1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Олимпиада



Тут, как выяснилось, в любимом городе Остапа Бендера случилась Олимпиада.

Меня, в принципе, спортивные события волнуют мало. Ибо спорт давно перестал быть спортом как таковым, превратившись в мерзкий шоу-бизнес. Почему мерзкий? Потому что когда кто-то вам впаривает «секс-наркотики-рок-н-ролл», то тут всё честно. Нравится секс, наркотики или рок-н-ролл – берёшь. Не нравится – идёшь мимо.

С современным мировым спортом иначе. Вам вроде бы предлагают молодость, красоту, здоровье и национальную честь, а на самом деле – дорогих биороботов и меркантильные интересы капиталистических акул от спорта. И тут я, пожалуй, солидаризируюсь с товарищем Зюгановым – смотреть на то, как по полю бегают десяток ленивых миллионеров, в самом деле не интересно. Во всяком случае – мне. Да, пожалуй, и никому не интересно. Всем интересно не на поле смотреть, а изучать фотографии, как потом этот десяток ленивых миллионеров купает в шампанском своих блядей. С прочими «видами спорта» примерно тоже самое. Нет, исключения наверное имеются. Но в целом, повторю, мне это вот всё глубоко безразлично.

Резонный вопрос: «если тебе всё это так не интересно, откуда знаешь про шампанское и прочее такое?» Ответ прост – в эпоху тотальных информационных сетей при всём желании невозможно уберечься от тех информационных блоков, которые всасывает мейнстрим. Так что даже не интересуясь, всё равно кое-что знаю. Между прочим, именно так я узнал про открытие Олимпиады в любимом городе Остапа Бендера. А узнав, вспомнил вдруг, про ту Олимпиаду, которую мне посчастливилось лицезреть лично. Ну и чего-то сразу расчувствовался. Юность, ностальгия, то, сё.

В общем, решил опубликовать свои фотографии Олимпиады-80. Ибо то что я видел, я ещё и снимал. Сейчас, оглядываясь назад, прихожу к выводу, что снимал я до обидного мало. Дурак был потому что. Надо было вообще с фотоаппаратом не расставаться и щёлкать всё вокруг не переставая. Но я так не умею.


Я по природе своей человек стеснительный. Из толпы выделяться не люблю. А в 1980 году было не так как сейчас. Фотоаппарат не то чтобы был редкостью. Но маленький мальчонка с большим кожухом зеркалки «Зенит-Е» сразу выделялся. Вон, видите – на фото вверху – милиционер в мою сторону глядит подозрительно. И мужик ещё у правого края кадра тоже на меня зырит. А ведь всё интересное-то у них за спиной. А они – вишь – на меня пялятся. А всё почему? Потому – что молодой и с «Зенитом-Е». В 1980 году. Вот и смотрят.



А на противоположной стороне проспекта тоже милиционеры. И тоже – куда смотрят? Снова – на меня. Может они мне просто завидуют? Ибо в самом деле как-то неправильно это. Зелёный ещё совсем и нет чтобы со «Сменой-8М», а он, глянь, с «Зенитом-Е». Да ещё с объективом непонятным. Редкая вещь в те времена. Не то чтобы прямо вообще. Но тогда дети «Сменами» в основном щеголяли. Да и то, редко. А взрослые обычное имели «Киев» или «ФЭД». А о зеркалке смечтали все. Но имели не все. Я вот имел. И мне казалось, что этим фактом постоянно привлекаю к себе внимание. И может они-то просто мельком взглянули и забыли. А я поёжился. Смотрят на меня, понимаешь. Может я что-то не то делаю? Да вроде – то. Если бы «не то», милиционер бы не просто посмотрел.

Сегодня-то молодёжь не такая. Свободная стала, понимаешь, и раскованная. Ты им слово – они тебе в ответ сотню. Мы были конечно несколько иными. Не то чтобы прямо как воды в рот набрали. Но на публичных мероприятиях уважение к милицейской форме имели. Воспитание было другое, понимаешь. Ну в общем, робел я просто так на улице вынуть фотоаппарат из чехла и начать палить налево и направо. Сейчас об этом жалею неимоверно. Очень жалею. Но ничего не поделаешь.

Впрочем, повторюсь, кое-что всё же я запечатлел. Ну и публикую ниже. Кстати, любопытна история этих фотографий. На Олимпиаде я нафотографировал несколько плёнок, в том числе цветных. Потом проявил – всё честь по чести. Но никогда – вообще никогда – не напечатал ни одной фотокарточки. Почему? Затрудняюсь с ответов. Ну с цветными понятно – цветные фотографии делать было заморочно. А сдавать в лабораторию мне почему-то не захотелось. Но я и чёрно-белые не печатал по неизвестной причине. Какой-то тут тайный замысел был, видать, у мироздания. И вот, как-то раз…

И вот как-то раз, если не изменяет память, в 2013 году, вышли на меня представители некой съёмочной группы. Сообщили, что снимают фильм о человеческих эмоциях и видели у меня в журнале описание Олимпиады-80 и, в частности, как на закрытии люди плакали. Мол, правда такое было? Ну, думаю, отпираться бессмысленно. Признаю, говорю, такой факт. А мне прямо в лоб вопрос – а готов ли я повторить тоже самое на камеру и попасть в фильм? Отчего же, говорю, и не повторить, дело такое, богоугодное, и где-то даже просветительское. На том и поладили. Попутно режиссёр меня спросил – а нет ли у меня каких артефактов того времени, билета с закрытия или ещё чего? Билетами, говорю, не увлекаюсь, какие и были давно уже утеряны за давностию лет. А вот не надо ли фотографий эксклюзивных от первого лица? В общем дал им свои плёнки, а они их мне все отсканировали. Вот так я наконец стал обладателем всех своих фотографий, да ещё в хорошем качестве (насколько оно могло быть хорошим с плёнок 30-летней давности). А фильм, по моему, так и не вышел. Во всяком случае я не видел.

Ну ладно, вступление сильно затянулось, а теперь, как говорится, маэстро, урэжте музыку. Фотографии в студию.

Значит, напомню, Московская Олимпиада 1980 года открылась 19 июля. Но олимпийский огонь был доставлен в Москву накануне, 18 июля. И я начал свою фтолетопись именно в этот день. Часиков так в 10 или 11 утра (точнее не помню), я занял позицию недалеко от автобусной остановки «Улика Клочкова». Вот крестиком на карте обозначил.



Кто знает – это знаменитый поворот на Рублёвку. Когда-то в этом месте сворачивал Леонид Ильич, потом его сменил Юрий Владимирович, затем Константин Устринович. Что логично, затем этот поворот стал регулярно видеть Михаила Сергеевича, которому на смену пришёл Борис Николаевич. Ну а в наше время тут регулярно можно увидеть Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича. Вернее их кортежи. Между прочим – это, правда, к Олимпиаде не относится – перекрывали дорогу для правительственного кортежа всегда. Но в советское время, понятно, поскольку машин в личном пользовании у населения было сильно поменьше, чем сейчас, то перекрытие не приводило к таким коллапсам, как в наши дни. Но это вопрос другой. Ладно, двигаемся дальше.

С того места, где я стоял, сегодня открывается вот такой вид:



В те времена вид был несколько иным. Во-первых, конечно, не было никакого Филиона, который украшает человека, как не было и таких маршруток. Во-вторых, не было пафосного и страшно уродского дома слева. В-третьих, не было торгового центра в форме корабля, который виден за маршруткой. И не было бизнес-центра, который виднеется совсем на заднем плане. А вот хрущёвки справа – те самые. Забавно, кстати, даже Никита Сергеевич считал, что эти дома (названные в его честь) должны простоять только до 1980 года, то есть аккурат до того года, в который в Москве случилась Олимпиада. А вон, смотрите-ка, до сих пор – спустя 36 лет после 1980 года – стоят и ничего им не делается. И наверное ещё лет 30 стоять будут.

Ну а вот и сами фотографии. Публикую я их в небольшом размере. Ибо и в таком в целом видно, что происходит. Но если вдруг кому-то понадобятся в большом размере – можно со мной это приватно обсудить. Итак.



Понятно, что бегуна с огнём стали ждать сильно загодя. Часов несколько стояли, ждали.



Потом со стороны МКАДа (а вернее со стороны автобусной остановки «Кинотеатр Бородино») появился долгожданный гонец.



На мой непросвещённый вкус эстафета олимпийского огня в 1980 году выглядела как-то приличнее, чем в Сочи в 2014-м. Нёс огонь человек спортивного вида, а не какая-то умирающая жирная развалина.



Нет, ну согласитесь – вот так должен выглядеть бегун, несущий факел олимпийского огня.



А когда олимпийский огонь несёт какой-нибудь урод типа Константина Эрнста (в моральном смысле урод, а в физическом – просто не эстетично выглядящий человек) – то это совсем не есть гут.



Народ хлопал, радовался.



Кстати, вот так это место выглядит сегодня. И, замечу, что несмотря на то, что тут почти ежедневно ездит глава государства и другие официальные лица, выглядит оно точно также, как и сорок лет назад. Может специально? Эдакий мемориал правительственного поворота на Рублёвку.



За факелоносцем бежала сопровождающая группа бегунов.



А за ними ехали машины сопровождения, автобусы, милицейские волки и т.д. и т.п.



Так выглядели Лужники в дни Олимпиады. Олимпийский огонь уже зажжён, но тут плохо видно (не стреляйте в фотографа – он снимал как умел).



Это люди идут на состязание по лёгкой атлетике. Много женщин, кстати.



Это Лужники внутри. Я сидел довольно близко от арены.



Старт забега .



На самом ближнем плане сектор прыжков в длину.



Моя гордость – в смысле фотография, а не прыгун. Фотография получилась почти как в журнале. Ну почти.



Олимпийский огонь уже виден.

Ну а дальше фотографии с закрытия, которое состоялось 3 августа 1980 года.



Мы сидели в секторе «С». То есть сбоку. А слева от нас была правительственная ложа. Соответственно, справа – «живое панно» и чаша с огнём.



Военные оркестры. Ну а как без них?



В СССР настолько всюду въёлся кумач, что даже эта довольно невзрачная группа, но не с красными, а разноцветными знамёнами, уже выглядела необычно и очень нарядно.



А это камера смотрит на меня. Я же говорил – все замечали маленького паренька с фотоаппаратом «Зенит-Е». Интересно, показали меня по телевизору или нет? Я-то сам, понятно, телепоказ закрытия не смотрел. Хотя может и не на меня. Может мне просто так казалось.



Живое панно. Тут не очень хорошо видно, но это момент, когда мишка стал «плакать» – из глаз у него покатилась слеза. По рядам все так и зашуршали «смотри, плачет, плачет». Тут у меня в горле что-то такое возникло. Но я не имел право плакать – я должен был запечатлевать. А некоторые взрослые вокруг именно в этот момент начали потихоньку смахивать слезу. Но пока основная масса держалась.

Кстати, для любителей банальной философии и смелых обобщений – можно сказать, что мы тогда думали, что мишка плачет из-за того, что Олимпиада окончена, а на самом деле он плакал, зная, что СССРу осталось жить уже совсем недолго. Но это так – попутная мысль.



Ну салют конечно постреляли.



А это момент, когда начал тухнуть огонь. Там живое панно было в виде таких цветных дуг до самого низа, а потом они стали снизу постепенно как бы таять и огонь синхронно стал уменьшаться. А когда пропала самая последняя (верхняя жёлта) дуга, потух и огонь.

Сейчас этим конечно никого не удивишь. А тогда вызвало сильные чувства. Правда возникло ощущение, что ушло из жизни что-то очень большое и хорошее.

Но это был ещё не конец. Зрителям припасли ещё кое-что посильнее.



Зазвучал Гимн Советского Союза и все встали. Не знаю у кого как, у меня всегда от этого гимна мурашки по спине шли. Что тогда, в Лужниках 3 августа, что, скажем, в армии на общеполковой вечерней поверке. Мощная музыка.



На арене начались какие-то перестроения.



Откуда-то из боковых ворот на поле вынесли Мишку. Весь стадион прямо ахнул.



И вот когда началась та знаменитая песня – у многих глаза набухли. Людей я фотографировать не посмел. Это мог только профессиональный фотограф сделать. Уж точно не я.

Никто конечно не ожидал того, что случилось дальше. Все думали, что сейчас с этим Мишкой походят, попоют и снова унесут с арены. Но Мишка вдруг оторвался от земли и полетел вверх.



Вот тут многие заплакали, уже не стесняясь. Не то чтобы прямо вповалку все рыдали, но очень многие. Женщины почти все. Но и некоторые мужчины смахивали слезу. Про себя не скажу )

Фотографий у меня конечно больше, чем я тут выложил. Но в принципе и этих достаточно, чтобы сложить некоторое впечатление. По моему, это было одно из самых лучших событий в советской жизни. Но продлилось оно всего две недели. Увы.

Ну а это фотограф:



Мне тут уже 15 лет, кстати. Снято на фоне велотрека в Крылатском. Выгляжу, наверное, лет на 12. Я поздно вырос – только в 10 классе. Я когда на эту фотографию гляжу, мне почему-то слова из «Калины красной» вспоминаются: «Идёт! В красной рубахе! Как палач!» А на ногах кроссовки «Ботас» или что-то типа того. Не «Адидас» конечно, но тоже модные были. А ремень так и вовсе американский – на блестящей пряжки два перекрещенных кольта. Шик-блеск, как говорим мы, конструкторы, когда заканчиваем очередную конструкцию.

Ну вот, собственно, и всё.
Tags: Москва, Олимпиада, Спорт, Фото
promo germanych march 5, 2013 04:20
Buy for 100 tokens
Настоящие правила приняты создателем, автором и владельцем блога germanych с целью упорядочивания и упрощения процесса общения с посетителями этого блога, которые по каким-либо причинам хотят участвовать в обсуждении предлагаемой автором повестки дня. Ничто из нижеописанных пунктов не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →