1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Category:

Хорошие книги


Давно хотел порекомендовать отличную книгу. Александра Покровского «72 метра». Был фильм с таким названием. Так вот фильм к книге не имеет почти никакого отношения. Фильм снят по мотивам одной повести, давшей название всей книге. «По мотивам» означает, что фильм лишь чуть-чуть передал то, что написано на самом деле.

Но дело не в этом. Дело в том, что Александр Покровский – бывший офицер-подводник, служивший на Северном флоте. Его книга – подборка рассказов о службе и «околослужбе». Я человек весёлый и люблю хорошо посмеяться. Но так смеяться, как я смеялся, читая эту книгу – это что-то с чем-то.

Хотя, положа руку на сердце, смеяться там не над чем. Скорее надо плакать. Некоторые рассказы не то что не смешны, а, напротив, щемящее грустны. Может быть даже, по настоящему эту книгу оценит только тот, кто сам служил в Советской армии или Военно-морском флоте. Я служил. И нахожу, что весь тот бардак и абсурд, которые царил в доблестных ПВО, в полной мере затронул и подводников.

Только сразу предупрежу товарищей ревнителей советской чистоты: если будете читать, запаситесь валидолом.

Чтобы оценить книгу, приведу несколько обширных цитат.

* * *

На флоте ЛЮБОЕ НАЧИНАНИЕ всегда делится на четыре стадии:

первая – ЗАПУГИВАНИЕ;
вторая – ЗАПУТЫВАНИЕ;
третья – НАКАЗАНИЕ НЕВИНОВНЫХ;
четвертая – НАГРАЖДЕНИЕ НЕУЧАСТВУЮЩИХ.


* * *

– Что вы видели на флоте?
– Грудь четвертого человека.
– И чем вы все время занимались?
– Устранял замечания.


* * *

Первая часть Мерлезонского балета

Что отличает военного от остальных двуногих? Многое отличает! Но прежде всего, я думаю, – умение петь в любое время и в любом месте.

К примеру, двадцать четыре экипажа наших подводных лодок могут в мирное время, в полном уме и свежем разуме, в минус двадцать собраться на плацу, построиться в каре и морозными глотками спеть Гимн Советского Союза.

А в середине плаца будет стоять и прислушиваться, хорошо ли поют, проверяющий из штаба базы, капитан первого ранга.

И прислушивается он потому, что это зачетное происходит пение, то есть – пение на зачет.

И проверяющий будет ходить вдоль строя и останавливаться, и, по всем законам физики, чем ближе он подходит, тем громче в том месте поют, и чем дальше – тем затухаистей.

Для некоторых будет божьим откровением, если я скажу, что подводники могут петь не только на плацу, но и в воскресенье в казарме, построившись в колонну по четыре, обозначая шаг на месте.

Это дело у нас называется «мерлезонским балетом».

– Намес-те… ша-го-м… марш!

И пошли. Раз-два-три… Раз-два-три… Раз-два-три…

– Идти не в ногу…

Конечно, не в ногу. А то потолок рухнет. Обязательно рухнет. Это же наш потолок, в нашей казарме… всенепременнейше рухнет… Раз-два-три… Раз-два-три…


* * *

Офицера можно

Офицера можно лишить очередного воинского звания или должности, или обещанной награды, чтоб он лучше служил.

Или можно не лишать его этого звания, а просто задержать его на время, на какой – то срок – лучше на неопределенный, – чтоб он все время чувствовал.

Офицера можно не отпускать в академию или на офицерские курсы; или отпустить его, но в последний день, и он туда опоздает, – и все это для того, чтобы он ощутил, чтоб он понял, чтоб дошло до него, что не все так просто.

Можно запретить ему сход на берег, если, конечно, это корабельный офицер, или объявить ему лично оргпериод, чтоб он организовался; или спускать его такими порциями, чтоб понял он, наконец, что ему нужно лучше себя вести в повседневной жизни.

А можно отослать его в командировку или туда, где ему будут меньше платить, где он лишится северных надбавок; а еще ему можно продлить на второй срок службу в плавсоставе или продлить ее ему на третий срок, или на четвертый; или можно все время отправлять его в море, на полигон, на боевое дежурство, в тартарары – или еще куда – нибудь, а квартиру ему не давать, – и жена его, в конце концов, уедет из гарнизона, потому что кто же ей продлит разрешение на въезд – муж-то очень далеко.

Или можно дать ему квартиру – «Берите, видите, как о вас заботятся», – но не сразу, а лет через пять – восемь – пятнадцать – восемнадцать, – пусть немного еще послужит, проявит себя.

А еще можно объявить ему, мерзавцу, взыскание – выговор, или строгий выговор, или там «предупреждение о неполном служебном соответствии» – объявить и посмотреть, как он реагирует.

Можно сделать так, что он никуда не переведется после своих десяти «безупречных лет» и будет вечно гнить, сдавая «на допуск к самостоятельному управлению».

Можно контролировать каждый его шаг. и на корабле, и в быту; можно устраивать ему внезапные «проверки» какого-нибудь «наличия» – или комиссии, учения, предъявления, тревоги.

Можно не дать ему какую-нибудь «характеристику» или «рекомендации» – или дать, но такую, что он очень долго будет отплевываться

Можно лишить его премии, «четырнадцатого оклада», полностью или частично.

Можно не отпускать его в отпуск – или отпустить, но тогда, когда никто из нормальных в отпуск не ходит, или отпустить его по всем приказам, а отпускной билет его у него же за что-нибудь отобрать и положить его в сейф, а самому уехать куда-нибудь на неделю – пусть побегает.

Или заставить его во время отпуска ходить на службу и проверять его там ежедневно и докладывать о нем ежечасно.

И в конце-то концов, можно посадить его, сукина сына, на цепь! То есть я хотел сказать – на гауптвахту, и с нее отпускать только в море! только в море!

Или можно уволить его в запас, когда он этого не хочет, или, наоборот, не увольнять его, когда он сам того всеми силами души желает, пусть понервничает, пусть у него пена изо рта пойдет.

Или можно нарезать ему пенсию меньше той, на которую он рассчитывал, или рассчитать ему при увольнении неправильно выслугу лет – пусть пострадает; или рассчитать его за день до полного месяца или до полного года, чтоб ему на полную выслугу не хватило одного дня.

И вообще, с офицером можно сделать столько! Столько с ним можно сделать! Столько с ним можно совершить, что грудь моя от восторга переполняется, и от этого восторга я просто немею.

* * *

Ну и т.д.

Так что, кто не читал – горячо рекомендую. Получите искреннее удовольствие. С одним условием, конечно – если вы не стоите на страже светлого образа СССР. Если вы «из этих, которые», то лучше не читайте. Или, во всяком случае, запаситесь валерьянкой перед чтением.
Tags: Книги, Советская армия
Subscribe

  • Фотозагадка

    На фото 1943 год. Сможете без помощи интернета ответить, что это за армия? (Ответ под катом). Это болгарская армия. У болгар вообще…

  • Самый главный продукт советских НИИ. Часть 2.

    На фото: Научно-исследовательский институт экстремальной медицины, НИИ ЭМ(Скан из шутера Metro Exodus) Итак, напомню основное положение…

  • Самый главный продукт советских НИИ

    На фото: бесконечная стена НИЦЭВТ (Научно-исследовательский центр электронной вычислительной техники), Москва. Научно-исследовательский…

promo germanych february 23, 2011 20:03 54
Buy for 50 tokens
Вот иной раз спрашивают: «Какой ваш любимый фильм?» Задумаешься тут. Вообще странно иметь какой-то один любимый фильм, любимую книгу, любимую пищу или, скажем, любимый цвет. Это похоже на детские анкеты в тетрадях, когда в на каждой странице задавался какой-нибудь вопрос (про любимый…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Фотозагадка

    На фото 1943 год. Сможете без помощи интернета ответить, что это за армия? (Ответ под катом). Это болгарская армия. У болгар вообще…

  • Самый главный продукт советских НИИ. Часть 2.

    На фото: Научно-исследовательский институт экстремальной медицины, НИИ ЭМ(Скан из шутера Metro Exodus) Итак, напомню основное положение…

  • Самый главный продукт советских НИИ

    На фото: бесконечная стена НИЦЭВТ (Научно-исследовательский центр электронной вычислительной техники), Москва. Научно-исследовательский…