, разумеется, церковных историков), подчёркивают простоту и скромность катарских священников, выгодно отличающие их от златолюбивого и погрязшего в грехах священства Римской церкви. Мол это было одной из главных причин, почему в катарскую ересь массово впадали и народные массы, и сеньоры. И оно, возможно, в самом деле так. Но вопрос вот в чём – а стань катары господствующей религией Франции, а то и всего Запада, то не превратились ли они в точно такую же систему, что и католическая иерархия?

Внезапно – христианство

Христианская церковь ведь тоже не сразу стала такой, какой мы её знаем сейчас. Начиналось христианство точно также, как и катары – с тайных общин, проповедующих простоту жизни и равенство в Боге. Не будем сейчас рассуждать, почему христианство пришлось более по душе населению Средиземноморской империи (ну или, если угодно, Римской). Но в итоге именно учение Христа стало главенствующей религией Рима. И, кстати, ошибку совершает тот, кто повторяет за некоторыми древнеримскими интеллигентами байку о том, что христиане якобы свалили пантеон древнеримских богов – всех этих Юпитеров, Марсов и прочих Венер. На самом деле римские боги были мертвы ещё задолго до победы христиан. Им официально поклонялись, да, но это была чистой формальностью. Точно такой же формальностью, как позывной «Всегда готов!» советского пионера брежневской поры. В реальности советские пионеры «эпохи застоя» не то что не были готовы, но даже и не собирались участвовать «в борьбе за дело Ленина». Как, впрочем, и вся коммунистическая верхушка. Да что там верхушка. Август 1991 года показал, что «за дело Ленина» не собирался бороться ни один из тех 19 млн. граждан СССР, которые носили в своих карманах членскую книжку КПСС.

Юпитер и всё прочее скопище языческих статуй для поздней Римской империи были тем же, чем Маркс и Ленин для поздней империи советской. Свою потребность в настоящей живой религии мистически настроенные жители империи (Римской) удовлетворяли в культе Изиды и мистериях Митры. На подходе было уже и учение Мани. То есть христианство победило не Юпитера (который умер сам собой), а митраизм, манихейство, культы Изиды и прочие восточные таинства. Или скажу проще – одна религия, родившаяся на Востоке, победила другие восточные религии. Юпитеры тут были совершенно не причём. Про них не вспоминал ни один римский гражданин из тех, кого волновали религиозные вопросы.

И вот ещё какой интересный нюанс. Свою форму христианская церковь получила в готовом виде как ни странно от Юлиана-отступника, который готовил реформу церкви под верховным водительством Солнца Всепобеждающего, для чего тщательно проработал организацию новой церкви. Да и сам Константин был Солнцепоклонником, а в Христе видел воплощение Солярного божества. Что совершенно не удивительно, если не забывать, что сама идея римской имперской власти была взята Юлием Цезарем в Египте. Просто надо понимать, что между римским императором и египетским фараоном фактически стоит знак равенства. А египетский фараон был, собственно, воплощением бога Ра, то есть бога Солнца. И естественным образом римские императоры, подобно фараонам Египта, стали именоваться воплощениями божества (и уж как тут снова не помянуть Пелевина, который так любит поминать Амона-Ра).

Просто до Константина христиан казнили, как отказывающихся поклоняться императору, а Константин всё логично расставил на свои места. Если Христос – сын Божий, а единственное Божество – это Солнце, а он, император, собственно, и есть воплощение Солнца, то тогда, в сущности, христиане и поклоняются ему, воплощению Бога. Обе стороны на этом и сошлись. Нимб над изображением Христа появился именно тогда. Причём первоначально нимб Христа был в виде явных солнечных лучей.

Впрочем, тут опять можно увязнуть в куче многих интересных подробностей, но которые, собственно, не дают ответа на вопрос – «почему?»

Почему одни люди настроены материалистически, а другие – мистически?

Знать и верить

Можно сказать – образование. Вот уж нет. Один мой знакомый (увы, давно покойный), который всю свою жизнь участвовал в создании ракетного оружия, любой разговор заканчивал фразой «Ну, с Богом!». Я его как-то подколол: «Ну почему Вы всё время Бога поминаете? Ведь Вы же всю жизнь ракетами занимались». На что мой знакомый, усмехнувшись, ответил: «Вот как раз потому, что я очень хорошо знаю физику». Эйнштейн, между прочим, был очень религиозным человеком. А Королёв был фёдоровцем. А создатель релятивистской теории гравитации академик Анатолий Логунов был очень верующим человеком.

То есть мистический настрой и хорошее знание физики никак не противоречат друг другу. Порой даже наоборот.

А ответ, наверное, таков – пытливый ум хочет бросать вызов непознанному. А история – это набор разных непознанных или непонятных фактов. И не хочется верить в то, что вся история – лишь цепь случайностей, скреплённых банальным желанием кушать повкуснее и спать послаще.

По прочтении книги

Но с другой стороны, в какой-то момент ты узнаёшь слишком много. И хотя всех деталей знать не дано никому, но внутри тебя что-то протестует. «И это всё?» – негодует внутри какой-то голос. Неужели нет ничего таинственного в этой черед фараонов, императоров, князей, басилевсов и прочих графов с баронами. Хочется, чтобы за этим скрывалось Нечто. Чтобы была какая-то Тайна. Которую если откроешь или хотя бы чуть-чуть попробуешь, то откроются новые горизонты.

А в итоге? Манихейство? Гностицизм? Катары? Тайные учения друидов? Я скажу так – они только делают вид, что в них есть что-то таинственное. Если бы они их гонимых сект превратились в официальные государственные церкви, то было бы то же самое – сонм жирных служителей, утопающий в золоте клир, многоступенчатая иерархия, борьба с ересями. Люди не умеют иначе. Это заложено внутри человека. А манихеи и катары только думают, что у них есть какое-то особе тайное знание. Хотите тайны? Так мало найдётся книг, более таинственных, чем «Апокалипсис». Просто христианство как-то, примелькалось, что ли. В нём уже не видят ничего таинственного. А видят бытовую банальность – автомобили священников и драгоценные камни в облачении епископов.

Поэтому и тянет идти искать тайну на сторону. Примерно как заскучавшего мужа тянет порой налево. А ведь известно, что найденная любовница порой по красоте уступает жене. А вот «подишь ты!» – иных тянет. Для смены впечатлений, так сказать. Чтобы снова адреналин впрыснуть.

Вот наверное точно также тянет искать Тайну. Которая есть у тамплиеров, или масонов, или розенкрейцеров, ну или хотя бы у тех же ассасинов. А Тайны там нет. Есть какие-то детали, которые по разным причинам отбросили официальные Церкви (неважно – будь то христианские, мусульманские или ещё какие-нибудь). И вот есть общины, которые этот отброшенный мусор подняли, отряхнули, почистили и сложили в свою собственную сокрытую от глаз чужих коробочку. Иногда они открывают крышку и оттуда что-то блестит. И вот это «что-то», которое непонятное и неизведанное, может привлечь случайно взглянувшего, которому уже не интересен и скучен, скажем, Иоанн Богослов. Вот так получается, что драгоценные каменья на епископском облачении уже не радуют и даже раздражают, а битая стекляшка в тайном сундучке привлекает и волнует. Вот и вся «Тайна».

Бельбо пропал напрасно.

И однако…

Однако если нет «левой» Тайны в мистическом смысле, то это вовсе не означает, что отсутствует План. У манихеев или гностиков нет ничего более величественного, чем есть в авраамических религиях или, скажем, у тех же индуистов. Есть, повторюсь, только отброшенные детали, а то и вовсе битые стёклышки (пусть и отполированные до совершенства за многие века, отчего стали напоминать драгоценные каменья). Но вокруг этих стёклышек всегда можно собрать ватагу пресыщенных жизнью «людей со связями». И вот в этот момент и включается План. И возникает то, что в одной книге названо Энергетическим центром.

А, как сказано в той же книге, достаточно Энергетического центра, чтобы началось время Чудес.

И вот это и есть основная Тайна Истории.
Tags: Информация к размышлению, История, Мифы народов мира, Мудрость веков, Мысли вслух, Религиоведение, Теория, Эссе
Subscribe
promo germanych august 22, 01:07 146
Buy for 100 tokens
На фото: кадр из фильма «Что такое Совок?» Итак, свершилось. Наконец я домонтировал его. И приглашаю в кинозал на просмотр фильма-размышления « Что такое Совок?» Это мой первый опыт такого масштабного видеопроекта. Так это и первый опыт использования…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments