1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

А кто взрывал?

Сегодня мне позвонили из Нового Иерусалима… Спокойно! Буйно помешанных, а равно и тихих сумасшедших просят не беспокоиться. Новый Иерусалим – это не Синайский полуостров, Новый Иерусалим – это под Москвой. Если кому очень интересно, утолить свою любознательность можно здесь: http://museum.istra.ru/.

Звонил мне «чиновник категории А», последнее время совершающий экскурсионно-познавательные путешествия по монастырям Москвы и Московской области. «Чиновник категории А» – Это Сергей Иванов. Но не который вице-премьер правительства РФ, а который из альтернативной ветви власти. Ну конспирологи меня поняли, короче.

Сергей Иванов позвонил с целью прояснить ситуацию по поводу двух возникших у него при осмотре достопримечательностей вопросов. Вопрос первый был посвящён попытке разобраться с ситуацией в связи с лёгким недоумением от наличия на всех могилах и на воротах монастыря масонского глаза, включённого в треугольник. Я незамедлительно дал комментарий по этому поводу. Однако воздержусь от его публикации в журнале, дабы какой-нибудь очередной знаток жидо-масонских заговоров не стал у меня в журнале делать уточнения.

Данный текст, собственно, посвящён второму вопросу. Вернее моему разъяснению этого вопроса. Вопрос звучал так: «Для чего немцам понадобилось взрывать новоиерусалимский монастырь?». Для тех, кто не совсем в теме – во время войны новоиерусалимский монастырь – особенно его главный храм – был сильно разрушен. Любой посетитель сегодня может услышать от экскурсовода, что сделали это «немецко-фашистские захватчики». Вот Сергей Иванов и поинтересовался у меня – для чего? Для чего немцам было взрывать храмы? Что ребята со звёздами на буденовках отлично справлялись с этой работой – мы знаем. Но немцы? С какого перепугу?

Я ответил, что не вижу ровным счётом никакой целесообразности во взрыве немцами монастыря. Более того, я сделал предположение, что скорее всего это сделали не немцы, а русские. Ну или, если кому так больше нравится – советские. Какие советские? Ну знаете, такие, в сапогах, гимнастёрках, фуражках с красным околышем и синей тульей и с кобурой на поясе. Советские сотрудники НКВД. Разумеется, резонно уточнить: а какого этого самого такими делами заниматься сотрудникам НКВД – у них что, других дел не было в прифронтовой полосе что ли? Чтобы разобраться с этим непростым вопросом, следует сделать более пространное разъяснение.

Итак. Немцы. Или немецко-фашистские захватчики, как они именовались (да и продолжают именоваться поныне) в официальной историографии. Эти самые «немецко-фашистские захватчики» хороши тем, что после Нюрнбергского трибунала победителей на них можно списывать всё, что душе угодно.

Упреждая возможно у кое-кого возникший вопрос сразу отвечаю – я именно это самое имею в виду. Ага, угадали. Немцы не виноваты в большинстве тех преступлений, в которых их обвиняла советская сторона. Сейчас мы рассматриваем обвинение в варварском уничтожении на оккупированной территории СССР различных объектов недвижимого имущества, в том числе представляющих особую историческую ценность (жаль тогда не было ЮНЕСКО, а то бы мы полный перечень знали).

Все мы с детских лет помним, что после того, как Красная армия ценой гигантских усилий в 1944 году наконец вышла к рубежам, которые оставила за три года до этого – то бишь наконец-то вернулась на границу СССР, очищенная от немцев территория представляла из себя жалкое зрелище. Не хочется рыться в цифрах, но любой желающий может найти статистическую информацию о том, сколько было разрушено разных фабрик, заводов, электростанций, мостов и тысяч километров железнодорожного полотна.

Например, многим известен факт, что немцы при отступлении взорвали Днепрогэс, который потом мужественно восстановили трудолюбивые советские люди, что нашло отражение в бессмертном произведении «Возрождение» талантливого советского писателя Л.И. Брежнева. Да, всё так и было – отступали и взорвали. Только талантливый советский писатель и не менее талантливые советские историки забыли упомянуть, что это был, собственно, второй взрыв Днепрогэса.

Первый раз Днепрогэс рванули те самые советские – в гимнастёрках и фуражках с синей тульей, НКВД, а может и НКГБ – с 1 февраля 1941 года уже были и НКВД, и НКГБ, и кто там что взрывал – чёрт их разберёт. Сотрудники НКВД (а может НКГБ) взрывали Днепрогэс не из какой-то особой жестокости, а в точном соответствии с приказом о тотальной эвакуации всего государственного имущества из полосы оккупации и уничтожении всего того, что вывезти невозможно. В течении июля-августа в СССР было откручено всё, что только можно было открутить, спешно вывезено за Урал и там валено в ожидании дальнейших распоряжений (потом советские историки с умилением рассказывали о запуске с Сибири заводов зимой в чистом поле без стен и крыши). Всё, что открутить было в принцип невозможно (как, например, бетонную платину Днепрогэса), было взорвано. И если где-то кто-то из сотрудников НКВД/НКГБ делал что-то не так, и мост (или там платину, или корпус заводского цеха) не взрывал, то запросто мог быть подвергнут принудительному переселению в мир иной – по законам военного времени, как говорится.

Так что информация о том, что в 1944 году, после ухода немцев, западная часть СССР представляла из себя сплошной массив руин – это правда. Но только говорящие эту правду люди в силу видимо какой-то странной забывчивости забывают уточнить, что западная часть СССР превратилась в руины ещё до прихода немцев, стараниями – ну вы и так знаете, чьими стараниями.

Но следует сделать оговорку. Далеко не всё, что было взорвано к 1944 году, было взорвано при отступлении на территории, пока ещё находящейся в советских руках. Были и очень необычные ситуации. Сейчас рассажу об одной такой.

После освобождения Киева, краса и гордость древней столицы Киевской Руси – Крещатик, представлял из себя жалкое зрелище – одни сплошные руины. «Немецко-фашистские захватчики взорвали Крещатик» – тут же сообщили миру советские средства массовой информации. Я там не был, но могу себе представить, с каким негодованием в голосе сообщал об этом диктор Левитан. Жуть!

Но вопрос со взрывом Крещатика, собственно тот же, что и со взрывом монастыря в Новом Иерусалиме – зачем? Ну зачем немцам взрывать улицу города, пусть даже самую красивую улицу пусть даже очень древнего города? Ответ советских историков: «Из вредности». Ну такие «немецко-фашистские оккупанты» были вредные злодеи, что спать не могли спокойно, чтобы только какую-нибудь красоту не взорвать. Одно слово – варвары. И что характерно: мужественные советские люди ничуть не сомневались в логичности такого объяснения. Ну да, чего же ещё от «немецко-фашистских оккупантов» ожидать, кроме взрыва храмов и дворцов.

Действительность, однако, не такая симпатичная для поклонников советской версии хода Второй мировой войны. Вся штука в том, что Крещатик взорвали… ну вы уже поняли, куда я клоню – они самые. Причём на этот раз это был тот самый НКГБ.

Справедлив будет вопрос: а зачем сотрудникам НКГБ взрывать Крещатик? Ну там заводские цеха рвануть или сжечь зреющие хлеба – это понятно, в этом есть неумолимая логика войны – чтобы не досталось проклятому врагу. А Крещатик-то для чего? О, не спешите, мои пытливые читатели. Во взрыве Крещатика была не менее железная логика войны, чем во взрыве моста через Днепр. Сейчас поясню мысль.

В старом советском фильме «Адъютант его превосходительства» имелся такой персонаж – батька Ангел, у которого был лозунг: «Бей красных, пока не побелеют, бей белых, пока не покраснеют». Шутник. Но умный. И вот этот батька Ангел, не на шутку борясь за собственное выживание в горниле Гражданской войны, на ночь выбирал себе хаты поплоше – какие-нибудь кривенькие и покосившиеся. А в центральные богатые хаты ночевать клал новых бандитов. Для чего? Жить хотел долго. Какая связь? Ну такая, что если ночью, когда каждый человек наименее защищён, кто-нибудь решит напасть на банду Ангела, то непременно начнёт с самой богатой хаты, предполагая, что именно там ночует атаман. А атаман-то – тю-тю, проснулся в плохенькой хате от выстрелов и дворами, дворами… Борьба за выживание называется.

Немцы про батьку Ангела и его чудесную стратегию выживания ничего не знали, а потому, оккупировав какой-нибудь город, тут же в самых лучших зданиях города устраивали себе всякие штабы и дома проживания для генералитета. Об этой странной, почти детской любви немцев ночевать в комфорте, хорошо знали в здании на Лубянке. А потому придумали такой хитрый план – при отступлении минировать лучшие здания в городе, в надежде, что их займут самые главные немецкие военачальники, которых потом очень легко будет в их собственной постели ночью поднять на воздух.

Причём минировали очень хитро – очень-очень тайно, делая по нескольку разных зарядов, в том числе и те, которые должны были найти немцы при разминировании – немцы ведь тоже не идиоты, чтобы поверить, что Советы оставили им дома незаминированными. Очень были сложные операции по минированию и сами по себе требуют отдельного рассказа. Но это как-нибудь в другой раз. Короче, именно таким образом были заминированы почти все здания Крещатика.

Заняв Киев 19 сентября 1941 года (и взяв в плен 665 тысяч человек при 3718 орудиях и 884 танках – столько было в киевском котле), немцы педантично провели разминирование всех зданий города и нашли оставленные для них на самом видном месте советскими сапёрами мины. Наверное ещё и посмеялись, что русские в спешке толком заминировать-то не смогли. Но самые главные радиоуправляемые фугасы немцы не нашли. И заселились в лучше дома, устроили штабы, ну и т.д. и т.п. Жили, поживали, а потом однажды ночью это всё взорвалось. И так не только в Киеве было.

Ну и так ещё, по поводу разрушений, к которым немцы не имеют особого отношения – железнодорожное полотно. Все знают, как мужественно партизаны рвали при любом удобном случае немецкие поезда с живой силой и воинской техникой. Но почему-то в уничтожении железнодорожного полотна обвиняют исключительно вермахт. Несправедливо это как-то.

И последний штрих. Церкви. Сегодня, в век компьютерных игр, каждый ребёнок знает, что лётчик ведёт боевой самолёт по приборам, основанным на разных компьютерных технологических чудесах. И сложно поверить, что в 1941 году лётчики, подходя к цели, вынуждены были сверять курс на карте с объектами на земле. Чтобы не промахнуться. Именно с этим обстоятельством связано требование ночной светомаскировки – чтобы ночью проклятые асы Геринга не видели, куда бросают свои бомбы. Но днём свет не выключишь. И коварный враг ориентируется по отдельным наземным объектам. Каким объектам? Ну там мосты, водонапорные башни, церкви…

Как сделать так, чтобы врага дезориентировать? Да очень просто – уничтожить эти объекты. Вчера водонапорная башня стояла, а сегодня – нет; ас Геринга путается и сбрасывает бомбы не туда, куда надо. Но некоторые объекты – тот же мост, уничтожить никак нельзя, поскольку они самому нужны. А вот церкви – какая от них польза? Их взрывать легко и приятно. Вот так и получилось, что часть церквей вокруг Москвы во второй половине 1941 году было уничтожено советскими людьми не в рамках борьбы с «опиумом для народа», а из военной необходимости.

Ну и, возвращаясь к монастырю в Новом Иерусалиме. Есть ли у меня доказательства, что его взорвали советские? Нету. Поэтому я не могу утверждать об этом наверняка. Я просто говорю, что взрыв этого монастыря советскими людьми полностью укладывался в рамки масштабной минной войны, которое вело советское командование в 1941 году против собственных объектов недвижимости, включая и те, которые представляют огромную историческую ценность.

Ну а кто верит в особую звериную жестокость «немецко-фашистских захватчиков», жестокость, которая требовала от них при отступлении взрывать в том числе и монастыри – верьте, мне не жалко. Анализировать факты – это очень сложный труд для очень многих людей. Я это понимаю. Поэтому особо не осуждаю тех, кому нравится быть идиотом.
Subscribe

promo germanych january 12, 2019 21:35 54
Buy for 50 tokens
Бартелеми д’Эйк, фрагмент триптиха «Благовещение», левая и правая створки, 1443-45 г.г. Основным фактором, мешающим правильно воспринимать Средневековье, является аберрация хронистов. Которая порождена следующим обстоятельством. На сегодня в мире выработана весьма…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments