1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Советская милиция








На фото: Участницы ансамбля «Советская милиция» младший лейтенант милиции Элла Нагорная (слева) и сержант милиции Людмила Бородинова


Интересно листать старые журналы. Дух времени, там – туда-сюда. Воспоминания норовят нахлынуть. И вот это вот всё. Хотя в своё время такие журналы ничего, кроме отчаянной скуки, не вызывали. А вот проходит каких-нибудь 30 с небольшим лет – и пожалуйте, вызывавшие когда-то изжогу и доводящие до рвотных порывов трафаретные фразы про «минувший Пленум ЦК КПСС» сегодня могут вызывать скупую слезу ностальгии по ушедшему детству.

Но нехорошо упиваться прекрасным в одиночку. Всё-таки нас в нашем советском детстве учили, что надо быть коллективистами и всем лучшим делиться с товарищами. Вот поэтому, перелистав журнал «Советская милиция» (№3 за 1983 год), делюсь сегодня со всеми читателями наиболее вкусными фрагментами. Наслаждайтесь.


В качестве закуски заметка с одной из первых страниц этого журнала.



Помните эти чарующие слова? «Решения N-го съезда КПСС – в жизнь!» Они очерчивали, фактически, весь круг жизни советского человека. Каждый день и каждый час советский человек должен был претворять в жизнь решения очередного съезда КПСС в жизнь. И это не важно, что решения становились от съезда к съезду всё маразматичнее. Но смысл советской жизни заключался именно в этом – дождаться очередного съезда КПСС, отрапортовать ему, что предыдущие решения выполнены и перевыполнены, а потом начать претворять в жизнь новые решения.

И, кстати, кто сказал, что духовные скрепы возникли именно в текущее время? Отнюдь. Сейчас они лишь приобрели несколько потусторонний оттенок. А вот в те времена была одухотворённость высшего уровня – проявить свои лучшие способности, отозвавшись на зов коммунистической партии. И будь ты хоть коммунист, хоть беспартийный – не имеет значения. Мозги тебе всё равно будут каждый день компостировать – и на работе, и в школе, и даже дома – по телевизору. И всё эдак, знаете – одухотворённо!

Идём далее. Сегодня был День работников уголовного розыска. Как тут не вспомнить разговор, начатый начальником Главного управления уголовного розыска МВД СССР в мае 1982 года?



В самом деле, как повысить КПД участкового? У участковых ведь работа – на земле. А в те времена были ещё такие функции, каковых сегодня вроде не наблюдается. Каких? А вот таких – кому оформлять в ЛТП? Вопрос в самом деле не простой, о чём и размышляет старший лейтенант милиции М.Бабаян из г.Одесса.



Это к старому доброму разговору про то, что «наркомании в СССР не было». Хм. Я как-то высказывался на этот счёт, но сегодня не буду. Ладно, допустим наркомании в таких объёмах и не было, зато алкоголизм населения был такой, что этот старший лейтенант М.Бабаян предлагает выделить одного-двух участковых в райотделе, чтобы они только тем и занимались, что оформляли алкашей в ЛТП.

ЛТП, кстати, кто не знает – это т.н. «лечебно-трудовой профилакторий», такая как бы разновидность тюрьмы. Туда отправляли не всех алкоголиков поголовно – а то бы на заводах трудиться было бы некому. В ЛТП отправляли только самых уже пропащих, тех, кто уже вообще бухал с утра до ночи, устраивал регулярные дебоши и т.д. и т.п., но непосредственно под какую-нибудь уголовную статью не попадал. И вот представьте, сколько же было таких случаев, если старший лейтенант М.Бабаян прямо плачет. А ведь помимо ЛТП были ещё и обычные вытрезвители, у которых было столько своей работы с алкашами, что специально заниматься ещё отправкой в ЛТП они просто не успевали. И это ведь в Одессе было, на юге, где люди, вообще говоря, пьют как-то спокойнее и умереннее. А что творилось в северных промышленных городах?

Это тоже – в копилку особой советской одухотворённости.

А вот снова, пробивающее ностальгическую слезу слово – «несуны».



Несунам – надёжный заслон. А как иначе? Иначе они всю овощную базу вынесут к херам. И не только овощную базу. Помните классическое? «Ты здесь хозяин, а не гость – неси с завода каждый гвоздь». Для юного пытливого поколения поясняю (в стотыщпятьсотпервый раз), что «несуны» – это не бандиты, а работники предприятия, которые, не имея возможности купить в родных советских магазинах те или иные продукты или товары, предпочитали «выносить» их (попросту – воровать) на родном предприятии.

В данном случае пикантности ситуации прибавляет тот факт, что надёжный заслон «несунам» поставлен не просто на овощной базе, а на овощной базе в молдавском городе. Если бы такой заслон ставили на овощной базе, скажем, в Томске, это было бы в целом логичнее. Но Молдавия – это же такая территория, которая самим Богом была создана для того, чтобы там в изобилии росли всякие овощи и фрукты в неограниченных количествах. Но чудесная и самая эффективная в мире советская экономика, работающая по заветам очередного Съезда или Пленума (вчитайтесь на одной из предыдущих вырезок про Продовольственную программу, одобренную Пленумом ЦК КПСС) была настолько чудесной и эффективной, что даже в магазинах солнечной Молдавии с овощами и фруктами был такой швах, что с молдавских овощных баз местные работники уносили продукты питания.

Что? Вы думаете «несуны» оттуда уносили старые ящики и гнилые поддоны? Нет-нет, даже не думайте. Старые ящики и гнилые поддоны – вот с этим дефицита в советских городах не было никогда. На заднем дворе почти каждого советского продуктового магазина было вдоволь и разваливающихся ящиков, и гнилых поддонов. Оттуда брать было сподручнее. И многие так и делали. Кто-то – как я и мои друзья в детстве – для того, чтобы жечь во дворе романтические костры. А кто-то – как многие взрослые дяди – для того, чтобы сколотить сарайчик на дачном участке, ибо со строительными материалами в СССР была проблема не меньшая, чем с овощами и фруктами в молдавском городе Унгены. А может даже и большая. Потому что, в конце концов, где-нибудь в молдавском селе яблоки и прочие продукты питания всё же произрастали. И при желании можно было попробовать достать их там. А вот найти такое село, в котором бы росли доски и прочий строительный инвентарь для частного сектора – это, извините.

Кстати, ещё пару слов по поводу надёжности заслона, который «несунам» создали дружинники на унгенской овощной базе. По поводу такой уж железобетонной надёжности этого заслона я бы поспорил. Ибо тот, кто думает, что это только в наши дни встречаются нечистые на руку начальники отделений внутренних дел, тот должен будет внимательно прочитать следующий фельетон из советского журнала, который писал про советскую милицию и для советской милиции.



Итак, как мы видим, по крайней мере в городе Талды-Кургане начальник отделения вневедомственной охраны Текелийского ОВД оказался скромным расхитителем социалистической собственности. И в помощь себе взял младших расхитителей – старшего бухгалтера и кассира той же охраны. И что удивительно – регулярные ревизии со стороны вышестоящего начальства из вневедомственной охраны областного УВД находили дела в полном ажуре. Что? Взятки? Во всяком случае, автор этого фельетона про них только намекнул.

Впрочем, тот кто знает СССР не понаслышке, тот должен за чудо посчитать не то, что какой-то там начальник какой-то вневедомственной охраны города украл 11 тыс. рублей (стоимость советской «Волги»), а то, что в журнале «Советская милиция» вообще мог появиться такой фельетон. Советская принципиальность, скажете? Не скажите. Тут всё тоньше.

Тот, кто знает СССР совсем хорошо, тот не может не обратить внимания на то, что этот фельетон напечатан в марте 1983 года. А вот в марте 1982 года – несмотря на то, что начальник отделения вневедомственной охраны Текелийского ОВД орудовал и тогда – такой фельетон не мог бы появиться не только в журнале «Советская милиция», но вообще ни в каком другом советском журнале или советской газете.

Что же произошло за этот год? А умер Л.И.Брежнев, при котором уровень коррупции в государстве вообще, а в советской милиции в частности достиг таких размеров, что некоторые исследователи на полном серьёзе утверждают, что советская теневая экономика по объёмам сравнилась с официальной. Это конечно преувеличение. Советскую промышленность категории «А» (тяжёлая) не могла перещеголять никакая теневая экономика. Но если говорить про промышленность категории «Б» – то тогда такое утверждение будет более или менее справедливым. Советская теневая экономика под закат правления Брежнева была вполне сопоставима с экономикой государственной лёгкой промышленности.

Но что случилось, когда умер Л.И.Брежнев? А тогда к власти в стране пришёл бывший председатель КГБ СССР Ю.В.Андропов, у которого данных о коррупции в МВД СССР и личной коррупции министра внутренних дел СССР Щёлокова было не вагон и маленькая тележка, а целый эшелон и ещё пара-тройка эшелонов поменьше. И вот, придя к власти, Андропов принялся искоренять коррупцию, и одним из главных своих дел посчитал необходимым перетрясти советскую милицию. Причём начал с министра Щёлокова, которого в декабре 1982 года сняли с занимаемой должности и начали комплексную проверку всего его ведомства. Проверка была, судя по всему, такой эффективной, что 19 февраля 1983 года покончила жизнь самоубийством жена Щёлокова. Ну а фельетон, который я процитировал, напечатали в номере за март 1983 года. Сам Щёлоков, кстати, застрелился в декабре 1984 года.

И надо очень хорошо знать реалии настоящей политической жизни СССР, чтобы понимать, что когда в ведомственном журнале печатали фельетон об «отдельных недостатках на местах» – это означало, что уровень разложения в ведомстве достиг уже таких размеров, что дальше скрывать эти глобальные (а вовсе не отдельные) элементы разложения нет уже никакой возможности. Советская одухотворённость, ибо.

Ну на этом пока и закончу. И заметьте, я лишь цитировал советский журнал «Советская милиция» за 1983 год. Так что если кому-то что-то не понравилось, то все вопросы к главному редактору этого журнала Н.И.Ветрову. Если он, конечно, ещё жив.







Tags: Совдепия
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments