1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Советская реклама западной жизни


Мельком увидел, что по каналу «Домашний» показывают старый советский детектив «Мираж». Когда-то этот фильм вся страна смотрела, как говорится, «прильнув к экранам». Кусочек «тамошней жизни». Иностранные машины, иностранная одежда, иностранные сигареты, все дела. Не удержался и стал смотреть. Какой же наивняк, глядя из сегодняшнего дня. «США, как её представляли в СССР». Когда смотришь американский фильм про СССР (типа «Москва над Гудзоном»), тоже смешено, как «они» представляли «нас». Но и как «мы» видели «их» – это тоже песня.

Но у меня вот за что взгляд зацепился.

Допустим, сцена, в которой злодеи сидят и обсуждают будущее преступление. Сидят пьют виски «Black label», запивают Кока-колой. Нет, я не о том, что вряд ли эти заштатные провинциальные гангстеры стали бы пить «Black label» (впрочем, может и стали бы). Я о другом. Вот сидят, пьют. Камера навязчиво постоянно тыкается то в надпись «Coca-Cola», то в «Pall mall», то ещё в какой-нибудь западный бренд. Герои выезжают в трейлере на автостраду – на повороте снова огромный биллборд с надписью «Coca-cola». Ну и т.д. Про рекламные вставки в самом фильме («В джинсах Lee Cooper вы неотразимы!» и т.п.) я не говорю. Причём так было не только в этом фильме, а во всех советских фильмах про западную жизнь. Герои там всегда пили Кока-колу, курили Мальборо или Пэллмэл, ходили в джинсах Ли Купер и т.п.

Я не о том, что реально на западе далеко не все пили Кока-колу и курили Мальборо. Я про другое. Киношники, по крайней мере некоторые, тоже ездили на Запад и имели представление о том, что далеко не всем там пьют джин Beefeater. Однако же советский зритель не поверил бы в «запад», на котором не пьют Кока-колу, не курят Мальборо или Винстон, а на заднем плане за барменом в кабаке не стоят бутылки Beefeater с красивым английским гвардейцем. Это было такое видение западного мира у советского человека. Так что киношники должны были создавать «аутентичный» Запад для советских людей. И они его создавали.

А советские люди, они как дети. Они пропускали мимо ушей всю антикапиталистическую шелуху прибалтийских детективов «про запад», но с жадностью глотали яркие образы: Кока-колу, Мальборо, Форды. Причём в западных фильмах, которые попадали в советский кинопрокат, этих образов было на порядок меньше, чем в советских. Это сейчас мы знаем про скрытую рекламу брендов, когда если уж название какого-то продукта появилось в фильме, то, стало быть, владелец бренда за это проплатил создателям фильма. Наши же кинотворцы пиарили западные товары абсолютно бесплатно и с большим вдохновением. Наверное не было ни одной другой страны мира, в которой бы каждый житель знал Кока-Колу и Мальборо и страстно мечтал это попробовать, причём владельцам бренда это не стоило и цента.

Когда Надя, жена Семён Семёныча Горбункова, спрашивает перед сном у вернувшегося из загранпоездки мужа: «А ты кока-колу пил? Ну и как?», а муж кривится, мол «да так себе», советский-то зритель понимает: «Это они для нас так говорят, чтобы мы подумали, что Кока-кола – дерьмо, но мы-то плавали, знаем…». Кстати, первый раз я Кока-колу попробовал примерно в пятилетнем возрасте (в то время Кока-кола, кстати, разливалась ещё не в известные яркокрасные банки из тонкой лёгкой жести, а в банки примерно из такой же толстой жести, как у обычной консервной; ну это так, детали). Так вот взрослые мне сперва дали попробовать напиток, не говоря, что это такое, но с интересом следя за моей реакцией. Моя реакция была примерно как у Семён Семёновича – мне не понравилось. На мой детский вкус «Буратино» был вкуснее.

Однако же всем хотелось Кока-Колу попробовать. И Мальборо, кстати, тоже всем хотелось. Помню – мне было уже лет 16 – обломилась мне от матушкиных щедрот целая пачка Мальборо. Я не курил никогда, но вообще это было круто – пойти гулять с дружками (бухать портвейн в парк на 1 мая) и угощать их Мальборо. Как пелось тогда в одной известной песне группы «Примус»: «Вот это жизнь, живи не тужи, жалко что не каждый вечер такая жизнь». Помню, подошёл ко мне мужик – в парке много было бухающего пролетариата – и стрельнул сигаретку. Тогда это было в порядке вещей – все у всех курить стреляли. Ну я достаю пачку Мальборо и протягиваю ему закурить. У мужика аж глаза на лоб вылезли. Он даже отказываться начал: ну одно дело беломор стрельнуть или сигарету «Друг» («сигареты Друг – это улика»), другое – мальборо, типа, с пониманием человек, чай пачка Мальборо не 40 копеек стоит. Но я – широта душевная после портвейна просто не имеет границ, – ему в ответ: «да бери, чего там». Со словами «ну извини», мужик взял и убыл несколько ошарашено разглядывая сигарету. Да и то сказать, не каждый день советскому гегемону в зубы попадала сигарета Мальборо. Кстати, я так и не знаю, каковы на вкус Мальборо – я никогда не курил.

В общем вот такая странная штука: ни одна западная компания не тратила ни копейки на рекламу своих брендов в СССР, но все люди в СССР название этих брендов знали очень хорошо и были очень даже не прочь их попробовать. Советская пропаганда была очень-очень мощной. Так кто всё это распиарил? Да Совдеп сам и распиарил.

Если вдуматься, это было очень странно. Советский агитпроп всю дорогу боролся с западным влиянием на неокрепшие советские умы. Но при этом советские люди были железобетонно уверены, что западные товары – самые лучшие. Ну вот, например, возьмём такую вещь, как женские сапоги. Спроси любую советскую женщину не пенсионного возраста: «хочешь итальянские сапоги?» Если что женщину и остановит, так это цена. Ибо у спекулянтов дорого. Но вообще-то каждая женщина знала, что самые лучшие женские сапоги – это итальянские или финские. Имеется в виду – самое лучшее из того, что теоретически доступно внутри страны советов. А так, конечно, никто не стал бы возражать против тезиса: «французские сапоги лучше итальянских и финских».

Что? Итальянские и финские сапоги были доступны в СССР? Да, были. Правда, когда я говорю «доступны», не следует это понимать так, что итальянские и финские сапоги стояли в магазинах и любая желающая могла их купить. Увы, нет. Эти сапоги можно было купить или спекулянтов (ну это кто знал тропинку в хижину спекулянта), или иной раз в конце месяца в магазине, когда их «выбрасывали» «для плана». Что это такое? Вы картину Карла Брюллова «Последний день Помпеи» видели? Ага. Так вот если бы Карл Брюллов жил не в Российской империи в XIX веке, а в 70-х годах XX века в CCCР, то написал бы не «Последний день Помпеи», а «Последний день месяца». Причём ещё неизвестно, какая картина получилась бы более ужасной.

Но факт есть факт – советские ответственные работники, понимая, что советская обувная промышленность изготавливает для советских женщин редкостное дерьмо (впрочем, мужчинам поставлялось оно же), закупали в Италии и Финляндии обувку в особо крупных размерах. Почему именно в Италии и Фнляндии – разговор особый и не в этот раз. Эта импортная обувка затем расползалась по многочисленным базам (где частично разворовывалась), а оттуда в магазины. В магазинах итальянские и финские сапоги были стратегическим запасом – типа того запаса, что хранится в небезызвестном складе Форт-Нокс. Ну и в конце месяца, дабы сделать план (ибо советские сапоги люди покупали туго), эта импортная обувь поступала в продажу. За несколько часов толпы изголодавшихся по хорошей обуви советских женщин скупали всё. План был выполнен.

Разумеется, в этих битвах за финскими сапогами в головах рождалась простая идея: финские сапоги – лучше советских. Что было вполне логично. Ибо зачем же в противном случае народ давился за финскими сапогами, если советские спокойно продаются каждый день. Это во-первых. Ну и во-вторых, финские и итальянские в самом деле были лучше – отменного качества, модного покроя и очень удобные.

И вот тут возникает самая неразрешимая загадка. В начале 90-х бывший советский потребитель очень быстро постиг простую истину о том, что далеко не вся итальянские и – шире – импортная обувь, самая лучшая. Увы, как выяснилось, заграницей тоже очень много дерьма. Именно это дерьмо и хлынуло в бывший СССР в начале 90-х. А народ хавал, ибо бирка «Made in Italy» и вообще «Made in…» ещё с советских времён вызывала повышенное слюновыделение у советского потребителя.

Получается такая странная картина. Советские закупочный товарищи закупали в Европе в самом деле очень качественный товар – «советскому человеку только самое лучшее», – затем продавали его по фактически демпинговым ценам внутри страны, приучая советского человека к мысли: «на Западе всё самое лучшее, и при этом очень дешёвое». Ту простую истину, что очень дешёвое на Западе тоже, как правило, дерьмового качества, а «всё хорошее – дорого» можно было услышать лишь в эпизоде фильма «Мимино». Но это утверждение, разумеется, пропускалось мимо ушей.

А чего стоят советские телепередачи и документальные фильмы, разоблачающие Запад? Ведь это тоже была самая что ни на есть зверская и тотальная пропаганда капитализма. Как смотрел советский зритель документальные разоблачительные фильмы вроде «Чикаго – город контрастов»? Да примерно как красноармеец из фильма «Бумбараш» читал «Капитал» Маркса: «Картинки и схемы пропускаю, в пролетарскую сущность вникаю». Вот и советский зритель вникал в сущность. Только не в пролетарскую, а вовсе даже наоборот – в капиталистическую. Он смотрел на мелькающие яркие витрины, на людей, одетых в «фирмУ», на машины, рекламу и т.д. и т.п. А на утверждения «зато в Америке негров убивают» реагировал вяло. Потому что во-первых, да кого в СССР волнуют негры, а во-вторых – «врут небось про негров» (и, кстати, в самом деле врали – в 70-х никаких негров уже особо никто не убивал; ну разве что сами негры друг друга).

Никто в СССР не стал верить бы в то, что салями может быть очень гнусным и невкусным. Да и то сказать, советские чиновники для советских ресторанов закупали в самом деле высококачественный салями. Но когда в начале 90-х в страну хлынули всякие «золотые салями», то очень многие, кто не пробовал настоящий салями, сказали: «И это ваша хвалёная салями? Фу, гадость!». И спрашивается, неужели этим говном хотел угостить Штирлица немецкий генерал в поезде? Ну и т.д.

Вот и получалось, что в ситуации тотального дефицита абсолютно на всё, любая западная вещь, реально или в виде изображения попадающая в СССР, работала только на одно – на пропаганду и пиар Запада. Получалось, что совдеппроп, изо всех сил пытаясь навязать советским гражданам мысль: «на Западе жить очень плохо», пасовал при столкновении с экономическими реалиями и чиновники какого-нибудь Внешпосылторга или киношники, снимающие разоблачительные фильмы про Запад, начисто перечёркивали все немыслимые достижения пропаганды.

Нет, никто в СССР не отрицал факта безработицы в капстранах, как и факта наличия бездомных. Но в СССР ходила такая ироничная загадка: «Знаешь, чем США отличается от СССР? Тем, что в США даже зеки в фирменных джинсах ходят».

Вот таким образом Совдеп и рекламировал Запад и западные бренды в глазах советских трудящихся. И делал это очень-очень качественно. И при этом – совершенно даром.
Tags: Совдепия
Subscribe
promo germanych august 22, 01:07 146
Buy for 100 tokens
На фото: кадр из фильма «Что такое Совок?» Итак, свершилось. Наконец я домонтировал его. И приглашаю в кинозал на просмотр фильма-размышления « Что такое Совок?» Это мой первый опыт такого масштабного видеопроекта. Так это и первый опыт использования…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →