1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Categories:

КГБ и КПСС


Пост «Детали советского быта» собрал против моих ожиданий весьма много комментариев и даже вылез в ТОП Яндекса. Что привело в журнал некоторое количество новых советских неадекватов. Я сперва не понял: что такого особенного в этом посте, почему он вызвал такое обострение у советской общественности, ведь, собственно, это была просто небольшая цитата из воспоминаний 1979 года одного человека. Потом понял, что всё дело в личности человека.

Всё дело, видимо в том, что несколько нелицеприятная цитата по поводу бытовой стороны жизни в СССР, если бы она принадлежала, скажем, творческом интеллигенту, совков не задела бы, ибо они уже к этому привыкли. Но цитата принадлежала офицеру госбезопасности, да ещё не просто офицеру, а участнику операции по штурму дворца Амина, награждённого орденом «Красной Звезды». Вот это и вызвало ярость советских патриотов новой волны, ибо сильно нарушало каноны, согласно которым нелицеприятные воспоминания о СССР могут исходить только от гуманитариев и творческой интеллигенции вроде братьев Стругацких. А вот чтобы офицер, чекист, вспоминал про свой неустроенный быт, то это конечно же крамола. В связи с чем, конечно же, ряд особо клинических персонажей во-первых, заклеймили этого офицера чуть ли не в трусости, а во-вторых, просто поставили под сомнение сам факт наличия таких воспоминаний и такого человека.

Наверное сразу надо было назвать его имя и указать источник воспоминаний. Но я никак не думал, что вокруг одного абзаца (причём весьма, как мне кажется, спокойного) развернётся такая буря. Словом, спешу исправить своё упущение.

Автор воспоминаний – офицер внешней разведки ПГУ КГБ СССР Валерий Курилов. Летом 1979 года он в составе группы «Зенит» прибыл в Кабул. После убийства Тараки участвовал в операции по тайной переправке из Кабула в СССР нескольких афганских министров, которых должны были убить по приказу Амина. Осенью того же года вернулся в Афганистан, попав в т.н. «мусульманский батальон».

До того, как оказаться в Кабуле, служил в одном областном УКГБ. Про свою деятельность той поры вспоминает так: работал «по установленным сотрудникам спецслужб, работающим под прикрытием легальных посольских резидентур. Подвод агентуры, оперативно-технические мероприятия контроль на маршруте и прочее…». Зарплата его в тот период составляла 220 рублей. В конце 1978 года Курилов был послан на Курсы усовершенствования офицерского состава КГБ (КУОС), т.е. фактически в школу диверсантов. Это и определило его участие в драматических событиях декабря 1979 года.

Надеюсь теперь вопросов по личности автора воспоминаний не будет. Другой вопрос: откуда взяты воспоминания? Лично я с Куриловым не общался. Воспоминания Валерия Курилова были выпущены редакцией альманаха «Вымпел» к 20-летию штурма дворца Амина под названием «Операция Шторм-333». Соавтором на обложке указан Ю.Н. Дроздов, бывший руководитель нелегальной разведки СССР и руководитель операцией «Шторм-333». Люди очень солидные. У кого как, а у меня эти люди вызывают глубокое уважение. Не знаю, продавались ли эти воспоминания в книжных магазинах. Выходных данных на книге нет (всё-таки, разведчики выпускали). Если интересно, то мне эти воспоминания подарил один из бывших командиров Валерия Курилова. В общем, если у кого-то из «советских патриотов нового разлива» какие-то претензии к тексту воспоминаний или к личности автора, то все вопросы к альманаху «Вымпел» и людям, которые за ним стоят.

Воспоминания, помимо того, что описывают массу деталей исторических событий лета-зимы 1979 года, также изобилуют разного рода бытовыми подробностями. Особо интересно, конечно, что пишет это всё не журналист, не дирижёр Большого Театра и не шахматист, а офицер КГБ, диверсант, человек, который не задумываясь о своей жизни выполнял приказы, убивал и сам был готов умереть.

Ряд особо клинических Интернет-совков как-то брезгливо отнеслись к тому, что я несколько раз подчеркнул – воспоминания написал человек, который не фигурально, а реально проливал кровь, выполняя приказ руководства. Но почему-то столь любящие кровь советских солдат и офицеров в других обстоятельствах, появившиеся в моём блоге совки в данном случае отнеслись к автору воспоминаний с раздражением и отпускали ряд скабрезных шуток и по поводу личности автора, и по поводу пролитой им крови, и по поводу заслуженного им ордена «Красной Звезды». И всё из-за того, что человек написал правду, что на свои 220 рублей в месяц испытывал постоянную нехватку для семьи из четырёх человек. Нет, всё же какой же редкостно отборной мразью надо быть, чтобы писать гнусности в адрес боевого офицера и героя только за то, что не всё в советской действительности его восхищало.

Ну ладно, совестить совков – это дело абсолютно бессмысленное. Я, собственно, хочу воспользоваться ещё раз воспоминаниями Валерия Курилова, чтобы проиллюстрировать весьма интересную и довольно пикантную тему взаимоотношения между КГБ и КПСС, т.е. между чекистами и коммунистами.

Чисто номинально, Комитет государственной безопасности подчинялся непосредственно Совету министров СССР, т.е. был сугубо государственной структурой. Однако на деле «хозяином» было вовсе не государство. Мне рассказывал как-то один бывший офицер первого отдела второго Главка КГБ СССР: «Нам всегда подчёркивали, что мы подчиняемся не Совмину, а непосредственно и исключительно партии и только перед ней ответственны». Т.е. коммунисты полностью подчинили органы госбезопасности своей воле.

Тут есть один тонкий момент. Понятно, что все чекисты были членами КПСС, а сам председатель – Андропов, был членом Политбюро, т.е. вроде как бы даже странно говорить о том, кому подчинялся Комитет. Однако примерно до 1956 года (точная дата мне неизвестна), контроль со стороны органов госбезопасности над всеми гражданами СССР был абсолютным и всеобъемлющим. А вот Никита Сергеевич Хрущёв вывел партийные органы из под контроля госбезопасности. Это, в частности, означало, что КГБ не мог начать преследование какого бы то ни было партийного функционера без санкции соответствующих вышестоящих партийных органов. С точки зрения сталинистов (я имею в виду настоящих сталинистов старой закалки, а не интернет-муфлонов нового разлива), именно с момента вывода партийных органов из под контроля госбезопасности началось медленное, но верное деградирование СССР. Частично я с ними согласен (частично – но это отдельная и очень обширная тема).

К 70-м годам КПСС уже полностью контролировала КГБ и о том, чтобы чекисты рыпнулись на партийных бонз, даже когда знали об их, мягко говоря, недостойном поведении, не было. Вот что об этом вспоминает Курилов:

«Характерной особенностью Ивана Васильевича (начальника областного управления КГБ – прим. G.) было то, что он панически боялся всех представителей партийного аппарата. Ходил слухи, что ещё на заре его карьеры, когда он был ещё лейтенантом и работал простым опером… он что-то сделал поперёк желания местного партийного начальства. За это его жестоко наказали и… напугали на всю оставшуюся жизнь…»

Очень характерный момент. А вот более пространная цитата, характеризующая взаимоотношения между партийными бонзами и чекистами. Речь в цитате идёт о периоде между первой и второй командировками Валерия Курилова в Афганистан (т.е. примерно октябрь 1979 года):

«К тому времени наши областные партийные власти повадились на полную катушку использовать нас на всякого рода конференциях и торжественных собраниях. Офицеры-оперработники, от лейтенанта до майора стояли на дверях, проверяя документы у приглашённых, сидели на чердаках, за кулисами, охраняли "комнату президиума", где президиум собрания пропускал в перерывах между заседаниями рюмаху-другую. Можно было подумать, что в городе действует целый батальон террористов, которые охотятся за нашими партийными активистами. На самом деле никаких особо реальных угроз так называемому партхозактиву не было. Конечно, к ним приходили письма с матерными ругательствами, случались и анонимные звонки. Но дальше этого не заходило…

Но отцы города всё равно боялись. Они уже давно оторвались от объективной реальности, существовали в своём тесном особом и сытом мирке. Нами они отгораживались от всего остального.

…Мы, практически весь оперсостав, должны были стоять на входе, на дверях в зал, за кулисами и прочее. Что самое интересное, оружие нам на такие мероприятия не давали. Почему? А чёрт его знает. Может быть именно потому, что реальной опасности не было. Получается, что они нас задействовали просто для интерьера, поднятия своего собственного престижа и значимости. Как, например, толстосумы для престижа заводят породистых собак… Опера были недовольны: нас уже затаскали по таким мероприятиям. Роль швейцара была крайне неприятна. Кто-то из наших горько шутил насчёт того, что скоро нам придётся обеспечивать безопасность пионерских сборов и собраний октябрят…»


Сам автор воспоминаний разумеется член КПСС (иначе бы он просто не попал служить в КГБ). Однако совершенно явственно ощущается его раздражение, чуть ли не враждебность по отношению к партийным бонзам. И ещё любопытна его оценка того, что партийные бонзы опасались народа и отгораживались от него кордонами оперативников КГБ.

А вот ещё любопытная цитата. Она не про коммунистов, но про общую оценку ситуации в городе конца 70-х, в котором служит оперативником автор воспоминаний:

«Когда закончил учёбу (в Высшей школе КГБ – прим. G) и стал работать в Управлении, зарплата, конечно же, была не то, что стипендия. Но родился второй сын. Квартиры не было: жили в чужой… А надо и мебель покупать, да и жизнь в городе становилась убогой. Продукты исчезали с прилавков. Даже простой колбасы не было. В магазинах – одни банки с тошнотворным "Завтраком туриста" и гладко обструганные от мяса огромные кости по 19 копеек за килограмм. Иногда бывал окорок, но такой жирный, что и есть его не станешь! Очередь за молоком надо было занимать затемно. Народ приладился ездить в Москву. Там-то ещё всё было. Москва наводнилась целыми толпами иногородних с вещмешками и огромными сумками. Москвичи плевались им вслед и прозвали "десантниками"… В общем, сплошной мрак!»

А вот тоже любопытно, уже про пребывание Курилова в Баграме в составе «мусульманского батальона» поздней осенью 1979 года, в ожидании начала боевых действий:

«С едой дело было плохо. Кормились мы солдатским сухпайком, который ещё в Союзе деятельные армейские хозяйственники освободили от всего мясного. Открываешь коробку: сверху лежит бумажка, на которой написано что в пайке. В числе прочего перечисляются и мясные консервы. А вместо них – тошнотворный, цвета лежалого дерьма рыбно-перловочный "Завтра туриста"…»

Или вот ещё какой момент. В комментариях к предыдущему посту, ряд Свидетелей Светлого Прошлого возмутились, что не может быть, чтобы семья этого офицера голодала. Вообще-то в цитате, которую я привёл, не было ничего про голод. Но раз уж об этом зашёл разговор, то вот ещё одна небольшая цитата:

«В начале июня (1979 г. – прим. G.), ещё перед выездом в Кабул, мы все написали заявление о том, чтобы нашу зарплату переводили на семью. Однако деньги почему-то не переводили, наверное ленивые засранцы-финансисты в Москве забыли оформить какие-то бумаги. И наши жёны сидели на голодном пайке. Таня звонила в Управление, просила помочь деньгами, но ей ничего не дали…»

Ещё раз говорю, особую примечательность этим воспоминаниям придаёт то, что пишет это не мятущийся интеллигент, не диссидент, а офицер госбезопасности. Вспоминает он, разумеется, по большей части детали операции в Афганистане, своих боевых товарищей. Пишет порой с ироний и юмором. Но как любой нормальный человек, он обращает внимание и на бытовые детали. И не считает нужным утаивать то негативное, что было в СССР. Тем более, что ему, как оперативнику КГБ, это негативное было известно гораздо лучше, чем основной массе населения. И всё же человек служит государству, выполняет долг офицера. Тут конечно можно пуститься в широкую дискуссию, как можно служить государству, тем более рисковать ради него жизнью, если это государство так относится к своим гражданам. Но это вопрос философский и в схему «чёрное и белое» точно не вписывается. И уж во всяком случае, не мне судить этих людей.

Когда в августе 1991 года власть коммунистов рушилась, то, как известно, КГБ практически ничего не сделал, чтобы эту власть спасти. Но вот даже на основе приведённых мною цитат, разве это так уж неожиданно? Разве можно ожидать, чтобы люди, настроенные довольно критично по отношению к режиму, пусть формально они и должны его защищать, в период социальных потрясений этот режим захотели спасать? Коммунистическая система к 1991 году прогнила насквозь и почти никому не пришло в голову её защищать. В том числе и людям, которые по идее должны были эту власть защищать согласно своим обязанностям.

Психически неуравновешенным «совкам» нового разлива объяснять что ли бы абсолютно бессмысленно. Но я хочу сказать пару слов тем нормальным людям, которые, видя какие-то мерзости дней сегодняшних, чисто эмоционально начинают некритично повторять розовые романтические полусказки об СССР. Штука в том, что в СССР конечно же было очень много хороших людей, честных, добрых, целеустремлённых, творческих и сильных. Именно они создавали тот фон, те свершения, на которых паразитировали коммунисты.

Но ошибка этих людей заключалась в том, что они не хотели открыто обсуждать все гнусности Совдепа, считая, что тем самым нанесут ущерб государству. А штука-то в том, что как раз умалчивание о проблемах играло на руку коммунистам и в конечном итоге принесло стране огромный ущерб. Поэтому сегодня вновь наступать на те же грабли, вновь негодовать по поводу того, что кто-то показывает все неприглядные стороны советской действительности – не умно. Наступая на те же грабли, человек неминуемо добивается того же эффекта – получает по лбу ручкой грабель. Так что правильнее было бы возмущаться коммунистами, которые сделали жизнь простых советских людей такой «счастливой». Имеющий уши, да услышит.
Tags: Совдепия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вопрос точки зрения

    На фото: трудотерапия в пионерлагере «Берёзка» (Домодедовский район). Ориентировочно 70-е года прошлого века. Иной раз хочется…

  • Случилось страшное

    Источник: www.interfax.ru/moscow/778246 Кто в армии не служил, не знает одного из главных правил армейского абсурда: «не спеши…

  • Переводы с немецкого

    Убийство Вильгельма Оранского 10 июля 1584 года. Автоматические переводчики в браузерах с каждым годом делают всё более впечатляющие…

promo germanych january 12, 2019 21:35 54
Buy for 50 tokens
Бартелеми д’Эйк, фрагмент триптиха «Благовещение», левая и правая створки, 1443-45 г.г. Основным фактором, мешающим правильно воспринимать Средневековье, является аберрация хронистов. Которая порождена следующим обстоятельством. На сегодня в мире выработана весьма…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 203 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Вопрос точки зрения

    На фото: трудотерапия в пионерлагере «Берёзка» (Домодедовский район). Ориентировочно 70-е года прошлого века. Иной раз хочется…

  • Случилось страшное

    Источник: www.interfax.ru/moscow/778246 Кто в армии не служил, не знает одного из главных правил армейского абсурда: «не спеши…

  • Переводы с немецкого

    Убийство Вильгельма Оранского 10 июля 1584 года. Автоматические переводчики в браузерах с каждым годом делают всё более впечатляющие…