1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Сопричастность великому

Утро. Лето. Конец июля. Солнечно. Навевающий умиротворение шум листвы в кронах – один из моих самых любимых звуков. На днях я вернулся домой после второй сены в пионерлагере. Я дома. Один. Мама ушла на работу. Я сижу за столом и леплю солдат для моей пластилиновой армии – коробка пластилина по 50 копеек, – предвкушая грядущие сражения и штурмы пластилиновых крепостей. Через час начнётся вторая серия «Кале сыщика». Я включу телевизор – цветной, «Радуга 703» – и сидя на диване, буду смотреть, поглощать купленные на рынке абрикосы и подпевать вместе с героями: «Жозефина, Жозефина наконец нашла умного осла…». Потом оденусь для улицы, возьму велик – «Орлёнок» – и поеду гонять по Москве, летней, тёплой, будничной Москве. Один. Все друзья ещё либо в пионерлагере, либо в деревне, а то и на юге. Поеду в Крылатское – там нет ещё всех этих новых современных зданий – только холмы и гребной канал. Буду, замирая от страха, лететь вниз по идущей под большим уклоном дороге, лишь немногим уступая в скорости изредка проносящимся мимо легковушкам – «Волги», «Жигули». Вернусь домой вечером, голодный и усталый. Сделаю бутербродов и завалюсь на кровать читать зачитанных до дыр «Пиратов неизвестного моря» или «Трёх мушкетёров». В 21:30 пойду смотреть «взрослый» фильм по второй программе – безразлично какой, если повезёт, то даже интересный – которые мне смотреть строго-настрого запрещено. После фильма лягу спать и, засыпая, воображать, как поеду завтра в «Дом игрушки» на Кутузовском, чтобы купить вагончик и стрелку для моей железной дороги. Мама придёт с работы ближе к полуночи, когда я уже буду спать. В ногах у меня на одеяле свернётся калачиком моя сиамская кошка…

Воспоминания о детстве. Они есть у всех. Моё детство вызывает у меня массу позитивных воспоминаний – тёплых и счастливых. Но безмятежное спокойствие тех дней никогда не вызывает у меня острого желания в стиле «вот бы это всё вернулось». Да не хочу я, чтобы это всё вернулось. Это уже прошло. Каждый возраст хорош по своему. Я живу настоящим и будущим, но никак не прошлым. И в конце-концов мне жалко людей, которых охватывает спокойствие и чувство комфорта только при воспоминаниях о их детстве и юности. Кто-то сказал: «нет ничего более ужасного, чем завидовать самому себе в прошлом». Метко подмечено.

Но ведь многие, похоже, завидуют. Завидуют себе самим в прошлом. Ну хорошо, ладно, я не испытываю чувства щенячьего восторга от воспоминаний о прошлом, а кто-то испытывает. Но почему те, кто изо всех сил защищают эти свои позитивные воспоминания, обвиняя меня в глубочайшей бездуховности и меркантилизме, сами всякий раз скатываются к сугубо материалистическим аргументам. «Я тогда мог получить бесплатную квартиру», «я тогда мог получить бесплатно высшее образование»… Зачем этот акцент на сугубо денежном вопросе? Какая разница – для «человека духовного» – в каком жилье жить?

Почему никто из тех, кто пытается доказать тезис: «В СССР было очень хорошо» ни разу не привёл такой, например, довод: «Тогда я мог написать отличную книгу» или «Тогда я мог создать великолепное полотно», «Снять великий фильм», «Сочинить любимую миллионами песню», «Построить красивый дом»… Или не мог?

Ну или хотя бы так: тогда я мог сходить в Малый театр и увидеть своими глазами игру Игоря Ильинского; тогда я мог посетить фигурное катание и лично смотреть на Роднину и Зайцева; я мог своими глазами видеть игру Харламова, Петрова, Михайлова; своими глазами видел, как в прямом эфире стыкуются Союз и Аполлон… Но нет, откуда-то эти слащавые и дикие в свой глупости воспоминания о том, как папа приносил домой утыренные у солдат портянки, как мама урезала детям порцию в детском саду, чтобы принести домой «недоеденные» завтраки и обеды. Откуда эти ностальгические разговоры про духовные поездки на рыбалку? На рыбалку что ли сейчас не позволяют ездить?

Почему никто, например, не сказал: «В стране было много неустроенного, но для меня это всё отступало на второй план, поскольку я был сопричастен – пусть пассивно или опосредованно – к великим событиям, вошедшим в мировую историю». Сопричастность великому? Это главный мотив для тех, кто утверждает, что в СССР ему жилось лучше, чем сейчас?

Это в самом деле сильный аргумент – без иронии. Ибо иррациональное всегда сильнее рассудочного и логичного. Но какое отношение великие события имеют к той или иной политической системе? Рыцарь Роланд, ценой своей жизни в Ронсевальском ущелье спасающий своих товарищей, вошёл в историю не из-за того, что в ту эпоху можно было получить «бесплатное жильё»; Раевский в 1812 году под Салтановкой вёл в бой своих солдат и сына не потому, что отрабатывал служебную квартиру, надбавку за должность и офицерский паёк; Беллинсгаузен и Лазарев покоряли ледяные пространства вне зависимости от того, какой формы была собственность на верфях, построивших шлюпы «Восток» и «Мирный». Люди просто либо действуют, либо бездействуют. И в процессе действования могут совершать великие или просто значимые поступки. Им для этого не требуется мандат парткома.

Всё великое, как и всё гнусное делают люди. Как это ни банально. Если кто-то тоскует по великим свершениям и великим событиям, по великой стране, что мешает начать созидать эту великую страну? Если нынешняя РФ не великая страна, то уж во всяком случае вполне готовая заготовка для такой страны, в ней всё есть – и пространства, и люди, и пресловутая инфраструктура. Так почему, галдя о том, что «как можно плевать в своё прошлое» большинство «свидетелей СССР» с таким остервенением обливают грязью настоящее? Да, в настоящем есть немало плохого, иной раз просто до омерзения плохого, но настоящее точно такая же Родина, как тот краткий период, который многие сегодня вспоминают с тоской.

Справедливо сказано: завтра начинается сегодня. Но ведь наше «сегодня» было этим самым «завтра» ещё несколько десятков лет тому назад, а то, что мы называем «вчера» было тогда – «сегодня». Неужели непонятно, что отправная точка нашего сегодняшнего бытия лежит в том сама прошлом, которое многие не желают рисовать иначе, кроме как розовыми красками. Так не бывает, чтобы всё было хорошо и замечательно и вдруг получилось не пойми что. Не бывает так, чтобы человек 50 лет был высокоморальным индивидом, и вдруг стал вором и растлителем. История не знает такого. И упорное нежелание замечать грязных и грубых страниц его прошлой биографии уж никак не поможет преодолеть негатив настоящего. Скорее даже помешает. А будущее? Ведь будущее начинается в наши дни. Каким оно будет? Кому будет принадлежать это будущее? Уж во всяком случае не тем, кто сегодня ежечасно охает и вздыхает о «таком чудесном прошлом».

Хотите хорошего будущего? Начните его созидать прямо сейчас. Фразы «я ничего не могу один», это пустые отговорки, имеющие целью лишь одно – оправдать собственную пассивность и бездеятельность. Сопричастность великому не даётся бесплатно. Платить, как правило, приходится своим нервами, потом, энергией, а то и кровью. По другому не получится никак. Кто хочет сопричастности великому, не ударив палец о палец, тот просто ни на что неспособный болтун.

Что до меня, то я своё будущее созидаю в соответствии с моим представлением о хорошем будущем. И не только своё, кстати. И вот для этого моего будущего мне мешает советский миф. Не СССР мешает, нет. СССР ужу нет. А вот на его базе создан миф, усилиями самопальных писателей превращённый совсем уже в какое-то дикое месиво домыслом и умолчаний. Вот этот миф мешает моему представлению о правильном будущем. А моральное право долбить этот миф у меня есть. Во-первых, если у меня был долг перед СССР, то я этот долг отдал службой в армии (Конституция СССР, однако). Во-вторых, когда что-то можно было активно изменить в 1993 году, то я принимал в этом самое непосредственное участие (как бы уж там я сейчас это не оценивал). И, наконец, я не помню никаких добрых слов в адрес Советской власти, исходящих от моих родителей, моих бабок и дедок. А вот обратные нелицеприятные слова мне слышать в детстве доводилась. А добропорядочный человек должен в первую очередь чтить мнение своих предков – надеюсь хотя бы с этим никто спорить не будет? Так что даже в том, что якобы я оскорбляю память предков, меня обвинить нельзя.

Знаете, я тоже хочу, чтобы наша страна стала мощной и вызывала гордость у своих граждан. Но мне очень не хочется, чтобы какие-то гипотетические великие свершения этой гипотетической будущей страны, реализовывались ценой качества жизни её граждан. Я не против танков и ракет, скорее всего двумя руками за. Но лично мне они по настоящему греют сердце, если я знаю, что в этих танках и ракетах сидят люди, у которых дома всё отлично и никаких бытовых проблем и неустроенности нет. А танки, командиры которых думают о том, что жене негде купить нормальных зимних сапог, мне не очень нравятся. Так я устроен.

А так вообще конечно. Вспомнить своё детство и юность иной раз приятно. Лето. Каникулы. Друг вернулся из деревни и зовёт кататься на великах. Ляпота. Кто же про такое плохое вспомнит? Уж точно не я.
Tags: Мысли вслух
Subscribe
promo germanych april 16, 2009 04:09
Buy for 100 tokens
Что-то давно я не выкладывал фотогалерей. А судя по небольшому ажиотажу вокруг моей Фотогалереи «30 лет СССР через фотообъектив», смотреть даже посредственные фотографии подчас интереснее, чем читать даже самые расчудесные тексты. Фотографий из жизни СССР много. Но большая их часть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →