1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Как Вовка Шутов искал стажёра

0073

Быль

Вовка Шутов был родом из Челябинска. Летом 1986 года судьба загнала его в почти безвыходную ситуацию. Вовка отчаянно искал стажёра. У всех «стариков» в Карповке уже были свои стажёры и они могли лежать на солнцепеке целыми днями, а вот бедный Вовка был вынужден сам заботиться о своем бортовом Уазике: мыть его, ремонтировать, менять бензин, колёса, словом – стажёр был нужен как воздух. Каждый день прапорщик Драболюк, командир Вовки Шутова, посмеиваясь, спрашивал: «Ну что, Вова, не нашел ещё себе стажера? Ну тогда подкачай-ка шины, а то, смотри, совсем спустились».


Стажёр был нужен, как воздух, но вот беда, какой-то призыв попался не такой – ни один «дух», сколько Вовка не искал, не имел водительских прав, а без прав прапорщик Драболюк категорически отказывался брать стажёра. Наконец Вовке повезло.

Как-то раз он лежал на своей заправленной койке, задрав ноги в сапогах на железное никелированное изголовье и думал о своей горькой судьбе. По казарме «шуршали» «духи», наводя порядок. Неожиданно от группы «духов», натирающих пол, отделился один паренёк и осторожно приблизился к Вовке.

– Тебе чего? – недружелюбно спросил Вовка Шутов «духа».
– Владимир, я слышал, что Вы ищете человека, имеющего водительские права? – вкрадчиво спросил «дух».

От неожиданности Вовка даже не заметил этого наглого «Владимир» и уселся на своей койке.

– А что, у тебя что ли права есть? – недоверчиво поинтересовался он.
– Да, да, есть. Только они дома. – ответил «дух» всё тем же вкрадчивым голоском, согбенно склонившись перед Вовкой.
– Хм-м, дома… – недоверчиво произнес крайне заинтересованный Вовка Шутов. – Тебя как звать?
– Рядовой Фрейман.
– Фрейман? – Вовка с сомнением оглядел «духа» с ног до головы. Но особо выбирать не приходилось – карантин заканчивался и скоро всех «духов» должны были распределять по подразделениям, так что потом ни о каком стажёре и думать было нечего.
– Говоришь, дома права? Так как же ты ездить будешь?
– Я домой, я домой маме напишу, и она вышлет заказным письмом, – засуетился рядовой Фрейман, – а Вам вышлет посылку с колбасой.
– Посылку… Хм-м, – в посылку Вовка не очень-то поверил. – Ну ладно, иди работай, с наряда сменюсь – поговорим.

Вечером, как только сдал казарму новому наряду, Вовка Шутов помчался на пилораму к прапорщику Драболюку. Запыхавшись, он кое-как объяснил Драбуле, как ласково звали все солдаты прапорщика, что нашел наконец стажёра.

– Фрейман? Жыд? Да ты что, с ума что ли сошёл, Вова? – изумился прапорщик. – Да он же нипочём работать не будет! Нет, даже не проси.

Вовка стал горячо уговаривать Драболюка, мол, он – Вовка Шутов, заставит стажёра работать как надо.

– В крайнем случае, я ему по башке настучу, – убеждённо заявил Вовка.

Старый прапорщик Драболюк по своему любил Вовку Шутова, который выполнял при нём роль и личного шофера, и адъютанта и просто «сынка», с которым можно было поговорить о житье-бытье. Поэтому он пожалел Вовку:

– Ну что с тобой делать, ладно. Но смотри, если стажёр работать не будет, я об твою спину горбыль обломаю.
– Да будет, будет. – Счастливо засмеялся Вовка, у которого с души свалился камень.

Вечером, после отбоя, Вовка подошёл к Фрейману и деловито распорядился:

– Эй, стажёр, давай бери свои манатки и переселяйся в мой кубрик, я про тебя договорился.
– В какой кубрик, – захлопал глазами Фрейман, – кубрики ведь только на кораблях?
– Ты из себя идиота не строй, – строго прикрикнул на него Вовка, – вон видишь, где я сплю, туда и переселяйся.

И указав на свою койку, Вовка отправился в Букварь есть жареную картошку. Букварём в Карповке назывался вагончик, в котором работали художники. По вечерам там почти всегда жарили картошку, тайно выкопанную днём на огороде у Драбулы. Прапорщик Драболюк очень на это злился, но все никак не мог поймать неизвестных похитителей картофеля. «Хоть бы дождались, пока вырастит, сволочи! – бушевал прапорщик, – а то ведь совсем горох выкапывают, подрасти не дают».

Уминая свою порцию картафана, Вовка весело болтал с букваристами о том, какого идиота стажёра ему бог послал:

– Я ему говорю: «В кубрик мой иди», а он мне: «Так кубрики только на кораблях».

В казарму все вернулись только в первом часу ночи. Расстегивая на ходу ремень и «пэшуху», которую носил даже летом, Вовка, позёвывая, пробирался к своей койке. Бросив гимнастёрку на табуретку, он со всего маху плюхнулся на свою койку, чтобы стянуть сапоги. Но в тот же самый момент подскочил на пол-метра, чуть не ударившись головой о пустую койку второго яруса – на его койке кто-то спал. Вовка нагнулся над спящим и слегка потряс его за плечо, пытаясь в сиреневом свете ночного фонаря разглядеть неизвестного, так нагло улёгшегося на его кровать. В Карповку нередко приезжали командировочные из других частей и если задерживались на ночь, дежурный по части укладывал их на свободные койки, не особо вдаваясь в детали – свободна она или нет.

– Эй, братан, ты кто? – не очень громко, так, чтобы не услышал дремлющий в канцелярии дежурный офицер, спросил Вовка.

Однако ночной захватчик только глубже укутался в одеяло. Вовка разозлился и несколько раз энергично встряхнул того за плечо. Это подействовало и человек недовольно пробурчал сквозь сон:

– Щас встану, убью, если не отстанешь.

По голосу Вовка узнал рядового Фреймана. От такой феноменальной наглости Вовка даже на секунду лишился дара речи, но затем почти закричал полушепотом:

– Бля, стажёр, ты чё, забычал что ли? – сопровождая свою гневную реплику парой коротких ударов по почкам.

От Вовкиного шипенья, а скорее от его ударов, рядовой Фрейман окончательно проснулся и, словно ванька-встанька, уселся на койке, глупо уставившись на Вовку широко открытыми удивленными глазами.

– Ты чего, идиот, – шёпотом бушевал Вовка, – ты чего в мою койку улёгся? Совсем что ли охуел уже?
– Так вы же сами сказали: «иди спать в мой кубрик». Я и лёг.

Вовка что было сил ударил Фрйемана кулаком в живот, сопровождая удар нравоучением:

– На второй ярус, стажёр, на второй ярус. Лезь на верхнюю койку, идиот, и чтобы я тебя не слышал до подъёма, а то – убью.

Фрейман не заставил себя просить дважды и быстро-быстро полез на верхнюю койку.

«Уф-ф, – подумал наконец-то завладевший своей собственностью Вовка Шутов засыпая, – и бывают же такие идиоты».

А рядовой Фрейман перед сном ещё раз с радостью подумал о том, как всё удачно получилось и он останется в учебном центре «Карповка», вместо того, чтобы ехать в какую-нибудь приграничную роту «тащить» боевые дежурства и «кормить вшей». То что он не умеет водить машину и прав у него никогда не было, рядового Фреймана совершенно не смущало. Он точно знал, что как-нибудь выкрутится.

PS: Мы с Вовкой не были очень уж большими друзьями. Но отношения у нас были всегда хорошие. Дембельнулся он на месяц раньше меня. Не думал, что когда-нибудь ещё увижу его. Но случилось так, что увидел.

Было это в начале 90-х. Как-то раз, после дневного променада, я сидел на парапете подземного перехода, расположенного возле гостиницы «Москва», и бесцельно разглядывал окружающее пространство. Боковым зрением я увидел, как по каменной лестнице, направляясь видимо в ресторан, поднимаются три бандита, своей внешней экспозицией очень сильно напоминающие троицу Корон–Бала–Эфиоп из фильма «Жмурки». Это фильм, правда, тогда ещё не был снят. Но я это просто чтобы у читателя сложилось верное впечатление. Такая публика в начале 90-х в центре Москве была весьма узнаваемым элементом пейзажа.

Неожиданно один из бандитов посмотрел в мою сторону и, отделившись от приятелей, подошёл ко мне. «Приятель, что-то знакомое лицо, мне кажется» – сказал он, ухмыляясь. Это был Вовка Шутов. Правда того, карповского Вовку Шутова, этот новый напоминал не сильно. Он сильно раздался вширь, лицо изрядно округлилось. «Вовка!» – воскликнул я и мы полуобнялись. «Ты откуда здесь?» – спросил Вовка Шутов. «Да я вообще-то, если помнишь, живу в этом городе, – ответил я, – а вот ты тут откуда? Зубов, смотрю, малость уже не хватает». «Да, хулиганим тут маленько» – ещё шире расплылся в улыбке Вовка, демонстрируя дёсны с обильными брешами, которые когда-то были зубами.

«Ну пошли уже, жрать охота» – заныли два его приятеля, которые поначалу довольно угрюмо наблюдали за нашим общением, но после того, как мы обнялись, слегка оттаяли. «Щас» – бросил через плечо Вовка. Чувствовалось, что ему хочется со мной подольше пообщаться. Да и мне тоже хотелось. Однако идти с ним в ресторан не было никакой возможности. Падать «на хвоста» к бандитам мне совершенно не улыбалось, да Вовка и не приглашал. А мои собственные финансовые возможности того периода позволяли осилить максимум литровую бутылку спирта «Royal» из ближайшего коммерческого ларька с её последующим осваиванием под сенью тополей на каком-нибудь бульваре. Мы ещё несколько минут постояли, обменявшись ничего не значащими фразами. «Ну ладно, может ещё увидимя», – с некоторым сожалением пожал мне руку на прощание Вовка Шутов и пошёл к своим дружкам. Вся троица скрылась в дверях ресторана. «Может ещё увидимся», – сказал ему вслед я. Но больше мы никогда не виделись. Куда занесла судьба Вовку мне неведомо. И вообще не знаю, пережил ли он «лихие девяностые».

Вот, собственно, и вся история.

(на фото вверх Вовка Шутов второй слева)
Tags: По волнам моей памяти, армия
Subscribe
promo germanych april 16, 2009 04:09
Buy for 100 tokens
Что-то давно я не выкладывал фотогалерей. А судя по небольшому ажиотажу вокруг моей Фотогалереи «30 лет СССР через фотообъектив», смотреть даже посредственные фотографии подчас интереснее, чем читать даже самые расчудесные тексты. Фотографий из жизни СССР много. Но большая их часть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments