1965 (germanych) wrote,
1965
germanych

Как хорошо быть генералом


Источник фото: ibigdan 
Автор: неизвестен

Не знаю как сегодня спалось Сергею Кужугетовичу, а мне спалось неважнецки. Среди ночи пошёл в ванную и заблудился в клубах дыма. Но я чего, я не ропщу. Другим людям гораздо хуже. У нас хотя бы дома не горят. По крайней мере пока.

Кстати, о горящих домах. Когда я смотрел вот эту подборку http://ibigdan.livejournal.com/6982447.html меня подсознательно не покидало ощущение, что чего-то на этих фотографиях не хватает. Ну то есть вроде какое-то дежавю, но чего-то не хватает. Потом понял. Не хватает немецких танков и колонн бодро марширующей немецкой пехоты. Во всём остальном почти полное ощущение, что на кадрах июль 1941-го в районе боевых действий.

Ну да, ну да, машины ещё современные. Согласен. Но вообще, если отбросить такие детали, как мелькающие кое-где современные машины, в 41-м такие фотографии тоже было бы нащёлкать легко. И это как-то удручает. Удручает, что в мирное время с лица земли в пучине пламени исчезают целые населённые пункты, гибнут люди (включая детей). Вернее – удручает – это какое-то не то слово. Но моя голова, переполненная дымом, с трудом вообще собирает фрагменты букв и слогов в какие-то слова, а эти слова в предложения. Так что не взыщите, если нижеизложенное будет малость туманным. Ибо кругом сплошной дым.

Конечно, хорошо всё свалить на стихию и форс-мажор. В самом деле, кто мог спрогнозировать такую жару? Никто. Сам грешен, ещё в середине июня сего года я самым недостойным образом гневил Господа, пеняя ему за прохладное лето. Так что конечно никто ничего подобного не ожидал. И всё-таки… Ведь есть же у нас в стране орган, который должен ожидать самых что ни на есть чрезвычайных ситуаций как раз тогда, когда никто их ни сном, ни духом. Вот об этом органе я и хочу сказать парочку добрых слов.

В 90-х годах один из моих друзей работал в Главном управлении противопожарной службы по городе Москве (на Пречистинке). Сперва в социологическом отделе, а потом дослужился до начальника канцелярии. Ну и понятно, управление это стало для меня весьма посещаемым местом. Тамошним офицерам я регулярно читал лекции по текущему политическому моменту. Причём настоящие такие лекции – в актовом зале перед всем офицерским составом. Ну а после лекций радушные пожарные накрывали поляны. В общем, весёлое было времечко.

Понятно, что о жизни пожарных и о их службе я знал если не всё, то очень многое. Зарплаты низкие, а служба нервная. И опасная местами. Конечно, некоторые люди уверены, что пожарные только то и делают, что ходят по частным фирмам и выколачивают взятки. Это не совсем так. А вернее, совсем не так. Ибо большая часть пожарных ни по каким фирмам не ходит, взяток не получает, а ездит на пожары, которые героически тушит. Так издревле повелось. А по фирмам ходит Госпожнадзор.

И также издревле повелось, что пожарная охрана входила в структуру Министерства внутренних дел. И в тот период, о котором я веду речь, вся пожарная охрана входила в структуру МВД, ходила в форме МВД и – что наверное важнее всего – пользовалась МВДшными льготами. А льготы эти, если сравнивать с очень низкой зарплатой пожарных, были не такими уж и маленькими.

Что это за льготы? Бесплатный проезд, возможность пользоваться МВДшными пансионатами, госпиталями, учебными заведениями и прочими объектами инфраструктуры МВД, да и наличие в кармане удостоверения офицера МВД в стране, в которой любят красные корки, тоже не малого стоило. Опять же, была возможность продвижения по службе не только в рамках пожарного управления. Были и не совсем однозначные плюсы. Например, служба в противопожарной охране, поскольку она входила в структуру МВД, засчитывалось как служба в армии. Это не слишком широко рекламировалось, но немало молодых парней шли в подарку, чтобы не идти в армию. Так что в целом пожарные чувствовали себя не совсем уж нищими людьми. Живых денег было мало, но было много льгот. И это как-то поддерживало баланс и в целом позволяло поддерживать численность личного состава на достаточном уровне.

И всё было бы хорошо (более или менее), если бы 21 мая 1955 года в семье Кужугета Сергеевича Шойгу, всю жизнь проработавшего в партийно-советских органах и вышедшего на пенсию первым заместителем председателя Совета министров Тувинской АСС, не родился сын, которог нарекли Сергеем. И к середине 90-х этот сын стал не кем-нибудь, а министром странного министерства по чрезвычайны ситуациям. Но беда была даже не в том, а в том, что у сына этого были гигантские амбиции. Что, впрочем, и не удивительно, коли он сумел убедить кого надо, что России просто до зарезу нужно Министерство по чрезвычайным ситуациям.

Как появилось это министерство? Поначалу всё было довольно логично. В декабре 1990 года был создан т.н. корпус спасателей. В принципе, до этого момента в стране не было какой-то специальной структуры, которая отвечала бы за спасение людей в разных форс-мажорах. Эти функции в СССР обычно выполняла армия. Так что корпус спасателей был вполне так себе нужной структурой.

Однако что такое корпус для сына первого заместителя председателя Совета министров Тувинской АСС? Корпус – это одно название. А на самом деле структура-то была совсем маленькой. И тогда явилась мысль подмять добавить к корпусу ещё Гражданскую оборону. Не известную панк-группу, а солидную структуру. Вообще, штабы Гражданской обороны в СССР отвечали за подготовку населения к войне, в первую очередь, конечно, ядерной. Разные там бомбоубежища, лекции в красных уголках ЖЭКов, зачёты в институтах и т.д. и т.п. То есть структура разветвлённая. И, что весьма важно – имеющая свои здания (штабы) и отдельные комнатки в самых разных организациях.

По здравой логике, конечно, гражданская оборона населения в случае войны – это дело сугубо армейское. Ибо армия в случае войны должна решать такого рода задачи. Однако война-войной, но кто в 1991 году верил в возможность ядерной войны? И получалось, что вся структура Гражданской обороны была вроде как бы лишней. Ну и Сергей Кужугетович эту «ненужную» структуру подобрал. В итоге в ноябре 1991 года появился Государственный комитет по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий при Президенте РСФСР. Звучит уже гораздо солиднее, чем какой-то корпус спасателей. Однако же всё ещё не министерство.

Впрочем, уже в январе 1994 года указанная организация, нисколько не изменив своей структуры была названа Министерством. Вот тогда-то Сергей Кужугетович стал настоящим министром. Ещё один любопытный момент. Накануне, в апреле 1993 года, господину Шойгу было присвоено звание генерал-майора. Карьера можно сказать головокружительная. Куда там Наполеону. Ведь до того, как стать генерал-майором, Сергей Кужугетович был всего лишь старшим лейтенантом запаса.

В армии, чтобы стать генерал-майором, надо мало того, что послужить некоторое время в частях, но ещё закончить одну из воинских академий. Например, академию им. Фрунзе. Но МЧС – это не армия. Поэтому никто особо и не стал удивляться, что из старших лейтенантов господин Шойгу стал сразу генерал-майором.

Ну как бы там ни было, а министр – это уже ого-го. Однако же нового министра видимо не очень устраивало, что его министерство не достаточно многочисленно. В самом деле, ну что такое бывшая гражданская оборона? Что такое спасатели? Нет тот масштаб, не тот. Да и функции министерства были какие-то туманные. В самом деле, ведь гражданская оборона должна действовать только в случае войны, ну или, на худой конец, какого-нибудь землетрясения. А это вещи такие, не постоянные. Стало быть получается, что большую часть времени министерство занято не пойми чем. А тут под боком имеется ворох локальных чрезвычайных ситуаций в виде пожаров на объектах.

Нет, я не хочу ничего такого сказать. Амбиции – великая вещь. Но штука-то в том, что если не считать создания Корпуса спасателей в 1990 году (в самом деле нужной структуры), Сергей Кужугетович ровным счётом ничего нового не создал, а вся его деятельность заключалась лишь в том, чтобы переподчинять себе те государственные структуры, которые занимались тем, что в той или иной степени можно было подогнать под туманное определение «чрезвычайной ситуации». И уж само собой, что Государственная противопожарная служба, с численность почти 300 тысяч человек и с подразделениями во всех городах страны, с кучей объектов инфраструктуры, так и просилась под крыло Сергея Кужугетовчиа. Вернее пожарные-то не просились, а вовсе даже наоборот. Когда начали ходить слухи о том, что ГПС могут передать в МЧС, народ сильно приуныл.

Если взять период с момента, когда в России появилось МЧС, то бодаться с руководством МВД Сергею Кужугетовичу было поначалу тяжеловато. В самом деле, с 1995 года МВД последовательно возглавляли: Куликов, Степашин, Рушайло. Про каждого можно много чего сказать, но одно совершенно точно – слабоват был в коленках Сергей Кужугетович, чтобы у таких людей оттяпать Государственную противопожарную службу. Но 28 марта 2001 года Министерство внутренних дел возглавил небезызвестный господин Грызлов Борис Вячеславович. Многие в МВД по этому поводу плевались. Нет надобности говорить, что Грызлова в МВД никто не уважал, и, соответственно, он был чисто номинальным министром. Поэтому не стоит удивляться, что в январе 2002 года вся Государственная пожарная служба из подчинения МВД перекочевала к Сергею Кужугетовичу. И МЧС наконец-то превратился в очень мощную и многочисленную структуру. Я уж не говорю про Госпожнадзор, который при рачительном подходе может принести немало тугриков…

Я наблюдал этот процесс если и не изнутри, то, во всяком случае, с очень близкого расстояния. Сразу же, как только ГПС была передпочинена МЧС, начался тотальный исход. Ибо пожарные одномоментно лишились всех МВДшных льгот. И оказалось, что за одну только очень низкую зарплату работать желающих было немного. Как мне рассказывал друг (очень скоро тоже уволившийся из управления), даже на небольшие пожары людей собирали чуть ли не с нескольких частей. Вместо одной машины с полным расчётом приезжало по несколько машин, в которых почти никого не было. А более сложные пожары превращались в самые настоящие чрезвычайные ситуации из-за того, что личный состав очень сильно поредел.

Скажу сразу, я не знаю, как обстоят дела в пожарной службе сейчас. Может быть за 8 лет ситуация улучшилась. Но факт есть факт, что господин Шойгу за 20 лет своей кипучей деятельности создал у всех и каждого ощущение, что за все чрезвычайные ситуации отвечает он и его ведомство. А как расценивать происходящее сегодня, как не чрезвычайную ситуацию? Так кто же несёт за неё ответственность, как не Министерство с таким громким названием?

Безусловно, никто и никогда не может отследить возникновение пожаров в лесу. Более того, оказывается, что Сергей Кужугетович, который всех убедил в том, что его министерство отвечает за всё чрезвычайное, оказывается не обязано заниматься тушением лесных пожаров, оказывается, это дело лесхозов. Ну пусть даже так. Но защита населённых пунктов от огня – это разве не функция МЧС? Что говорят сегодня все те, кто пострадал от пожаров? Да почти одно и тоже: пожарных машин либо нет, либо их очень мало. Ну а я по опыту 2002-3 г.г. делаю предположение, что машин-то хватает (куда они могли деться?), а вот расчётов для этих машин нет или почти нет. Вот никто и не выезжает на пожары. Потому что некому. Но, опять же, это моё предположение.

Зато есть очень красивые и модные объекты МЧС в Москве. Например, модный, недавно отделанный и надстроенный штаб МЧС на улице Ватутина. Причём даже с вертолётной площадкой. Или объект МЧС в районе Нежинской улицы. Есть куча модных джипов с надписью МЧС, которые любят нагло разгонять в пробках мешающих им автовладельцев. Нет, мне вот не понятно – куда может мчаться джип МЧС с включёнными проблесковыми маячками, но без сопровождения спецтехники? Ну ладно, чёрт с ними, с джипами (которые, кстати, МЧС имеет право ввозить в страну без пошлины). Ну а знаменитые самолёты МЧС? Которые господин Шойгу гоняет вечно для помощи при разных стихиях за пределами России. Сколько денег затрачено на то, чтобы МЧС помогал разным иностранным погорельцам? И что, кто-то нам в ответ прислал какую-то помощь, когда настоящая катастрофа началась у нас? Так какого хрена господин Шойгу так активно всем помогает за рубежом? Старая советская привычка – помогать разным африканским голодающим вместо того, чтобы сперва свою жизнь наладить?

Ну и я не говорю уже о том, что Сергей Кожугетович сегодня уже генерал армии. В настоящей армии он для этого должен был бы помимо простой академии, закончить ещё академию Генштаба. Ну а в МЧС чё, можно и так. С одним дипломом Красноярского политехнического института.

Вот и что мы имеем в сухом остатке? Имеем очень крупную структуру, очень богатую структуру, очень самоуверенную и пафосную структуру, структуру, во главе которой стоит целый генерал армии. Главная и единственная задача этой структуры не раскопки древних крепостей в Туве устраивать, и не помогать погорельцам на Гаити, а защищать свой народ от стихии и чрезвычайных ситуаций. Но несмотря на наличие такой структуры по всей западной России бушует стихия, с лица земли исчезает один населённый пункт за другим, гибнут люди. И возникает тогда вопрос: а за каким хреном в стране существует эта весьма богатая структура? Неужели ГПС в составе МВД отработала бы хуже, чем в составе МЧС? Неужели Гражданская оборона без МЧС не выполняла бы своих функций. Что-то сильно сомневаюсь. Не дороговато ли стране обходятся политические амбиции Сергея Кужугетовича?

Иногда меня спрашивают: ну почему же в России всё через жопу происходит? Почему? Да потому, уважаемые, что в России до сих пор бал правит номенклатура и позиций своих сдавать категорически не желает. Наоборот, всё наращивает обороты. Вот посмотрите на страницы биографии Сергея Кужугетовича: сын высокопоставленного номенклатурщика в Туве (первого заместителя председателя Совета министров), 1988—1989 гг. — второй секретарь Абаканского горкома КПСС, 1989—1990 гг. — инспектор Красноярского крайкома КПСС. И сразу из Крайкома КПСС – в Корпус спасателей. А там дальше, больше и ширше. В итоге нынче имеет звание генерала армии, возглавляет одно из самых разветвлённых министерств страны, периодически делает глубокомысленные замечания по вопросам внешней и внутренней политики (что говорит о том, что амбиции на министерстве не заканчиваются). Но когда в самом деле нужно страну от чрезвычайных ситуаций с очень трагическими последствиями спасать, то народишко оказывается предоставлен самому себе. То есть МЧС – само по себе, а жители деревень, окружённые огнём, и задыхающиеся от дыма жители городов – сами по себе.

В странах, в которых не было такой прелести, как коммунистическая партноменклатура, министры бывалочи в отставку подают после таких событий. Но я готов заключить пари, что Сергей Кажугетович не только не лишится своего поста (о расформировании МЧС я даже не заикаюсь), а наоборот – получит какой-нибудь орден, что-нибудь типа «За заслуги перед Отечеством» какой-нибудь там степени. Ибо нужный человек на нужном месте. Да ещё с правильным номенклатурным прошлым. А деревеньки эти русские – да шут с ними. Мало их горело на Руси со времён Батыя? Поди отстроятся как-нибудь. Такая вот картинка вырисовывается.

PS: Люди серьёзные и очень информированные, сказывали в начале тысячелетия, что под началом Сергея Кужугетовича есть и ещё кое-что посерьёзнее, чем гражданская оборона и противопожарная служба. Ибо чрезвычайные ситуации в стране – это не только наводнения и землетрясения. Однако же мне думается, что если кто-то сильно рассчитывает на эту подмогу в час оный (коли это в самом деле более, чем слухи), то подмога может оказаться такой же, как нынешние действия МЧС в деле борьбы со стихией. Так что может не стоит надеяться?
Tags: Мысли вслух
Subscribe
promo germanych август 22, 01:07 142
Buy for 100 tokens
На фото: кадр из фильма «Что такое Совок?» Итак, свершилось. Наконец я домонтировал его. И приглашаю в кинозал на просмотр фильма-размышления « Что такое Совок?» Это мой первый опыт такого масштабного видеопроекта. Так это и первый опыт использования…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 147 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →