1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Categories:

Побег из СССР. Часть 2.



Продолжение.
Начало: http://germanych.livejournal.com/134840.html


На столе в крохотной кухонке лёхиной квартиры стояло несколько маленьких бутылочек с иностранными этикетками.

– Сухое вино. Бесплатно в самолётё раздавали. Летел «Люфтганзой». – криво ухмыляясь сказал Лёха и пустился описывать каким вкусным обедом с сочным мясом его угощали на борту самолёта.

«Люфтганза». Ничего себе! За столь мизерный срок Лёха не только смог закрепиться в Европе, но даже заработал себе на билет до Москвы в «Люфтганзе». Что-то тут явно было какой-то перебор. Во всяком случае, у меня что-то не очень укладывалось это в голове. Но бутылочки с иностранными и явно не венгерскими этикетками были тут, от этого факта никуда не деться.

– Ну и как там, в «Люфтганзе»? – спросил я.

– Полупустой самолёт был – сообщил Лёха. – Я с одним бизнесменом познакомился пока летел, у которого какие-то дела в Москве. Вообще-то, я так понял, этим рейсом только бизнесмены и летают.

Полупустой самолёт. Это было тяжело представить, учитывая, что в СССР на любой рейс билеты надо было брать с боем за месяц. И далее Лёха начал свой рассказ, который я и воспроизвожу ниже. Конечно, за 18 лет какие-то моменты я уже подзабыл. Некоторые промежуточные населённые пункты, названия которых я привожу, не соответствуют действительности, ибо я не помню, как называется тот или иной городок в Германии. Но основные детали и названия главных городов воспроизвожу именно так, как они были мне рассказаны героем. Конечно, кто-то может усомниться, что всё было именно так. На это я ничего не могу сказать. Доказательств у меня нет. Я просто знаю, что Лёха никогда – ради красного словца – ничего не привирал в рассказах, даже если сам выглядел в рассказе не самым лучшим образом. Итак.

В СССР Лёха не работал на какой-нибудь престижной работе, не фарсовал. Словом, вёл обычную жизнь обычного советского человека. Поэтому больших денег не имел. В связи с чем большого количества валюты купить не мог. Приобрёл он только «на первое время», чтобы можно было что-то купить, где-то переночевать. Лёха был железно уверен, что после того, как попадёт в Центр для иммигрантов в Брюсселе, дальше уже всё пойдёт, как по маслу. А до Брюсселя добраться по любому не так уж долго. Несколько подвело Лёху знание европейских реалий. Он конечно знал про Шенгенские соглашения, поэтому был уверен, что доехать из Австрии в Бельгию через Германию не сложнее, чем проехать на электричке из Москвы до станции Лобня. На самом деле Австрия на тот момент в Европейский союз ещё не вступила. Впрочем, это всё равно было не самым большим препятствием.

Итак, до Будапешта Лёха добрался почти без приключений. Вернее, он сам себе на жопу устроил приключение. Причём, буквально. Из СССР он зачем-то прихватил с собой военный билет – думал, что можно будет его продать. Вкупе с валютной военник представлял из себя объект, желанный для обнаружения таможенниками. Поэтому он взял это всё, свернул в трубочку, засунул полиэтиленовым пакетиком и в туалете, кряхтя, спрятал в укромное место. Самое обидно, как позднее сказал Лёха, что пограничники просто проверили его паспорт и лишь для проформы посмотрели сумку. Так что он мог бы просто положить военник и валюту в карман пиджака. Но как бы то ни было. Так что в путешествии, можно сказать, с самого же начала всё пошло через задницу.

В Будапеште он не стал терять времени и сразу же отправился к населённому пункту на Венгерско-Австрийской границе, который наметил ещё в СССР. Надо отметить, что карту будущих боёв Лёха ещё дома изучил неплохо. Опять же, как позднее отметил Лёха, как выяснилось, границу можно было переходить хоть днём – она практически не охранялась. То есть была оборудована колючкой, но такого, как в СССР, чтобы ходили наряды – этого не было. Но всё равно Лёха переполз под колючкой ночью при свете звёзд. И сразу же направился в сторону ближайшего шоссе, которое, по его прикидкам, проходило недалеко от границы.

Далее Лёха почесал лесом в сторону от границы. Иногда он слышал немецкие голоса, что только усиливало его нежелание выходить на дорогу. Наверное в этот момент он ощущал себя партизаном, собирающимся взорвать немецкий штаб. Шёл Лёха несколько часов. Может быть по дороге вышло бы и быстрее, но он очень не хотел с кем-нибудь встретиться возле границы. Наконец добрался до шоссе. Скоростного. Тут его поджидало первое серьёзное препятствие. Дело в том, что Лёха думал, что стоит ему только проголосовать, как сразу какой-нибудь австрийский бюргер остановится и довезёт его до Вены. Но редкие машины проносились по ночной скоростной автостраде, никак не реагируя на Лехины сигналы. Изрядно уставший, Лёха поплёлся вдоль шоссе, надеясь найти что-нибудь вроде автобусной остановки или типа того.

Наконец он добрёл до «стакана» – отвода на шоссе, на котором теоретически мог кто-нибудь остановится в случае поломки или типа того. К радости Лёхи, спустя некоторое время в самом деле остановилась какая-то легковушка. Лёха обрадовался и на чистом английском языке (как утверждает Бонк), обратился к водителю: «Не могли бы вы меня подвезти до Вены?». Водитель удивился, ничего не понял и даже как бы слегка испугался. И опять же, тут обнаружилась ещё одна нестыковка между Европой иллюзорной и настоящей: проклятая немчура не знала английского языка. Вернее, может и знала, но общаться предпочитала исключительно на немецком. А немецкого Лёха не знал вообще. То есть напрочь. Даже «их бин; ду бист» произнести не мог. Не говоря уже про «энтшульдиген зи» и «гебен зи мир битте цвайн копек».

Несколько отвлекаясь от темы повествования, хочу заметить, что самый мощный пиар Западу в СССР создали сами власти СССР. В разных «политических детективах» (мэйд ин прибалтика) советские режиссёры создали какой-то расхожий штамп на жизнь западного человека. Этот человек должен быть обязательно в джинсах, курить исключительно «Marlboro», пить Coca-Cola и джин с красивой этикеткой, проводить свободное время в барах у стойки. Этот образ тиражировался из фильма в фильм и не удивительно, что в конце-концов то представление о Европе, которое сидело в голове советских граждан и реальная Европа очень и очень сильно стали не совпадать. И вот эту истину Лёха стал постигать по мере разворачивания боевых действий.

В общем, водитель не понимал лёхиного английского или делал вид, что не понимает. Но слово «Вена» – оно и в Африке, «Вена». В общем, кое как при помощи интернационального языка жестов Лёха пояснил общее направление своего движения и ту роль, которую он отводит водителю и его автомобилю в своих планах. В итоге австриец, который оказывается остановился просто чтобы отлить на обочине, Лёху согласился до Вены подбросить. В итоге почти под самое утро Лёха наконец-то попал в столицу Австрии, взятую советскими войсками 13 апреля 1945 года. Водитель наотрез отказался брать доллары, которые совал ему благодарный Лёха, жестом указал на какое-то здание, оказавшееся гостиницей, и укатил восвояси. Кстати, тут же Лёха сделал и открытие № 3 – в Европе доллары не являются основным платёжным средством. Вообще, надо отметить, что до этого момента мы в СССР вообще как-то не знали всех этих таинств обмена валюты. И не сказать, что эта операция была Лёхе по началу понятной.

Короче, уставший Лёха сдуру снял какой-то дорогой номер в гостинице и завалился спать. Но всё же лёхин план в общем и целом функционировал – всего за одну ночь он вероломно без предупреждения нарушил государственную границу Австрии и оказался в Вене.

Проснувшись на следующий день (вернее, строго говоря, в этот же), Лёха оделся и отправился на вокзал. Рассказывая мне о путешествии, Лёха отметил крайнюю чистоту вокзала и прилегающей территории. Также незамеченными не остались кучки австрийских бичей (бомжей), тусовавшихся возле вокзала. «Но гораздо чище наших и одеты в фирмУ» – с усмешкой отметил он. (фирмА – «фирменная одежда», т.е. одежда западных производителей. Советский сленг. – прим. Авт.)

На вокзале его ожидал ещё один неприятный сюрприз (после сюрприза, связанного с обменом валюты и боязнью, что его обманули с курсом). Как выяснилось, прямо из Вены в Брюссель отправиться нельзя. И даже в Германию нельзя. Вернее можно, но надо иметь документы – Австрия, как я уже сказал, на тот момент ещё не была в ЕС. Да и вообще выяснилось, что проклятые капиталисты за билет до какого-нибудь Мюнхена дерут с трудящихся всех стран просто неслыханные деньги. Такого подвоха от капиталистических акул Лёха не ожидал. Ну то есть он конечно предполагал, что дорога от Вены до Брюсселя будет несколько дороже, чем путешествие на электричке от Москвы до 7-й пригородной зоны. Но реальность превзошла все самые смелые ожидания.

И тогда у Лёхи созрел новый коварный план. После того, как незаконное нарушение государственной границы сошло ему с рук, он решил точно также незаконно пересечь ещё одну границу – Германии. Лёха стал входить во вкус преступной деятельности. К тому же так и дешевле выходило. План был прост, как всё гениальное. Он покупает билет на поезд «Вена-Кёльн» (ну или куда-то типа того), но только до границы. В связи с чем с него соответствующие документы не требуют. А на границе он залезает в туалет и далее путешествует уже в туалете. Ну по крайней мере, сколько можно будет. К тому же, как решил Лёха, надо только миновать границу, а потом из туалета можно будет выйти.

Так он и поступил. У Лёхи вообще дела никогда не расходились с его планами. На станции, до которой у него был билет, Лёха не вышел, а залез в туалет. Оттуда он наблюдал, как поезд пересёк границу. Насколько он мог судить, сидя в туалете, никакой пограничной проверки не было. Поезд недолго постоял на какой-то станции и понесся дальше.

Лёха было уже собрался покидать своё убежище, как вдруг кто-то извне стал ломиться в туалет. Лёха было решил, что кто-то из пассажиров желает справить большую или малую физиологическую потребность, но как-то уж очень резко некто стремился попасть в туалет. У человека были явно очень серьёзные причины попасть внутрь. Лёха произнёс громко: «Уан минет», ожидая, что неизвестный испугается и если не убежит, то во всяком случае прекратит свои попытки прорваться на данном направлении. Однако вопреки ожиданиям, замок вдруг залязгал и дверь распахнулась. Лёха ошарашено уставился на человека в форме, а тот также удивлённо смотрел на него. Человек в форме держал в руках специальный ключ от туалета. Ситуация была явно непростой.

Человек в форме произнёс что-то вроде «Банкарте» и Лёха понял, что должен немедленно что-то предъявить. Он решил предъявить свой паспорт с венгерской визой. Человек в форме энергично затряс головой «нейн, нейн, банкарте!». Тут и дурак догадался бы, что требуется не паспорт, а билет. Билета у Лёхи не было и он решил рассказать всю горькую правду.

Лёха сообщил, что является известным советским диссидентом, которого преследует КГБ и что спасаясь от коварных советских агентов-убийц, он вынужден был сесть в этот вагон. Человек в форме, судя по всему, ни бельмеса не понимал, поскольку Лёха повёл своё повествование на английском языке (или делал вид, что не понимал), но слова «Совьетюнион», «кейджиби» и советский паспорт давали почву для размышлений.

В общем, как показалось Лёхе, кондуктор – а это был кондуктор из новой бригады, которая села после границы – ему посочувствовал. Но однако далее сочувствия дело не шло. Лёха понял, что ему предложено прибрести билет и далее скрываться от агентов «кейджиби» с оплаченным билетом в кармане. На это Лёха никак пойти не мог, ибо покупка такого билета пробила бы ужасающую дыру в его скромных золотовалютных запасах. В итоге кондуктор высказал сожаление (насколько Лёзха понял его англо-немецкую тарабарщину) и предложил покинуть поезд на ближайшей же остановке. В виду совершенно беспрецедентной ситуации и в качестве солидарности с советскими политзаключёнными контролёр был согласен не взимать с Лёхи штраф. Ну и то, как говорится, хлеб.

К счастью, поезд был, как у нас говорится, дальнего следования, а потому отмотал по Бундесрепублике довольно изрядно в сторону от австрийской границы, прежде чем Лёха под давлением обстоятельств был вынужден покинуть чистенький ухоженный вагон. Оказавшись на платформе какого-то Кирхберг-ан-дер-Ягста, Лёха крепко призадумался, что делать далее. Агентов «кейджиби» в пределах прямой видимости замечено не было. Но ситуация от этого легче не становилась.

_
Продолжение: http://germanych.livejournal.com/135300.html


Tags: Совдепия
Subscribe

promo germanych february 23, 2011 20:03 54
Buy for 50 tokens
Вот иной раз спрашивают: «Какой ваш любимый фильм?» Задумаешься тут. Вообще странно иметь какой-то один любимый фильм, любимую книгу, любимую пищу или, скажем, любимый цвет. Это похоже на детские анкеты в тетрадях, когда в на каждой странице задавался какой-нибудь вопрос (про любимый…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →