1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Кто глупее – монахи или женщины?


Владимир Маковский, «Отдых на пути из Киева».

Если в российской культуре имеются какие-то артефакты или идеи, кажущиеся самобытными, исторически взошедшими исключительно на родной почве, то при более пристальном изучении чаще всего они оказываются заимствованиями из других культур – обычно из западноевропейской. Причём оригинал для заимствования появлялся на десятилетия, а то и на века раньше. Более подробно этот вопрос (как так случилось и прочие «отчего и почему») я исследую в ближайших рассмотрениях. Но сегодня я несколько о другом.

Вот есть в русской культуре такой артефакт, ставший именем нарицательным – Домострой. Прогрессисты всех мастей всегда видели в этой книге (сборнике правил по ведению хозяйства, поведению и т.п.) исключительно реакционное мракобесие. И уж в чём были согласны прогрессисты-западники с посконными российскими почвенниками – так это в том, что книга эта является порождением исключительно русской ментальности, культуры и социальных нравов, и что ничего похожего на просвещённом Западе быть не могло в принципе. Однако и те, и другие (как часто бывает у российских западников и почвенников) были не правы. Свой «Домострой» был и в Западной Европе. Назывался он «Парижский хозяин» (Le Ménagier de Paris).

«Парижский хозяин» был написан между 1392 и 1394 г.г. (для справки: Домострой начал создаваться в XV веке, то есть более чем через век). Автором «Парижского хозяина» был неведомый парижский зажиточный горожанин, судя по всему – весьма богатый. Возраст автора неизвестен, но по манере и некоторым особенностям текста, исследователи предполагают, что он был уже в весьма почтенном возрасте, когда взялся составлять эту весьма нравоучительную книгу. В ней автор изложил правила, которыми должна руководствоваться любая жена при ведении хозяйства и в личной жизни. Что примечательно, написал он эту книгу для своей 15-летней жены. Вот такие были нравы в Париже XV века – старые буржуа запросто брали себе в жёны 15-летних девочек. Впрочем, никто их детьми не считал, ибо в те времена совершеннолетним человек считался уже с 12 лет.

Понятно, что 15-летня жена много чего не знала как в хозяйственных, так и в интимных делах. Вот поэтому наш почтенный буржуа взялся в повествовательной манере обогатить её опыт в теории, в надежде, что это поможет ей в практике. Свои нравоучения автор подавал иногда как вполне конкретные советы и рецепты, так и в виде нравоучительных историй. Одну из таких историй, из которой станет понятнее заглавие данного поста, я и предлагаю сегодня вашему вниманию. Итак.




В одной компании было три аббата и три мужа, и возник между ними спор: кто более послушен – женщины ли своим мужьям, или монахи своим аббатам. И много было сказано слов, приведено доводов и примеров с той и с другой стороны. Правдивы ли были примеры, – не ведаю. Но в итоге не пришли они к согласию и порешили, что требуются доказательства, и тайно поклялись между собой поступить так: каждый из аббатов повелит каждому из своих монахов, не сообщая другим, оставить на ночь свою келью открытой и положить под изголовье розги в ожидании, что аббат явится бичевать его. А каждый из мужей велит по секрету своей жене, как будут ложиться, не ставя о том в известность никого из домашних слуг, и чтобы не знал вообще никто, кроме них двоих, поставить за дверью комнаты метлу и оставить на всю ночь. И в восемь часов соберутся те аббаты и мужья и поклянутся, что провели свой опыт и что расскажут истинно и честно, без обмана, что за тем последовало. И те, кому не повиновались, либо аббаты, либо мужья, должны будут оплатить шерстяную ткань на десять франков.

Аббаты рассказали, поклявшись честью, что в полночь нашли в келье каждого из своих монахов розгу, положенную под изголовье, и что им, таким образом, беспрекословно повиновались. Иначе получилось у мужей.

Первый рассказал, что, когда тайно велел своей половине перед тем, как лечь в постель, поставить за дверь метлу, жена спросила, зачем это надо. Когда он не пожелал говорить, она отказалась это делать. Тогда муж изобразил гнев, и его половина подчинилась. Когда унесли огонь, муж поднял жену и услышал от неё уверения, что она поставила метлу за дверь. Немного позже он пробудился и, увидев, что жена спит, тихо поднялся с постели, вышел за дверь и не нашёл метлы. Он снова улёгся и, разбудив жену, спросил, находится ли метла за дверью.

– Да, – сказала жена.
– Я только что ходил туда, её там нет…
– Доведись мне потерять своё лучшее платье, – сказала дама, – я бы и его не пожалела: ибо как только вы уснули, я почувствовала, что мои волосы становятся дыбом, и принялась их заплетать и не могла глаз сомкнуть, поскольку в той комнате находилась метла; и я выбросила её на улицу через окно.

Второй поведал, что, улегшись в кровать, он поднял жену. В крайне дурном расположении духа она поставила метлу за дверь, но тут же оделась и, поклявшись, что больше здесь не останется, отправилась спасть к своей горничной.

– Моя жена, – сказал третий, – ответила мне, что она не дочь колдуна и не волшебника и не умеет летать ночью на метле.

Таким образом выиграли аббаты.


Этот рассказ французский архитектор Виоле-Ле-Дюк приводит в книге «Жизнь и развлечения в Средние века» в качестве иллюстрации своего утверждения о том, что средневековая французская женщина была достаточно самостоятельной, не терпела несправедливости и подчинения закону, который противен её чувствам. Заканчивает Виоле-Ле-Дюк свой пассаж так: «Это доказывает, что женщины имеют не более общего с монахами, чем монахи – с разумом и что в XIV в., как и сегодня, жена слушалась лишь в тех случаях, когда этого требовали её мнение, её страсть или её достоинство…»

А мне же подумалось, что ничего себе были порядочки во французских монастырях в XIV веке, если монахи не нашли ничего необычного в том, что в полночь в их келью припрётся аббат, чтобы бичевать их розгой. Маркиз де Сад явно не на пустом месте появился.

Попутно я пришёл к выводу, что шерстяной ткани на 10 франков видимо можно было купить изрядно, коли ради такого куша аббаты всю ночь шлялись по кельям своих монахов, инспектируя тех на готовность к полуночной порке (вариант, что аббаты обманули мужей, рассматривать не будем).

Ну и совсем напоследок меня посетила мысль о том, что с аббатами спорить – себе дороже. Лукавство аббатов не знает предела. Ведь своим монахам они предложили дело, видимо, привычное и вполне понятное (а кому-то из монахов, возможно, даже приятное). А мужниных жён заставили испытать вполне понятный страх перед возможным предстоящим полётом на метле над ночным городом. Ничего странного, что жёны разнервничались. А вот предложи мужья своим жёнам приготовить розгу для ночного садомазо – может совсем иной коленкор получился бы. Перехитрили их аббаты, одним словом.

И вопрос, таким образом, остался без чёткого ответа. Женщины из истории явно были не глупы. Хотя и малость чувствительны (жён из социального слоя пониже явно метла за дверью не ввела бы в такое душевное волнение). Но и монахи, не факт, что совсем уж с разумом не дружат. Просто в средневековых монастырях явно развлечений не хватало, а тут им предложили такую интересную ролевую игру. Ну по средневековым меркам, конечно.

А вы говорите – домострой.
Tags: Алчность, Их нравы, Кунсткамера
Subscribe
promo germanych august 22, 01:07 146
Buy for 100 tokens
На фото: кадр из фильма «Что такое Совок?» Итак, свершилось. Наконец я домонтировал его. И приглашаю в кинозал на просмотр фильма-размышления « Что такое Совок?» Это мой первый опыт такого масштабного видеопроекта. Так это и первый опыт использования…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments