November 26th, 2008

Biya

Терроризм в СССР

Небольшой довесок. Защитники светлого образа Совдепа одним из главных достижений Совдепа выставляют ощущение полной безопасности, которое слово чудесная амброзия разливалось вокруг советских людей. По этому поводу мне припоминается следующее.

Во второй половине 70-х годов – точнее год не могу вспомнить – по Москве распространился слух, что в московском метро произошёл теракт. Причём рассказывали даже следующие подробности: неведомый террорист оставил в вагоне метро портфель, в котором находилось взрывное устройство и часовой механизм. В какой-то момент устройство сработало. В газетах об этом ничего не писали. Но я очень хорошо помню, как взрослые обсуждали это вполне серьёзно. Ещё я помню, как после этих обсуждений я очень долгое время, входя в вагон метро, озирался по сторонам, глазами ища – не стоит ли возле двери одинокий портфель. Конечно, сейчас совки могут сказать, что это был только слух. Доказательств у меня нет. Но я помню, что многократно слышанный от совершенно разных взрослых этот «слух» долгое время держал меня в постоянном напряжении при поездах в метро.

Это был только слух и ничего подобного никогда в московском метро не было? В СССР помимо «Международной панорам» была ещё одна телепередача с похожим названием – сейчас я уже забыл точное название. Вёл её, кажется, Бовин. После Олимпиады-80 в одном из выпуском этой программы Бовин издевался над предостережениями проклятых капиталистов о том, что в Москве во время Олимпиады будут теракты. «В самом деле, – вещал Бовин, – в районе Красной Площади был задержан человек с портфелем, в котором было взрывное устройство, но это был единственный инцидент». Если уж об этом сказали по ЦТ, то что же там было на самом деле?!

Не мене тревожным было другое событие. Зимой 1982 года по Москве снова «от уха к уху» стали рассказывать о чудовищном событии, произошедшем на станции метро «Авиамоторная». И снова я об этом узнал из разговоров взрослых. Рассказывали, что в час-пик обрушился один из эскалаторов этой станции, а дежурившая бабушка лишилась сознания от ужаса и огромные механизмы эскалатора перемалывали десятки, сотни людей в куски мяса. На самом деле обрушения эскалатора не было, а просто что-то случилось с транспортёром «ступенек», который вдруг понёсся вниз без всяких тормозов и люди падали сверху на тех, кто не успевал отбежать. В результате образовалась жуткая давка с большим количеством трупов. Как всегда в таких случаях находились свидетели, которые рассказывали, как ехали в поезде, который не остановили на станции «Авиамоторная», но он – свидетель – видел, как весь вестибюль был заполнен положенными рядами трупами. Вся Москва долго обсуждала эту историю. Ну а я, всякий раз вступая на эскалатор, мысленно прикидывал – куда прыгать, если вдруг эскалатор провалится.

Так что совковые разговоры про якобы полную эйфорию от сознания тотальной безопасности – не более, чем байки. Да, безусловно, в государстве с очень контролируемым въездом и выездом, а также системой прописки, организовывать теракты было очень затруднительно. Но трудно, не значит – невозможно. И лично я немалое время прожил с опасением нового теракта в московском метро.
promo germanych январь 12, 2019 21:35 54
Buy for 50 tokens
Бартелеми д’Эйк, фрагмент триптиха «Благовещение», левая и правая створки, 1443-45 г.г. Основным фактором, мешающим правильно воспринимать Средневековье, является аберрация хронистов. Которая порождена следующим обстоятельством. На сегодня в мире выработана весьма…
Biya

Чувство безопасности



В комментариях к предыдущей теме прозвучала мысль об одной специфической советской фобии. Хочу немного остановиться на этом вопросе.

Вот сейчас нередко говорят, что уж чего-чего, а чувства безопасности у простых людей в СССР было не в пример больше, чем сейчас. В самом деле, кажется сегодня – благодаря ежедневно валящемуся на человека потоку новостей об убийствах, ограблениях и изнасилованиях, создаётся ощущение, что жить очень страшно. В СССР вроде бы с этим было как-то поспокойнее. Я даже не буду разбирать тот нюанс, что в СССР про преступления предпочитали вообще не писать, поэтому советский человек жил в счастливом неведении о реальной криминальной картине. И только изредка на него вылезал липкий животный страх вместе со слухами про очередной «Мосгаз». Хотите верьте, хотите нет, но меня мама в детстве инструктировала на предмет запрета открывать дверь посторонним. Стало быть допускала такую возможность. И про «Мосгаз» я был наслышан, как впрочем и любой другой москвич – и взрослый, и ребёнок.

Но это всё криминал. Уверен, что тяжёлых преступлений в СССР всё же совершалось меньше, чем сейчас. Но был особый вид страха, который витал над каждым советским человеком – страх войны, причём войны атомной. Не то чтобы советский человек думал об этом круглые сутки напролёт. Чаще всего об этом забывали. Но периодически – после просмотра ли какой-нибудь передачи, или во время какого-нибудь разговора, в воздухе повисал мрачный вопрос: «А не нападут ли США на нас?». От этого вопроса никто не отмахивался. Большая часть людей вполне допускала, что США могут напасть на СССР, причём нападение начнут с ядерной бомбардировки крупных городов.

Откуда появился это страх? Да благодаря советскому же агитпропу. Ибо советский агитпроп нагнетал страх войны чуть ли не каждый день. Постоянно по телевизору показывали передачи про «ястребов НАТО», про то, сколько «Першингов» размещено вокруг границы СССР, сколько военных баз и в каких странах Европы имеют Штаты и т.д. и т.п. И не сказать, что это было неправдой – и крылатые ракеты размещали, и во Вьетнам вторгались. Но всё равно это как-то странно: советского человека как ватой укутали по отношению к вопросам внутреннего криминала, зато постоянно держали его в напряжении по поводу возможной ядерной войны. И советский человек опасался.

Так что чувства полной безопасности у советских людей никогда не было. Не боялись одного, зато опасались другого. А это, в конце-концов, практически одно и тоже.