1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Путеводитель по советским фильмам


Бюрократическая система бездушна по своей сути. И вряд ли её за это стоит ругать. Ну это всё равно, как ругать компьютерную программу. Это автомат, работающий по определённому алгоритму и человеческие эмоции ему чужды. Конечно, иногда алгоритм устаревает и требует изменений. Но ведь их должен делать не кто попало, а специалисты. Как сказал герой Папанова «Дубинушка» в фильме «Белорусский вокзал»: «Если инструкция устарела, вы добейтесь её отмены, а до тех пор я буду её выполнять». И по своему он прав. Не дело бюрократа разбираться с тем нужен тот или иной параграф или же он уже устарел и мешает людям. Бюрократ должен чётко исполнять инструкции. А беда начинается тогда, когда бюрократ сам решает, когда какую инструкцию выполнять, а когда можно «закрыть глаза».

Образцом настоящей отлаженной бюрократической системы для России была Германия. Вот уж где был когда-то орднунг так орднунг. Россия с Петра Первого начала перенимать многое у ерманца, в том числе и бюрократическую систему. Однако немецкий бюрократический орднунг, положенный на широкую славянскую душу, иной раз приводил к самым разнообразным последствиям, порой совсем незапланированным. «Мёртвые души» Гоголя дают известное представление о справедливости этого тезиса. Это как в том анекдоте, когда Петька после стажировки в Англии приехал на собственном Роллс-Ройсе и в дорогой одежде, а на вопрос Василия Ивановича, откуда это всё, рассказал: «Да сели мы с англичанами в карты играть. У меня одна шваль. Ну время вскрываться. Я карты поворачиваю, а мне: мы джентльмены – верим друг другу на слово. Вот тут, Василь Иваныч, мне и прифартило» .

Наш отечественный кудесник давно укумекал, что если немец «на беду русскому человеку» выдумал что-то в части орднунга, то ведь параграф всегда и обойти можно, пока господин урядник отвернумшись. Да, строго говоря, иной раз ему и посулить можно, чтобы отвернулся. Вот так в России и сложилась эта удивительная система немецкого орднунга, помноженная на пресловутое «славянское лукавство».

Понятное дело, что Советская власть, плюс электрификация всей страны внесли свою толику в модернизацию бюрократической системы. Как высказывался небезызвестный в определённых круга Владимир Ильич: «Строгий учёт и контроль…», ну и всё в таком духе. Да, как говорится, гладко было на бумаге. В теории, конечно, рабоче-крестьянский контроль должен был наконец-то довести российскую бюрократическую систему до состояния истинного германского орднунга. Однако, как показали Ильф и Петров в «Золотом телёнке», контролировать оказалось не так-то просто.

Вы спросите: а чего это он, пообещав рассказать про советское кино, начал про бюрократическую систему висы слагать. И хотя никакие висы я не слагаю, а пишу самой что ни на есть прозой, однако же вопрос считаю закономерным и давно назревшим. В самом деле, если уж говорить о кино, то надо фильмы рассматривать, а не историю отечественного бюрократического долбаебизма описывать (прошу прощения за мой французский).

Однако же, говоря по правде, «не по детски отжигающий» идиот-бюрократ является неотъемным атрибутом всей советской сатиры на всём протяжении её существования, включая, разумеется, киносатиру. Придурок-бюрократ, регламентирующий жизнь попавших в его зону ответственности людей, существовал в СССР всегда. Игорь Ильинский играл его и при Сталине (дебилоид Бывалов из фильма «Волга-волга», 1938 г.) и при Хрущёве (товарищ Огурцов из «Карнавальной ночи», 1956 г.), и при Брежневе (не менее феерический Огурцов из фильма «Старый знакомый», 1969 г.). То есть тип оказался очень живучим, преспокойно вынесшим и сталинские репрессии, и хрущёвский волюнтаризм, и брежневские сиськи-масиськи. И ещё не известно, в какой период ему жилось лучше.

Однако советская сатира от души пиная бюрократов, никогда не ставила вопрос: а откуда они берутся, не являются ли порождением системы? Нет, такой вопрос нельзя было найти ни в журнале «Крокодил», ни в киножурнале «Фитиль», ни вообще в каком-нибудь советском произведении. Однако ведь совершенно очевидно, что и Бывалов, и Огурцов сами собой не воспроизводились бы, если бы не были плотью от плоти Системы. И случайно ли, что «Дубинушка» (Николай Иванович Дубинский) из фильма «Белорусский вокзал» в гражданской жизни стал бюрократом с таким колоритным прозвищем?

Советская система, разумеется, не была бы такой радикально прогрессивной, если бы просто перенесла бюрократическую систему царской России в XX век, не внеся в неё хотя бы малую толику дополнительного абсурда. И она – советская система, конечно же, внесла. Причём не малую толику, а превратив не самую совершенную царскую бюрократическую систему в нечто совсем уж запредельное.

Как это удалось? Ведь товарищ Ленин хотел строго учёта, контроля и общего планового ведения хозяйства. И революционно настроенные матросы были с ним, кажется, солидарны в этом вопросе (впрочем, как и во всех прочих). Как ни странно, но помог Советам товарищ Белл (его извиняет только то, что сам он об этом не догадывался). Вы наверное уже поняли, что я имею в виду изобретённый им телефонный аппарат. Думал ли Александр Белл, патентуя в 1876 году своё изобретение, что спустя менее чем полувека на одной шестой части суши появится удивительный феномен, вошедший во все учебники «Природоведения» для 4 класса под названием «телефонное право». Что? В учебниках «Природоведения» для 4 класса нет ни слова о «телефонном праве»? Это, безусловно, следует считать недоработкой. Попробую исправить это упущение.

Что же такое советское телефонное право? А это нечто сродни праву средневекового сеньора переспать в первую ночь с любой невестой своей подведомственной территории. Иначе говоря, это право вышестоящего вмешиваться в дела подопечных по собственному усмотрению и когда угодно. Любой советский партийный руководитель мог позвонить по телефону любому руководителю любого предприятия или организации, расположенной в его партийном гау и решительно потребовать осуществить какие-нибудь подвиги на благо победы дела мирового коммунизма. А в случае невыполнения пообещать сделать «оргвыводы». Эти самые «оргвыводы» очень пугали вассалов-директоров, ибо означали потерю должности, а в пиковой ситуации – и партбилета. А быть лишённым в СССР партбилета (тому, у кого он был) – это был, можно сказать, крах всей личной жизни. Ибо отметка в личном деле «исключён из КПСС» однозначно ставила крест на всей дальнейшей карьере человека. Конечно, в эпоху застоя исключённых из партии уже не расстреливали, как при товарище Сталине, однако же всё равно последствия могли быть самыми неприятными.

Ну вот, а теперь, снабдив предисловие таким большим количеством букв, я плавно перехожу к изложению содержания фильма Юрия Мамина «Праздник Нептуна», кадр из которого использован для иллюстрации этой заметки.

Фильм этот был снят на киностудии «Ленфильм» в 1986 году и смело может быть поставлен в один ряд с такими комедиями, как «Волга-Волга», «Карнавальная ночь» и «Старый знакомый». Причём, если означенные комедии бичевали бюрократа-начальника, то фильм Мамина показывает жертву советского «телефонного права» – сельского руководителя Хохлова Василия Петровича. Через показ всего абсурда ситуации, в которую попал Василий Петрович, Юрий Мамин показал абсурд всей советской системы хозяйствования.

Этот фильм я смотрел несколько раз в нескольких кинотеатрах. И каждый раз наблюдал просто невероятный, гомерический гогот зрителей в зале. Вплоть до падания под кресла от смеха. Я вообще не припомню, чтобы хоть на одной советской комедией 80-х годов люди смеялись бы также, как на фильме «Праздник Нептуна». Это была просто бомба. Понятно, что такой фильм не мог бы появиться, если бы в стране не начались перемены, под названием «Перестройка». Вообще, если взять 1986-87 г.г., то в плане киноискусства было две бомбы: фильма Абуладзе «Покаяние» и фильм Мамина «Праздник Нептуна». Можно сказать, два этих фильма и задали темпоритм начавшихся в стране преобразований.

Пара слов о столь любимых многими ценителями СССР данных советской статистики. По мнению Защитников Светлого Прошлого, данные советской статистики – это истина в последней инстанции. Защитники не хотят признавать (или знать) о существовании такого удивительного советского феномена, как приписки. Приписка – это фальсификация данных в сторону их увеличения. Например, завод выпустил 1000 телевизоров, а в отчётах «наверх» в документах указывается 1100 телевизоров. Ну, словом, механизм этот прост и был понятен каждому советскому человеку, вышедшему из пионерского возраста. А некоторые овладевали этим механизмом ещё в пионерские годы, что хорошо показано в детском фильме «Пузырьки», снятом ещё в 70-х годах и «положенном на полку», ибо в эпоху застоя такое показывать было невозможно в принципе (кстати, если кто знает, где можно найти этот фильм – на торренте или ещё где, то просигнализируйте мне, пожалуйста).

Да, так вот, приписки. Приписки делались, конечно, не просто так, а во имя каких-то бонусов. Обычно ради получения премии или для того, чтобы отчитаться перед райкомом/обкомом, чтобы те не сделали «оргвыводы». Ибо обком/райком мог потребовать таких подвигов, что выполнить их было невозможно в принципе. Но надо. Вот эта характерная советская особенность и положена в основу сюжета фильма «Праздник Нептуна».

Итак, Василий Петрович Хохлов возглавляет небольшой посёлок под эпическим названием Малые Пятки. В Малых Пятках, как и в любом советском сельском поселении, есть Клуб. Клуб возглавляет завклубом с характерной фамилией Дубинкин (аллюзия на «Дубинушку» из «Белорусского вокзала»?). На Дубинкина тоже сверху валятся планы по культурно-массовым мероприятиям. Да-да, в СССР планировалось всё, включая и культурно-массовые мероприятия и количество их участников. Так вот, чтобы выполнить план «по массовости», Дубинкин придумывает такую штуку. Он пишет в плане, что 1 января 1986 года в Малых Пятках будет проведён Праздник Нептуна с купанием в проруби. Уверенный, что никто из вышестоящего начальства 1 января не приедет с проверкой, Дубинкин пишет просто астрономическое число участников заплыва – 150 человек (примерно половина численности Малых Пяток), хотя моржей в Малых Пятках нет вообще. Василий Петрович этот план подписывает и отсылает «наверх». И оба они благополучно об этой «липе» забывают.

Но тут случается беда. Причём беда нешуточная. В райцентр Петровск на экскурсию приезжает делегация шведского клуба моржей. Они интересуются, как в СССР обстоят дела с увлечением зимним плаванием и какой-то вышестоящий начальник радостно им сообщает, что с моржами в СССР всё в порядке и в качестве примера приводит Праздник Нептуна в Малых Пятках. Шведские моржи горят желанием посмотреть на этот праздник. Руководство района радостно соглашается, поскольку уверено, что с праздником всё чисто. После этого руководство района телеграфирует Василию Петровичу, чтобы он принимал делегацию моржей и не ударил перед ними в грязь лицом. Хохлов пытается по телефону объяснить, что это невозможно, но начальство – некий Юрий Васильевич – радостно кричит в трубку: «Молодец, на международный уровень выходишь!». И заканчивает разговор: «проблемы есть? Нет. Хорошо». Всё. Василий Петрович понимает, что надо хоть умереть, но Праздник Нептуна провести. И начинается полный аллес.

В фильме настолько дотошно воспроизведён весь советский идиотизм, что его надо бы в школах показывать на уроках истории, как пособие по советскому периоду.

Во-первых, конечно, это вечное советское лицемерное лебезение перед иностранцами. Если небезызвестный Григорий Александрович Потёмкин-Таврический пускал пыль в глаза своей государыне, то Совдеп всю дорогу пускал пыль в глаза иностранцам. Любое мероприятия, на котором присутствовали иностранцы, становилось чуть ли не главнейшем событием, которое хоть умри, а надо выполнить на пять с плюсом. Одной из страшных пугалок советского периода была: «что о нас иностранцы подумают?».

Во-вторых, эта погоня за массовостью. Сам Василий Петрович, строго говоря, и требовал от Дубинкина массовости. Вот тот ему и выдал «массовость». Вообще, во всём и всегда присутствовала эта вечная советская гигантомания и погоня за цифрами. Чем больше были цифры чего бы то ни было, тем лучше.

Это, кстати, сидит в нынешних советских патриотах по сию пору и постоянно проявляется в разных спорах про количество репрессированных, погибших, сдавшихся в плен. Ведь о чём они спорят? Не о том, что репрессий не было и не было расстрелов. Они оспаривают количество расстрелянных. С их точки цифра 3 миллиона расстрелянных по 58 статье – это плохо. А вот 600 тысяч расстрелянных по этой статье – это вполне нормально. Почему? Потому что 600 тысяч в несколько раз меньше, чем 3 миллиона. Другой причины нет. Или, например, 2,5 миллиона сдавшихся в плен за 4 первых месяца войны – это плохо. А вот если доказать, что сдалось «всего» миллион человек – это хорошо. Почему? Потому что 1 – меньше, чем 2,5.

Советские патриоты вообще рабы цифр. Не математики, нет, а цифр. Они весь мир воспринимают только через призму «натуральных показателей». И при этом, кстати, вечно фыркают, когда кто-то рассматривает мир через призму «стоимостных показателей». Отсюда, кстати, и эта странная любовь к статистическим данным. Чтобы сделать советского патриота счастливым, надо дать ему в руки статистический справочник за какой-нибудь 1979 год, чтобы он листал его, мусолил циферки увеличения нормы выпуска мясорубок на столько-то процентов «по сравнению с предыдущим отчётным периодом». Вот оно – счастье. Это вбито в подкорку с детства.

Но глава Малых Пяток Василий Петрович конечно иной. Ему цифры массовости нужны не для радости душевной, а чтобы руководство отстало. Василий Петрович циничный хозяйственник, который зажат между советской реальностью и советской показухой и понимает, что хоть лопни, но надо вторую натянуть на первую.

В-третьих, очень хорошо показан стиль руководства в СССР. Какое там в жопу плановое ведение хозяйства (снова пардон за мой французский)? Чистой воды волюнтаризм на любом уровне и полный бардак. Когда Хохлов приезжает в райком на бюро (предположительно), там с него «снимают стружку». Но затем «секретарь райкома» твёрдо говорит: «Не знаю что ты будешь делать и как. Мы все в твоём распоряжении, в том числе и я. Но первого числа праздник должен быть». Присутствующий на бюро майор Полищук (видимо, командир какой-то местной воинской части), комментирует эти слова: «А это уже приказ».

Вот вам и плановое хозяйство. Вот вам и отлаженная государственная машина. Хитрый завклубом Дубинкин очковтирательства ради пишет про 150 участников зимнего купания (хотя нет ни одного). А весь район должен включиться в идиотию по претворению этой «липы» в жизнь, поскольку на этот «праздник» хотят посмотреть шведы, то есть – иностранцы. Вернее даже так – ИНОСТРАНЦЫ. Не будь этого фактора – иностранцев – Хохлову просто влепили бы выговор и забыли. Но ради иностранцев хоть жопу на британский флаг порви (как изящно выражались мои бывшие сослуживцы), а выполни точно и в срок. Теперь все должны помочь Хохлову организовать Праздник Нептуна любыми средствами. Включая командира части майора Полищука.

Кстати, майор Полищук весьма заметный герой, играющий важную функцию в системе героев фильма. Он олицетворяет силовую составляющую Системы. Полищук весел и циничен. Например, на том бюро, едва сдерживаясь от смеха он шутит: «Ведь ещё совсем недавно два ящика поставить и купались бы до опосинения». Тут надо иметь в виду, что фильм снят в 1986 году, то есть в разгар пресловутой «борьбы с пьянством и алкоголизмом» и конечно же всем ясно, что поставить два ящика (водки) никак нельзя – ибо если об этом узнают ещё выше, то пистон заделают всем участникам. Характерная особенность СССР – периодически проводились какие-то общегосударственные кампании, под которые всё и затачивалось. Так что если сам Генсек принял решение бороться с пьянством, то какие уж тут «два ящика».

Но, кстати, характерно, что до начала этой кампании вполне можно было бы поставить два ящика и тогда бы искупались. Это намёк на то, что в СССР водка в некоторых случаях была второй денежной единицей, ходившей наравне с рублём. Особенно в сельской местности.

Откуда брать людей? Хохлов едет на какую-то местную фабрику и выступает там перед собравшимися рабочими: «Я обращаюсь к вам, потому что помню, как вы не раз спасали ратным ударным трудом честь родной фабрики… От этого мероприятия, товарищи, зависит, что подумают заграницей о наших Малых Пятках… Мы никого не принуждаем – дело добровольное. Но я прошу, товарищи, подойти к этому вопросу со всей серьёзностью и ответственностью».

О, это советское: «Мы никого не принуждаем – дело добровольное. Но я прошу, товарищи, подойти к этому вопросу со всей серьёзностью и ответственностью». Все сразу понимали, что означает это самое «добровольное». Советский человек всю дорогу «добровольно» выполнял идиотизмы своих вождей, чтобы иностранцы сложили правильное представление о «Малых Пятках».

А вот майор Полищук по военному конкретен, сразу берёт быка за рога и начинает угрожать, если кто-то недопонял: «Я хочу сказать, что должны явиться все до одного человека. Иначе будет плохо. Потому что вот в прошлом году у меня один не явился, а после явилися все, даже лишние!».

В те времена это иронично называлось: «добровольно-принудительный» труд.

Каждый кадр фильма великолепен и эпичен. Сложно удержаться от того, чтобы не рассказать весь фильм. Как, например, замечательно показано лицемерное отношение к антиалкогольной кампании: когда всё руководство Малых Пяток садится встречать Новый год с 3-литровыми банками сока (сухой закон!), но на утро всех душит страшный похмельный сушняк, такой, что даже при 30-градусном морозе у колодца выстроилась очередь страдальцев, у которых «трубы горят». Или момент, когда майор Полищук начинает праздник выстрелом из ракетницы, которая дважды даёт осечку и после этого кричит своим солдатам: «Пошлаааа, пошлаааа… Ракееетааа… ЗЕЛЁНАЯ!». Это красноречивый намёк на общее состояние доблестной Советской армии и её боеготовность. Кстати, авторы фильма точно в воду глядели – 27 мая 1987 года Матиас Руст словно продолжая абсурдный идиотизм фильма «Праздник Нептуна», приземлился на Красной площади.

А отношение к природе? Когда ради проверки идеи ещё одного энергичного молодца Хохлов приказывает сунуть в прорубь шланг с отходами от фабрики, чтобы «подогреть воду» в озере. Идея не прокатила. Вся рыба передохла. Но это мелочи – самое главное не ударить в грязь лицом перед иностранцами.

Тема Малых Пяток и их смешного величия идёт через весь фильм. Собственно, малопяточным патриотизмом фильм и начинается, когда на сцене клуба местный хор под руководством бодрого Дубинкина распевает гимн «Малые Пятки, родимый наш край, славься на веки, цвети расцветай. Тучные нивы, хлеба и луга будем любить и беречь от врага». Собственно, после этого гимна любой догадается, что под Малыми Пятками авторы имеют в виду СССР в целом. Автор слов, видимо, сам Дубинкин (он вообще в фильме показан весьма креативным малым). А музыку он взял не какую-нибудь, а из Патриотической песни Глинки. Кстати, эта музыка была гимном РФ с 1990 и вплоть до 2000 года.

Ну а сцена ожидания шведов, когда наряженные в стилизованные наряды русских витязей жители Малых Пяток с копьями в руках с горы всматриваются вдаль, ожидая шведов под музыку из фильма «Александр Невский» – того момента, когда немецкие псы-рыцари несутся на русские полки – это вообще шедевр. Ну и эпический финал, когда вся похмельная толпа с окрестных гор рвётся к проруби, срывая с себя всё до исподнего, чтобы окунуться, Дубинкин орёт в микрофон «Товарищи, остановитесь! Шведы уехали!», Хохлов, полностью обессиленный, сидит безучастно в снегу, а какой-то малый в красной рубахе («как палач») кричит в ответ: «Да хрен с ними со шведами, гуляй, ребята!», а член правления, снимая костюм Деда Мороза, философски замечает: «Этого уже не остановишь». И снова музыка Глинки. Апофеоз совковой идиотии! Мамин потом вспоминал, что в финальной сцене в проруби принимали участие местные жители, которые смотрели-смотрели на съёмки фильма, а потом вдруг неожиданно для всего бросились купаться. Загадочная русская душа.

Люди выходили из кинозала со слезами на глазах от смеха. Если кто вдруг не смотрел – этот фильм обязателен к просмотру. А если кто смотрел – пересмотрите ещё раз.

PS: Если вам понравилась эта заметка, то поставьте, если не сложно, на неё ссылку в своих блогах. Пусть её прочтёт как можно больше людей.

PPS: И ещё раз: всех с наступившим Новым годом и не забудьте также, что сегодня вся прогрессивная общественность празднует день рождения Леонида Ильича Брежнева. Будете говорить тосты – не забудьте Леонида Ильича. )
Tags: Совдепия, Советские фильмы
Subscribe
promo germanych april 16, 2009 04:09
Buy for 100 tokens
Что-то давно я не выкладывал фотогалерей. А судя по небольшому ажиотажу вокруг моей Фотогалереи «30 лет СССР через фотообъектив», смотреть даже посредственные фотографии подчас интереснее, чем читать даже самые расчудесные тексты. Фотографий из жизни СССР много. Но большая их часть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 117 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →