1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Снова про 1941 год

В обсуждении к моей заметке «Видеообращение» некто comrade_demon  наконец изложил свою мысль:

«Я показываю, то что вермахт был способен (так как целенаправленно к этому готовился) разбить кадровую армию любой европейской страны в кратком столкновении. Что он и демонстрировал с завидным постоянством начиная с 1 сентября 1939 года. Ну а взятие в плен разбитых частей становится чисто технической задачей, которая решается в независимости от того хотели ли солдаты сражаться или нет , будет правительство продолжать сопротивление или сдастся. И в отношении СССР происходит тоже самое - кадровая армия разбивается и большая часть её берется в плен. Из раза в раз повторяется один и тот же сценарий - нахождение слабого места, хорошо организованный (благодаря налаженному взаимодействию родов войск) прорыв и уход в глубину моторизованных подразделений, окружение, отражение попыток деблокады, отлов окруженцев. Так было в Польше, во Франции, в Югославии и СССР. Размеры СССР и численность его армий, потребовали более длительной серии ударов только и всего. И происходило это по той простой причине, что противоставить этому в тактическом плане противникам Германии было нечего. Единственное отличие СССР это, то что на блицкриг Сталин ответил "перманентной мобилизацией". Фактически в какой-то мере это могла сделать Франция, но не захотела.»

Поскольку мой ответ получился пространным, выношу его отдельным постом.

Теоретически, то что написано – верно. Но практически это наталкивается на очень серьёзные возражения в виде интерпретации фразы «разбитые части». Разбитые части – это измотанные длительными боями, понесшие огромные потери убитыми, безвозвратно потерявшие большую часть своего личного состава подразделения. Про потерю практически всей боевой техники я не говорю. Однако ничего подобного не было летом 1941 года. При просто колоссальных цифрах сдавшихся в плен, от которых сами немцы были в шоке, количество убитых было крайне низким. Даже просто по фотографиям и кадрам кинохроники того периода – есть множество кадров огромных толп, сдавшихся в плен (как, например, продемонстрированная мною плёнка), есть огромное количество кадров брошенной вдоль дорог техники, есть также немало кадров отступающих толп – но кадров (советских или немецких) грандиозных полей боя, усеянных подбитыми танками и горами трупов, как-то не очень заметно. Всё что есть – это фотографии отдельно подбитых танков и отдельных убитых красноармейцев. Ничего даже близко похожего на Сталинград или Курскую дугу летом 1941 года не было.

То есть не было настолько ожесточённых сражений, в которых можно было бы сказать, что корпуса и целые советские армии были РАЗБИТЫ, после чего уже чисто технически оставалось только собрать оставшихся в живых и отвести их в плен. Ничего подобного. Я не говорю, что дивизии и армии РККА никак не сопротивлялись. Конечно сопротивлялись. Но сопротивление это было до смешного вялым. Например, кольцо вокруг Минска сомкнулось 27 июня, а уже 9 июля группировка сдалась в плен. Менее двух недель! Что, минская группировка была разбита? Да не была она разбита. Она могла сопротивляться ещё не один месяц. Но сдалась через 12 дней. Сравните это с действиями армии Паулюса хотя бы. Отчего же Минск сдался после самого незначительного сопротивления? Выдвигаются самые фантастические объяснения, а моё самое логичное и простое – отвергается. Минск так быстро сдался потому, что у войск – а это несколько сотен тысяч солдат и офицеров при более чем 3 тысячах танков и полуторе тысяч орудий – не было никакого желания воевать. Понимаете, 300 тысяч человек не сдаются через две недели боёв, если хотят воевать. Меньшая по численности армия Паулюса в условиях жуткого мороза на чужой территории сопротивлялась куда дольше, нанесла Красной армии огромные потери, сама понесла огромные потери личного состава (до двух третей), осталась почти без боеприпасов и продуктов, произвела последнюю отчаянную попытку прорваться и только тогда капитулировала. А Минск? И во всех остальных котлах лета 1941 года наблюдалась аналогичная ситуация.

Вермахт был очень сильной армией, говорите? Это правда. Но ведь Красная армия тоже была очень сильной армией и численно ничуть не уступала вермахту, а по танкам превосходила его в несколько раз. Да если бы Минская группировка сопротивлялась самым энергичным образом, то на уничтожение более чем 300-тысяч, энергично сопротивляющихся войск при 3 тысячах танков, немцы положили бы столько своих войск и танков, что наступление на Смоленск, если бы оно вообще было возможно после таких потерь, состоялось бы не ранее, чем через несколько месяцев. А немцы легко и непринуждённо после Минска наступают на Смоленск, 16 июля (через неделю после капитуляции Минска) достигают его, а 5 августа группировка РККА складывает оружие. Причём в истории смоленское сражение считается более упорным и напряжённым, чем битва за Минск. Но это более упорное сражение длится чуть менее трёх недель! Три недели! (Сравните, опять же, с длительностью битвы за Сталинград, когда обе армии хотели воевать). Причём за эти три недели немцы, которые по идее должны быть дико измотаны боями за Минск, ликвидируют не только смоленскую группировку (и снова в плен к ним попадает более 300 тысяч человек), но и свежие силы, пришедшие на помощь. Например, про наступавшую из района Рославля с целью деблокады кольца группировку РККА можно сказать, что её разбили. А вот про большую часть остальных группировок так сказать нельзя. А ведь конец июля – это не 23 июня, уже месяц прошёл, уже нельзя сказать, что немцы напали внезапно. На Брест они напали внезапно. Но на Смоленск-то они не внезапно напали, а вполне ожидаемо.

Ну и т.д. и т.п. Можно долго анализировать все эти котлы лета 1941 года и всюду одно и тоже: огромные по численности группировки Красной армии сдаются в плен после очень кратковременного сопротивления, при этом немцы каких-то ужасных потерь не несут. Да так не бывает! Понимаете? Даже если взять классическую схему – 3 гибнущих наступающих за каждого 1 обороняющегося, то только за Минск немцы должны были понести такие колоссальные потери (если бы Минск сопротивлялся по настоящему), что все последующие их планы в этом направлении полетели бы в тартарары. И однако же ничего подобного.

Почему же так происходило? Опять же повторю: бойцы красной армии и офицеры не хотели сопротивляться, у них не было настроя воевать. Такое понятно, когда это происходит в самом конце войны, когда уже все понимают – война закончилась проигрышем. Не буду снова брать Польшу и Францию, возьму Германию. Пока итог войны был неясен, окружённые немцы сражались отчаянно (Сталинград), а когда финал был ясен всем (конец 1944, 1945 год), немцы на Западе сопротивлялись уже очень вяло и быстро сдавались в плен пачками. Почему? Да потому что зачем, если ты не фанатик, желающий умереть, сражаться, когда итог войны ясен? Это общий принцип любой войны. Но то конец 1944, 1945. А до этого немцы сражались жесточайшим образом. Да, были тяжёлые потери вроде Сталинграда. Но второго такого успеха, как в Сталинграде, сразу же Красная армия не достигла. И это при том, что освобождала СВОЮ территорию. А вот немцы в 1941 году достигали подряд один за одним успехи куда более впечатляющие, чем Сталинград. Минск – один Сталинград, Смоленск – другой Сталинград, Киев – третий и т.д., причём на ЧУЖОЙ территории, с постоянно удлиняющимися коммуникациями, вдали от своих основных баз. И всё в пределах нескольких месяцев. Если бы Красная армия желала сопротивляться, то такие немецкие успехи можно было бы объяснить только их многократным превосходством в живой силе и танках. Но ведь не было этого! Немцы не превосходили Красную армию ни в живой силе, ни в танках.

И ещё при этом не забудьте, что польская армия, например – это просто смех и грех, поскольку не было никогда такой армии и не было у неё традиций Генерального штаба и вообще всего того, что отличает армию от толпы вооружённых мужиков. А Красна армия – это наследница русской армии, с её богатыми боевыми традициями, с её Генеральным штабом и её всегда качественным неприхотливым человеческим материалом. И вдруг всё это куда-то испаряется и немцы почти не утруждая себя берут приз за призом, а Красная армия либо улепётывает в тыл, либо, когда такой возможности уже нет, сдаётся после очень непродолжительного сопротивления.

Это я объясняю логику событий. Может так понятнее будет? Так вот, то, что Красная армия практически не хотела воевать (что только подчёркивалось такими эпизодами, как Брестская крепость), то следует объяснить – а почему не хотела? Ну то есть вроде армия стоит на своей территории, возле своих стратегических баз, нападает коварный враг, который «несёт смерть и разрушение мирным домам», а армия воюет спустя рукава, словно её увезли за море и заставили воевать не пойми за что. Как это не пойми за что? Ведь вроде родину свою Красная армия должна защищать! А она не защищает. Почему? Мой ответ: потому что не считает эту территорию – СССР, своей родиной и рассуждает: «Да какой хрен, под немцем или под большевиками, да всяко под немцем не хуже будет, ибо хуже чем под Сталиным быть не может, так ради чего умирать?». Конечно так рассуждает не армия в целом, а те люди, из которых она состоит. Кто рассуждает иначе – сопротивляются. Но их меньшинство. И это меньшинство ничего не может поделать с ситуацией. А большинство просто разбегается или сдаётся в плен.

Клещи, внезапность, стратегический охват, мобильные группы – это всё красивые слова, призванные затенить главное. А главное то, что «клещи» – это тоже войска, которые двигаются и, коли они двигаются, намереваясь совершить стратегический охват, им тоже можно противопоставить другие войска, которые не позволят совершать этот охват и окружение. Ну один раз благодаря внезапности это может удастся (Минск), но когда это совершается с завидным постоянством, то тут уж даже товарищ Сталин поймёт, что что-то не так с боевым духом армии и начнёт выпускать приказы «Ни шагу назад», формировать заградотряды и т.п.

Как пример: если два игрока разыгрывают несколько партий в шахматы и первый из противников в каждой партии обыгрывает второго детским матом, то что тут можно сказать? Что второй противник вообще играть не умеет и за шахматную доску сел в первый раз. Когда весь 1941 год вплоть до Москвы немцы обыгрывают Красную армию одним и тем же способом, то что можно сказать о Красной армии – что она гораздо слабее немцев и не умеет воевать? Да вот уж нет. Вермахт и Красная армия были как минимум противниками в одном весе. Не надо сравнивать Красную армию с польской армией, греческой или даже французской. Красная армия сама наводила ужас на кого угодно. И, например, в боях на Хасане и Халхин-Голе очень даже неплохо себя показала. Да и в 1941 году в Брестской крепости показала, чего стоит Красная армия, если желает сопротивляться до последнего. Но вся армия в целом в 1941 году показала себя просто ужасно. Потому что не было у солдат и офицеров Красной армии настроя биться с немцами до последнего. Почему? Ну тут уж каждый делает свои выводы. Я делаю единственно логичный вывод: не хотели люди умирать за людоедский сталинский режим. Вот и всё.

Резюме:

Сама по себе сдача в плен десятков и даже сотен тысяч человек ещё ни о чём не говорит. Но общий анализ ситуации, анализ вооружения, хода кампании, количества побед и поражений, наконец этапа войны (начало/середина/финал) уже дают пищу для размышлений. Так вот все эти факторы лета–осени 1941 года говорят только за одно: Красная армия в массе своей сражаться с немцами не желала, поэтому бежала в тыл или, когда такой возможности не было, массово сдавалась в плен. Но при этом сдавшиеся в котлах советские войска вовсе не были разбиты и могли бы оказывать энергичное сопротивление очень длительное время, если бы захотели. Всё это в целом (а не факт какого-то отдельного сдавшегося котла) заставляет сделать только один вывод: Красная армия, во всяком случае её западный фрагмент, воевать, то есть защищать свою территорию от врага, практически не хотела. А поскольку для русской армии это просто небывалая ситуация, приходится волей неволей подумать: а почему Красная армия не хотела защищать свою территорию? Вывод только один: не страну не хотели защищать бойцы Красной армии, а большевистский режим во главе с товарищем Сталиным. Да, позднее пропаганда коммунистов сумела внушить населению, что оно не право и на самом деле немцы воюют не против Сталина и коммунистов, а хотят уничтожить весь народ в целом (и, надо признать, немцы на оккупированных территориях изрядно помогли сталинской пропаганде). Но летом-осенью 1941 года этой пропаганды в полном объёме ещё не было и бойцы Красной армии ситуацию воспринимали таковой, какой она была: Гитлер давно обещал уничтожить коммунистов и наконец напал на Советский Союз, чтобы уничтожить коммунизм. А раз так, то ради чего умирать? Ради спасения товарища Сталина и членов Политбюро? Нет уж, спасибо. И народ сдавался в плен. Сотнями тысяч. Вот и весь сказ.
Tags: История
Subscribe
promo germanych august 22, 01:07 145
Buy for 100 tokens
На фото: кадр из фильма «Что такое Совок?» Итак, свершилось. Наконец я домонтировал его. И приглашаю в кинозал на просмотр фильма-размышления « Что такое Совок?» Это мой первый опыт такого масштабного видеопроекта. Так это и первый опыт использования…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 214 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →