1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Дух эпохи


В.Г.Перов, «Приезд гувернантки в купеческий дом», 1866 г., холст, масло, 44x53,3 cм, ГТГ

Стал тут разбираться в старых, довольно беспорядочных, конспектах. Решил поместить некоторые фрагменты про «давишние времена». Не для того, чтобы чего-то доказывать или опровергать. Просто роясь в Государственной библиотеке, перебирая фактически никому ненужные дореволюционные издания по экономике России, находил много «вкусных» вещей, передающих колорит эпохи. Почему ненужных? Да потому что некоторые книги, похоже, до меня вообще никто не читал.

Берёшь издание какого-нибудь 1887 года и видишь, что первым человеком в библиотеке, который её листал, был библиотекарь, проштамповавший страницы более века тому назад, а вторым, видимо, я. Некоторые книжки, несмотря даже на несколько пожелтевшие листы, выглядят так, словно отпечатаны недавно, настолько хорошо сохранились. Что и не удивительно – их никто или почти никто не читал. Что, вообще говоря, странно. А может, наоборот, не странно. В самом деле, ну много ли найдётся людей, которым интересно читать о процессе добычи озёрной руды для Путиловского завода на Финских болотах во второй половине XIX века. А мне интересно.

Ну про руду писать не буду. Ибо это в самом деле очень специфически. А просто буду время от времени некоторые красочные фрагменты выкладывать. Так сказать, на память. Итак.

Из годового отчёта 1856 года о номенклатуре продаваемых в лавках Михаила Яковлевича Рябушинского товаров:

Шерстяные товары:

Люстрин гладкий цветной – 0,95 руб.
Кокетон – 0,80 руб.
Вигон – 0,60 руб.
Козелет – 0,60 руб.
Шотландка – 0,43 руб.
Рояль экоссе – 0,95 руб.
Сатин сукно – 0,65 руб.
Гро де Сандр – 0,80 руб.
Гласе по шёлку – 1,60 руб.
Гласе по кашемиру – 1,40 руб.
Мухояр – 1,50 руб.
Котин – 0,70 руб.
Ластик шерст. чёрный – 1,20 руб.
Шерст. англ. № 40 – 1,36 руб.
Туаль де пор – 0,70 руб.
С мушкой аршац – 1,07 руб.
Тортон набивной – 0,85 руб.
Альнин люстриновый – 0,85 руб.
Трико шерстяное – 0,80 руб.
Брючный полушерст. – 1,00 руб.
Сатин клетчатый – 0,93 руб.
Кашемир с шёлком – 1,30 руб.

Бумажные товары:
Крепон – 0,22 руб.
Экосе – 0,18 руб.
Мозаика с мушкой – 0,30 руб.
Холстинка – 0,12 руб.
Ленно Батист – 0,80 руб.
Туаль де Нор – 0,12 руб.
Девьер – 0,20 руб.
Гро Гро – 0,46 руб.
Армяк – 0,20 руб.
Жардиньер – 0,22 руб.
Юбочная материя – 0,30 руб.
Барени – 0,18 руб.
Трико набивное – 0,18 руб.
Платки бумажные 10/4 – 0,78 руб.
Платки с цветами – 0,83 руб.

А также: Доместик, Зом, Коленкор, Саржа,Бумизел, Канифас и ещё около 100 названий всевозможных тканей, большая часть которых мне ничего не говорит. А названия, меж тем, вкусны.

Кстати, о лавках, в которых это продавалось. По книгам М.Я. Рябушинского значилось, что в 1844 году за каменную лавку в Холщовом ряду (лавка № 24) купцу Василию Михайловичу Сорокованову уплачено одна тысяча рублей. Размер лавки: 3x1 сажень. В 1849 году у Нечаевых за 4 тысячи 25 рублей куплены лавки №№ 20, 21, 22 и 23, которые до этого Рябушинский арендовал. А ещё ранее эти лавки принадлежали чиновнику Маркелу Демидовичу Мешаникову, котрый сдавал их в аренду по 18 рублей. Всеми пятью лавками Рябушиснкие (уже потомки Михаила Яковлевича) владели до 1871 года, когда продал их купцу В.И. Меньшеву.

Песня просто…

С 1838 по 1849 г.г. М.Я. Рябушинскому пришлось списать долгов на общую сумму в 80 тысяч рублей по причине неплатежеспособности должников. Каковая образовалась в результате перехода в расчётах с ассигнаций на серебро.

Между прочим, по мнению миллионера Василия Александровича Кокорева, серебряная реформа 1837 года была одной из экономических ошибок правительства, серьёзно ударившей по экономике России. Впрочем, в народе говорили не об ошибках, а о «заговоре поляков», которые якобы надоумили Государя этой разорительной реформе в отместку за подавление Польского восстания в 1831 году: «мы поляков побили дубьём, а они нас бьют рублём». Так что конспирология не в наши дни родилась.

Тем не менее обороты М.Я. Рябушинского росли. Из записей в его торговых книгах:

Рост капитала по годам, рублей (в скобках прибыль):
1835 – 191’119,82 (7’302,26)
1840 – 256’555,73 (16’760,27)
1845 – 257’398,96 (21’033,31)
1850 – 647’433,16 (152’407.07)
1855 – 1’568’134,77 (178’351,69)

Так что к 1855 году Михаил Яковлевич был настоящим миллионером. При том, что в 1820 году (ему тогда было 33 года) имел капитала 1000 рублей. При том что начал свою трудовую деятельность он в 16 лет – уже в 1803 году в книгах Архива Купеческой Управы имя братьев Михаила и Артемия Яковелых значатся плательщиками 3-й гильдии в качестве занимающихся торговлей в ветошном ряду.

Да, кстати, настоящая фамилия Рябушинского – Яковлев (по отцу Якову Денисову). А фамилию Рябушинский он и его брат получили в 1820 году, как выходцы из Рябушинской слободы при Пафнутьевском монастыре, недалеко от Боровска. Его дед – Денис Кондратов, служил при монастыре стекольщиком. Отчего отец – Яков Денисов получил прозвище «Стекольщиков». Так что будущий родоначальник одной из самых славных фамилий русских промышленников, мог использовать кучу фамилий: Кондратов, Стекольщиков, Денисов, Яковлев («Она же, Оксана Панеяд» (с)). Но в итоге остановился на фамилии Рябушинский.

В 1813 году Михаил Рябушинский из купцов выбыл:

«Настоящий же 1813 год, ровно и на будущее время по претерпенному мною от нашествия в Москву неприятельских войск разорению, процентных денег платить нахожу себя не в состоянии, почему дом градского общества покорнейше прошу по неимению мною купеческого капитала перечислить в здешнее мещанство. Михаил».

Красиво сказано. Лепо. Между прочим, после того, как г-н Наполеон был изгнан из Москвы, московское купечество стало считать убытки и взвыло в голос, выбиваясь явным диссонансом из общего хора патриотически настроенного населения, радующегося изгнанию супостата. Купцы тоже радовались конечно, но не так чтобы очень сильно. Ибо разорились многие.

Впрочем, многие через какое-то время поправили дела. Тот же М.Я. Рябушинский в 1824 году снова вернулся в купеческое сословие в 3-ю гильдию. А уже в 1833 году перешёл в 1-ю гильдию.

Ещё любопытное, из Закона 1785 года:

«Третьей гильдии запрещается ездить в карете и впрягать зимой и летом более одной лошади». По тому же закону право впрягать две лошади имела только первая и вторая гильдии, причём право на карету было только у первой гильдии, а для второй – только коляска. Вот так вот. Это было здоровое общество с чёткой цветовой дифференциацией штанов.

Ну вот так, навскидку. Как-нибудь ещё что-нибудь выну из амбарных книг.
Tags: История, Российская империя, Статистика
Subscribe
promo germanych march 11, 2010 03:39
Buy for 100 tokens
Учитывая, что за читателей блога становится всё больше и больше и многие не читали весь цикл с начала, решил собрать основные статьи цикла «Совдепия» в одном посте. Это далеко не всё, написанное по теме, но, на мой взгляд, наиболее интересное. 1. Воспоминания о Совке Первая…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →