July 13th, 2008

Biya

О слезинках младенцев

Мне кажется сама постановка вопроса неверна: разрешать или не разрешать забугорным дядькам и тёткам усыновлять российских детей. Совершенно очевидно, что усыновлённого ребёнка может убить как иностранный усыновитель, так и российский. Равным образом ребёнка могут убить родные по крови отец/мать (достаточно посмотреть криминальные новости, чтобы выяснить, что пьяные российские родители периодически избивают/убивают своих отпрысков).

И, строго говоря, вопрос-то в первую очередь обращён к родным родителям, а не к приёмным – будь они своими или иностранными. А вот родные родители, особенно матери, которые зачинают в порыве какой-нибудь особо дико угарной алкоголической вечеринки, или же от какого-нибудь дегенерата, а потом выкидывают в детский дом своих отпрысков (чаще всего со следами дегенерации на лице) – вот кто действительно заслуживает наказания.

То есть конечно, папаша, который задушил двухлетнего ребёнка в машине – это нехороший человек. Даже странно это обсуждать. Но полчища самок, которые топчут землю России, спариваясь с кем угодно и в каком угодно состоянии, а потом сбрасывают детёнышей в детдома – это тоже плохо. Очень плохо. Я вообще не понимаю этого: устраивать истерики по каждому случаю гибели усыновлённого русского ребёнка, но не замечать тысяч этих самых русских ребёнков, которые живут рядышком, в российских детдомах.

Был вот у меня такой случай – «тогда ещё, когда ещё тогда» (хотя не так и давно). Пришла в голову одному человеку идея пойти сдать кровь для детей детского дома. Ну просто вот прийти и сдать кровь без всякой помпы. Идею я признал правильной и поддержал. Но что интересно – большая часть спасителей нации отнеслись к идее, мягко говоря, кисло, типа «а нафиг это надо». Короче, идея как-то сама собой тихонечко скончалась. Ибо нацию любить на расстоянии как-то приятнее, чем пойти, например, в детский дом и сделать хоть что-нибудь для брошенных детей.

Или вот один обидевшийся писатель. Понятное дело, писатель – человек легко ранимый, близко принимающий к сердцу чужое горе. А гибель ребёнка – это всегда горе (без иронии). То есть, конечно есть чему посопереживать. Но я вот что думаю. Ведь писатель этот имеет наверняка немало баблоса. Ну то есть очень будет странно, если окажется, что он от получки до получки копейки считает. Так вот вопрос: он хотя бы раз в какой-нибудь детдом пожертвовал хоть что-нибудь тем самым детям, которым так сопереживает на словах? Вот то-то и оно.

Из всего вышенаписанного, впрочем, не стоит делать вывод, что я разделяю точку зрения «другой стороны», типа: «ах, эти детки так несчастны в детдомах, а ТАМ они будут иметь папочку и мамочку». Это точно такая же неискренняя блевотина, как и плач по задушенному младенцу. Причём в данном случае эта неискренность сильно ангажирована российскими фирмами, которые делают очень неслабые лаве на поставку за бугор российского юного товара.

И вообще, всегда меня тошнило от фразы про «слезинку младенца». Есть в ней что-то такое глубоко отвратительное. В самой циничной форме «печаль о младенцах» показана в «Двенадцати стульях», когда Остап Бендер «разводит лохов на бабки», тараторя: «И только беспризорные дети остались без призора». Ну и комментарий владельца артели показателен: «Светлая голова. И не придерёшься – помогла детям и баста». Как говорится: ничего ни добавить, ни убавить. 

promo germanych february 23, 2011 20:03 54
Buy for 50 tokens
Вот иной раз спрашивают: «Какой ваш любимый фильм?» Задумаешься тут. Вообще странно иметь какой-то один любимый фильм, любимую книгу, любимую пищу или, скажем, любимый цвет. Это похоже на детские анкеты в тетрадях, когда в на каждой странице задавался какой-нибудь вопрос (про любимый…