1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

О музыке и не только. Heavy Metal.

Чёрный обелиск

Продолжение. Начало где-то здесь: germanych.livejournal.com/224770.html

Мы сидели на старых бетонных плитах и распивали портвейн – Крупнов, Юра Анисимов, два каких-то друга Крупнова и я. Это было летом 1987 года. Юра по моему в «Обелиске» уже не играл (он ушёл в «Мафию»), но отношения с Крупновым поддерживал. Собственно он меня и пригласил на встречу. Когда мы приехали на метро «Автозаводская», где был сбор, Крупнов с приятелями уже отдыхали. Портвейн был на исходе и возник вопрос о том, кому идти в гастроном. Поскольку Крупнов и Юра из-за своего вида отпадали, а два крупновских приятеля уже делали ходки, почётная обязанность автоматически была предоставлена мне.

Почему Юра и Крупнова не могли сходить в гастроном? Вовсе не потому, что их скосила звёздная болезнь. Но штука была в том, что это была не простая ходка в ближайший гастроном. Просто так идти было не то чтобы бессмысленно, но весьма неэффективно – из винного отдела тянулась очередь такой длины, что стоять в ней было нужно несколько часов. Поэтому предстояла спецоперация, для которой хайратые Юра и Крупнов никак подойти не могли. Зато я, со своими ещё не сбритыми армейскими усами, подходил идеально.

С одним из крупновских приятелей мы выдвинулись к какому-то овощному магазинчику. Там в подсобке мой спутник позвал какого-то Петровича и попросил его «Петрович, выручи ещё разок». Петрович ухмыльнулся и снял с себя старый замызганный чёрный халат подсобного рабочего. Этот халат пришлось одеть мне. После чего операция перешла в завершающую фазу. Моя задача была следующей – с наглым видом мимо очереди войти прямо в винный отдел, подойти к прилавку и потребовать от продавщицы (типа какой-то Клавы) энное количество батлов портвейна.

Кажется ничего особенного. Но очередь-то состояла в основном из мужиков, которые от нескольких часов ожидания дошли до самого свирепого состояния и наверное готовы были бы разорвать любого, кто посмеет без очереди затариться пойлом. Поэтому я изрядно нервничал, подходя к магазину.

Но надо знать психологию советского человека, вымуштрованного бесконечными очередями. Правила игры знали все. Когда я в своей униформе нагло отодвинул какого-то мужика и шагнул в дверь, никто даже не пикнул. Я подошёл к прилавку, дал деньги «Клаве», назвал требуемое количество – нечего и говорить, что оно было куда большим, чем отпускалось в одним руки – и получил причитающееся. После этого с не менее наглым видом я вышел из магазина и удалился. Волшебный халат грузчика действовал на все 100 процентов. Куда там вашей шапке-невидимке.

Ну а уже после мы сидели на старых бетонных плитах – в СССР всюду в городах можно было найти такие стопки старых бетонных плит, толи оставшихся от стройки, толи ждущих уже много лет себе применения – пили портвейн и как положено вели дискуссии. Дискуссии были не о музыке как можно было бы подумать. Мы обсуждали ближайшее политическое будущее и то, кто и что планирует делать. Один из приятелей Крупнова проповедовал идею о том, что надо валить на Запад при первой возможности. А Крупнов, кстати, отстаивал точку зрения, которую позднее он изложил в своей песне «Я остаюсь». А я иногда задавал Крупнову дурацкие вопросы типа того, часто ли его менты останавливают на улице за его вид – он ходил весь в металле. Я всё никак не мог привыкнуть, что времена уже начинают меняться и 1987 год сильно отличается от 1984-го. Ну а потом, уже когда совсем стемнело, мы выдвинулись с Юрой в наш район. Где продолжили расширять своё сознание чистым спиртом, сидя в беседке детского сада.

А теперь сделаем небольшую ретроспекцию и вернёмся в тот момент, когда я вернулся из армии. Было это 7 ноября 1986 года. Вечером. Когда я выкатился из самолёта и увидел светящиеся огромные буквы «Домодедово», то сразу слегка как бы опьянел. В слегка ошалелом состоянии взял на стоянке такси и рванул в центр Москвы на Калининский проспект. 7 ноября вечером я там был по моему единственным солдатом. Прогулялся немного по Калининскому, поглазел на публику, одетую совсем не так, как в 1984 году и пошёл в кафе «Бирюса», где в тот день у матери была смена. Дальше конечно очень быстро дошёл до нужной кондиции и очнулся только на следующий день в своей комнате, в которой не был 2 года. Весьма странное по ощущениям было пробуждение. Комната показалась маленькой-маленькой.

Выглянул в окно. За окном практически ничего за 2 года не изменилось. Ну конечно сразу стал звонить друзьям. Матушка оказывается прикупила мне одежды по новой моде, так что когда я топал к друзьям, выглядел вполне на уровне. Ну дальше понятно. Потом всей гурьбой пошли к Юре Анисимову. Увидев меня Юра как всегда криво ухмыльнулся. Было такое ощущение, что мы расстались только вчера. Я конечно не предполагал, что он мне на шею бросится, но ждал более сердечной встречи. Потом я видел его гитару. Гитара, по словам Юры, была так себе. Но у меня глаза на лоб вылезли, когда я взял в руки эту копию Фендера. Поскольку Юра в тот момент гонял гаммы, гитара была подключена к усилителю, да ещё через примочку. Поэтому я тут же начал что-то такое пиликать, почувствовав себя великим гитаристом. Но Юра скривил физиономию и запротестовал: «Бля, хватит, хватит! Пиздец какая грязь!» За эти 2 года Юра конечно далеко продвинулся как гитарист. Он немного «почесал» разных рифов и я понял, что конечно всё сильно изменилось.

В дальнейшие дни Юра стал раскрывать мне горизонты. Я купил стационарный магнитофон и усилитель, а потом мы с Юрой в музыкальном отделе ГУМа приобрели пару колонок по 25 ватт. Ох и тяжёлые они были, сволочи. Даже мне, бывшему бойцу славных ПВО, было тяжело их переть, а Юра так вообще всё проклял, пока мы их до моего дома доставили. Зато теперь у меня была возможность слушать более или менее хороший звук, особенно когда я докупил ещё эквалайзер, о котором мечтать начал ещё в армии. Ну и Юра начал меня просвещать.

Трендом сезона была Metallica. Юра строго настрого наказал её слушать. Даже сейчас, спустя более чем четверть века, я помню, как пошли мурашки по спине при первых переборах заглавной песни с альбома «Master of Puppets», вдруг перешедшие в что-то просто невероятное по своей красоте и мощи. Прослушанное разбудило во мне просто невероятную энергетику, но и заставило задуматься. Если раньше, слушая какой-нибудь Led Zeppelin или AC/DC, можно было хотя бы чисто теоретически предполагать возможность достигнуть такой же техники, то Metallica была просто вне даже самых фантастических надежд. Такой техники достичь было невозможно – это для меня стало совершенно ясно. Поэтому для себя я решил, что получится или не получиться воссоздать группу, но при любом раскладе нужно играть всё что угодно, но только не heavy-metal.

Точно также я сразу понял, что мои надежды на то, что можно создать группу с участием Юры, оказались беспочвенны. Он играл в «Чёрном Обелиске» и было совершено понятно, что никакой силой его не удастся убедить плюнуть на эту группу ради совершенно непонятного нового проекта. Тем не менее по крайней мере Юра согласился давать мне уроки игры на баяне. Шучу. Уроки всяких гитарных металлических фишек. Начиная от самого простого «чёса» и заканчивая более или менее сложными партиями.

С бывшими друзьями по группе «Крик» тоже не заладилось. Павел уже мало того, что женился, но ещё и ребёнка успел родить. Крёстным конечно стал я, но в заниматься музыкой у него намерений не было совершенно никаких. Двое других тоже думали о создании семьи. И тут неожиданно на моём горизонте возник Виталий Фёдоров. До армии он играл барабанщиком в конкурирующей группе. Потом попал служить во внутренние войска, потом остался прапорщиком. А потом ему это надоело и он вернулся в Москву. И тоже оказывается подумывал о том, как бы сколотить группу. Ну мы себя, типа, нашли. Потом из армии вернулся некто Макс. Он был знаменит тем, что очень хорошо умел играть на скрипке. Ну а попутно ещё на фортепиано. Макс устроился грузчиком в винный отдел в магазин в моём доме. Правда долго он там не продержался – был слаб в коленках и не мог пить столько, сколько бывалые грузчики. Мы с Виталиком его уболтали. И таким образом у нас вроде как образовалась группа из трёх человек: барабаны, клавиши и гитара. Правда очень скоро я для себя решил, что хочу играть на басу. Оставался открытым вопрос с гитаристом и вокалом.

Тогда же я нашёл для себя ещё несколько групп, которые доставляли мне не меньшее удовольствие, чем Metallica. Это были U-2, Sex Pistols и Stranglers. В качестве ориентира это было самое то, особенно Sex Pistols. Обладая ничуть не меньшей энергетикой, чем Metallica, Sex Pistols при этом в техническом плане был так прост, что делать что-нибудь в этом роде не представляло никакой сложности. Самым грустным конечно был вопрос с репетиционной базой. Базы не было и где было её искать не ясно. Правда и этот вопрос разрешился. Причём через Юру Анисимова. Ещё до армии мы вместе с ним посещали театр-студию «Кто, если не ты». Юра сохранил отношения с одним из бывших актёров этой студии. К 1987 году тот уже стал бизнесменом – в подвале одной из хрущёвок открыл видеосалон. Вот он и предоставил нам место для репетиций в одной из комнатушек подвала. Поскольку он как две капли воды походил на Стаса Намина, мы дали ему прозвище Намба-ту (Number Two). Макс купил клавиши. А Юра вдруг решил с нами сделать какую-то свою инструментальную композицию. Это была какая-то адская смесь из Металлики и Дип Пёрпл – с кучей тем и изменений ритмов. Не знаю зачем это было нужно Юре – он по прежнему не считал себя участником нашей группы, а продолжал оставаться гитаристом «Чёрного Обелиска». Но тем не менее упорно с нами оттачивал свою композицию.

Ну а пока суть да дело жизнь шла своим чередом. Юра работал кинооператором нового кинотеатра (его построили пока я был в армии) и я частенько наведывался в его будку для просмотра новых фильмов. Помню как через окошко первый раз смотрел «Курьера» и «Одинокая женщина желает познакомиться» ну и тому подобные новинки кинопроката. Чаще всего мы в этой же будке распивали разные напитки.

В институте у меня учёба сперва не заладилась. В первые же дни я испортил отношения почти со всеми преподавателями, потому что ничего не слушал ни на лекциях, ни на семинарах, а только рассказывал про свои армейские приключения, что вызывало приступы безудержного веселья. Один аспирант, который вёл у нас программирование, мне прямо так и сказал, что экзамен я вряд ли сдам. По армейской привычке я хотел ему настучать по голове после занятий, но меня убедили, что этого не поймут. В общем пришлось учиться. Самое печальное, что даже те минимальные знания по программированию, которыми я обладал до призыва в армию, за 2 года улетучились напрочь. Я не понимал вообще ничего. К тому же учили нас на PL/1. Мои познания в программировании хорошо иллюстрирует тот факт, что перед экзаменами я всё переспрашивал у своих сокурсников, какой их двух операторов – READ и WRITE – предназначен для чтения данных, а какой для записи. Полный OUT, так сказать.

Самым модным трендом (как сказали бы сейчас) в Москве конца 1986 года были конечно же концерты металлических групп. Билетами меня снабжал Юра. В те времена музыканты ещё как правило не получали живых денег, а с ними расплачивались билетами – выдавали каждой группе энное количество билетов, которые музыканты уже за деньги распространяли по своим знакомым. Ну Юра в том числе и через меня тоже распространял эти билеты. Я водил на концерты своих однокурсников и друзей.

Металлические концерты проходили в разных клубах и попасть внутрь даже при наличии билета было не всегда просто. Обычно возле входа бывала дичайшая давка тех, у кого билета не было, но кто хотел попасть внутрь. В одном концерте как правило сразу было задействовано не менее десятка металлических групп. Из тех, кто тогда выступал, сейчас осталась только «Коррозия металла». Если не брать «Чёрный обелиск», то сейчас мне вспоминаются: «Легион», «99%», чуть позже появился «Шах». Были ещё «Чёрный кофе» и «Ария», но это были так сказать тяжеловесы. Не в смысле музыки, а в том смысле, что они считались более крутыми, чем вся эта металлическая самопальщина, поскольку были профессионалами. Но я лично всегда считал «Арию» обычной совковой попсятиной, только по велению моды делающими аранжировки в стиле Iron Maiden. «Чёрный кофе» был попристойнее, в том смысле, то его музыка больше походила на металл, но всё-таки профессиональное музыкальное образование себя выдавало, что на мой взгляд было однозначно плохо. А мне из всех метал-групп нравился «Легион», ну и конечно «Чёрный Обелиск».

Первый концерт, на котором я побывал, проходил в ноябре или декабре 1986 года. «Обелиск» тогда был ещё малоизвестной группой, да и программа у них была из всего нескольких композиций. Но сразу чувствовалось, что это не тупое копирование западных групп. Было что-то такое в «Обелиске». Крупнов конечно очень талантливым был. Но и Юра Анисимов тоже создавал дополнительную ауру. Остальные были просто заполнением пустого места. Барабанщик просто дико раздражал Крупнова. Но и второй гитарист тоже был не подарок (что первый, который быстро ушёл, что второй, который выглядел и играл так, что хотелось спросить – а что он тут вообще делает). Помню как Крупнов с Юрой потешались над его манерой игры. На мой взгляд пока Юра Анисимов был в группе, то она выглядела именно как группа. А потом это уже был Анатолий Крупнов и сопровождающие безликие музыканты. Что и предопределило видимо развал в 1988 году.

Юра Анисимов, кстати, не сразу стал Юрой «Ужасом» (как на фото вверху). Поначалу он одевался обычно – чёрные брюки, чёрная футболка, белые кеды (которые по случаю концерта одалживал у меня). Несколько позднее он придумал себе совершенно мудацкий (с моей точки зрения) наряд и сценический образ – сшил какой-то жуткий серый балахон, символизирующий паутину и разрисовывал лицо, которое и без всякого грима у него всегда выглядело мрачновато. Но зато публика сразу стала его узнавать.

Металлические концерты кстати тогда происходили несколько забавно. После выступления каждой группы начиналась небольшая пресс-конференция – зрители из зала задавали участникам вопросы, участник отвечали. Ну всякая глупость типа «а почему 99%?», «а почему у вас такие длинные волосы?», «а где вы себе одежду так красиво проклепали?». Помню как-то Крупнову, который отличался хорошей физической формой, задали из зала вопрос: «Каким видом спорта вы занимаетесь?». «Вообще-то я на скрипке играть учился», – ответил Крупнов, поигрывая хорошо накаченными бицепсами.

Продолжение следует...

PS: Прежде чем оставить комментарий, прочтите правила общения, которые действуют в моём блоге.

Tags: Музыка, По волнам моей памяти
Subscribe
promo germanych август 22, 2017 01:07 148
Buy for 100 tokens
На фото: кадр из фильма «Что такое Совок?» Итак, свершилось. Наконец я домонтировал его. И приглашаю в кинозал на просмотр фильма-размышления « Что такое Совок?» Это мой первый опыт такого масштабного видеопроекта. Так это и первый опыт использования…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments